ЛитМир - Электронная Библиотека

И все то, что было вокруг -

огнь и лед

и шаткая кровля, -

было нашей любовью, друг,

нашей гибелью, жизнью, кровью.

В том году,

в том бреду,

в том чаду,

в том, уже первобытном, льду,

я тебя, мое сердце, найду,

может быть, себе на беду.

Но такое,

в том льду,

в том огне,

ты всего мне сейчас нужней.

Чтоб сгорала мгновенно ложь -

вдруг осмелится подойти, -

чтобы трусость бросало в дрожь,

в леденящую - не пройдешь! -

если встанет вдруг на пути.

Чтобы лести сказать: не лги!

Чтоб хуле сказать: не твое!

Друг, я слышу твои шаги

рядом, здесь, на местах боев.

Друг мой,

сердце мое, оглянись:

мы с тобой идем не одни.

Да, идет по местам боев

поколенье твое и мое,

и еще неизвестные нам -

все пройдут по тем же местам,

так же помня, что было тут,

с той железной молитвой пройдут...

1964

Из цикла «Анне Ахматовой»

1

...Она дарить любила.

Всем. И - разное.

Надбитые флаконы и картинки,

и жизнь свою, надменную, прекрасную,

до самой той, горючей той кровинки.

Всю - без запинки.

Всю - без заминки.

...Что же мне подарила она?

Свою нерекламную твердость.

Окаяннеишую свою,

молчаливую гордость.

Волю - не обижаться на тех,

кто желает обидеть.

Волю - видеть до рези в глазах,

и все-таки видеть.

Волю - тихо, своею рукой задушить

подступившее к сердцу отчаянье.

Волю - к чистому, звонкому слову.

И грозную волю - к молчанию.

1970

2. АННА АХМАТОВА В 1941 ГОДУ В ЛЕНИНГРАДЕ

У Фонтанного дома, у Фонтанного дома,

у подъездов, глухо запахнутых,

у резных чугунных ворот

гражданка Анна Андреевна Ахматова,

поэт Анна Ахматова

на дежурство ночью встает.

На левом бедре ее

тяжелеет, обвиснув, противогаз,

а по правую руку, как всегда, налегке,

в покрывале одном,

приоткинутом

над сиянием глаз,

гостья милая - Муза

с легкою дудочкою в руке.

А напротив, через Фонтанку, -

немые сплошные дома,

окна в белых крестах. А за ними ни искры,

ни зги.

И мерцает на стеклах

жемчужно-прозрачная тьма.

И на подступах ближних отброшены

снова враги.

О, кого ты, кого, супостат, захотел

превозмочь?

Или Анну Ахматову,

вставшую у Фонтанного дома,

от Армии невдалеке?

Или стражу ее, ленинградскую белую ночь?

Или Музу ее со смертельным оружьем,

с легкой дудочкой в легкой руке?

1970-1971

Ответ («А я вам говорю, что нет...»)

А я вам говорю, что нет

напрасно прожитых мной лет,

ненужно пройденных путей,

впустую слышанных вестей.

Нет невоспринятых миров,

нет мнимо розданных даров,

любви напрасной тоже нет,

любви обманутой, больной, -

ее нетленно-чистый свет

всегда во мне,

всегда со мной.

И никогда не поздно снова

начать всю жизнь,

начать весь путь,

и так, чтоб в прошлом бы - ни слова,

ни стона бы не зачеркнуть.

1962

1 Мамисонский перевал - один из самых высоких и красивых перевалов на Кавказе.

Стихи и поэмы - _9.jpg

64
{"b":"272965","o":1}