ЛитМир - Электронная Библиотека

я самый первый,

самый верный друг.

Листвы, детей и городов рожденья

смыкаются в непобедимый круг.

Привозят сад, снимают с полутонки,

несут в руках дубы и тополя;

насквозь прозрачный, отрочески тонкий,

стоит он, угловато шевелясь.

Стоит, привязан к палкам невысоким,

еще без тени тополь каждый, дуб,

и стройный дом, составленный из окон,

возносится в приземистом саду.

Тебе, сырой и нежный как рассада,

родившийся в закладочные дни,

тебе,

ровеснику мужающего сада,

его расцвет,

и зелень,

и зенит...

2

Так родился ребенок. Няня

его берет умелыми руками,

пошлепывая, держит вверх ногами,

потом в сияющей купает ванне.

И шелковистый, свернутый что кокон,

с лиловым номером на кожице спины,

он важно спит.

А ветка возле окон

царапается, полная весны.

И город весь за окнами толпится -

Нева, заливы, корабельный дым.

Он хвастает, заранее гордится

невиданным работником своим.

И ветка бьется в заспанную залу...

Ты слышишь,

спящий

шелковистый сын?

Дымят, шумят приветственные залпы

восторженных черемух и рябин.

Тебя приветствует рожок автомобиля,

и на знаменах колосистый герб,

и маленькая радуга,

над пылью

трясущаяся в водяной дуге...

3

Свободная от мысли, от привычек,

в простой корзине, пахнущей теплом,

ворочается,

радуется,

кличет

трехдневная беспомощная плоть.

Еще и воздух груб

для этих пальцев

и до улыбки первой -

как до звезд,

но родничок стучит под одеяльцем

и мозг упрямо двигается в рост...

Ты будешь петь, расти и торопиться,

в очаг вприпрыжку бегать поутру.

Ты прочитаешь первую страницу,

когда у нас построят Ангару!

1933

Порука

У нас еще с три короба разлуки,

ночных перронов,

дальних поездов.

Но, как друзья, берут нас на поруки

Республика, работа и любовь.

У нас еще - не перемерить - горя...

И все-таки не пропадет любой:

ручаются,

с тоской и горем споря,

Республика, работа и любовь.

Прекрасна жизнь,

и мир ничуть не страшен,

и если надо только - вновь и вновь

мы отдадим всю молодость -

за нашу

Республику, работу и любовь.

1933

Стихи и поэмы - _4.jpg

Майя

Как маленькие дети умирают...

Чистейшие, веселые глаза

им влажной ваткой сразу прикрывают.

.. .. .. .. .. .. .. .

Четыре дня - бессонница и жалость.

Четыре дня Республика сражалась

за девочку в удушье и жару,

вливала кровь свою и камфару...

Я с кладбища зеленого иду,

оглядываясь часто и упорно

на маленькую красную звезду

над грядкою сырого дерна...

Но я - живу и буду жить, работать,

еще упрямей буду я и злей,

чтобы скорей свести с природой счеты

за боль, и смерть, и горе на земле.

1933

«Путешествие. Путевка...»

Путешествие. Путевка.

Изучение пути.

И на каждой остановке

так и хочется сойти!

В полдень еду, в полночь еду,

одинешенька-одна.

Только дым летит по следу,

только легкая весна.

И висит в окне вагона

безбилетная звезда.

Сквозь пустынные перроны

пробегают поезда.

Поезда меридианы

перешли наискосок,

бьются ложечки в стаканах,

точно кровь звенит в висок.

И бормочут вслух колеса,

и поют в любом купе,

и от самого откоса

золотая кружит степь.

Если просят - запеваю,

не попросят - помолчу.

Никого не вспоминаю

и открыток не строчу.

4
{"b":"272965","o":1}