ЛитМир - Электронная Библиотека

CCIX

Скинув броню, шлем и меч, я повесил их на одно из дерев, принадлежащих Повелителю правоверных; возвратился туда, где был; надел..., разумеется, не римскую тогу... и стал сердиться...

Подле моей комнаты, за деревянной стеною, жил пылкий юноша. Часто исступления сердца его и исступления поэтической души нарушали первый сладкий сон мой. В отмщение за доставленную им мне бессонницу, подобно совести, которая подслушивает человеческие мысли, я приложил ухо к стене.

"Любить или не любить!" - вскричал он голосом Гамлета96.

"Себялюбие! предрассудки! закон, установленный папою Григорием Девятым97! обязанности! общее мнение... о, сколько препятствий!" - произнес юноша с отчаянием, похожим на отчаяние Лира, когда он говорит: Громы! молнии! вы не дети мои98!

"О, если б ты была свободна! если б голос не умер на устах моих, я бы сказал тебе: еще до существования моего я люблю тебя! я люблю тебя теперь! я люблю тебя за гробом Вселенной!.."

- Да! - думал я, - глагол люблю был бы глаголом божественным, если б не спрягался.

"Что мне уверять тебя, - продолжал юноша, - уверения лишают доверенности. Ты прекрасна, добродетельна; ты звезда, ласково светящая на меня с неба! Два звука, согласованные самою природою! - я и ты! - некогда они были одним существом; но какая-то враждующая сила разорвала его надвое, чтоб со временем, при встрече нашей, насладиться нашим страданием!..99

О, долго ль сон коварный длится?

Исчез очарованья мир!

Ты не моя, но ты кумир,

Пред коим вечно мне молиться!"

ССХ

Восклицания утихли... все умолкло... Я задумался... гений сна повеял крыльями...

Усни же, милый мой малютка,

Проживший десять тысяч дней

Игралищем слепых страстей,

Рабом послушным предрассудка!

Счастлив, когда в ночной тиши

Ты, как покойник, равнодушен

И сон твой кроток, не нарушен

Болезнью сердца и души!

День XXVIII

CCXI

Этот день я не намерен посвящать ни мирному странствию по Вселенной и по событиям, ни военным походам по Булгарии. Он так хорош, как 1-е майя. Но положим, что он и есть 1-е майя; и потому очень неудивительно, если кто-нибудь пригласит меня ехать вместе за город, в сад, в рощу...

Если слова: поедемте с нами! произнесены голосом, которого эхо отдается в сердце... если эти же слова повторены взором... о, тогда я еду непременно!

CCXII

Если любопытство читателей следует за мною на это гулянье, то... послушайте:

- Неужели? - сказало одно кубическое существо.

- Поверьте! - отвечало другое существо, которого я и описать не умею.

Ах, боже мой, какая жалость!

Тиранить так свою жену!

Ее неопытность и шалость

Считать за грех и за вину!

Ох, эта мне понятий древность!

Вот, умолчи и не злословь

В мужьях всевидящую ревность

И безотвязную любовь! Несносно!..

"О, это правда! - сказала одна юная дева, прекрасная, как невеста Океании. - Мужчины? - льстецы!.. мужья? - тираны!".

- Как эти речи странны мне!

Не понимаю! верно, вам уж

Не раз случалось, хоть во сне,

Влюбленной быть и выйти замуж? -

сказал я эфирному созданию, которое произнесло оскорбительные слова на весь мужской человеческий род.

Не знаю, понравился ли ей ритурнель, приделанный мною к ее песне о мужчинах, потому что, сказав, я в то же мгновение своротил на другую дорожку, остановился подле виноградного куста, сорвал зрелую, наливную, покрытую как будто инеем кисть и... вручаю ее тебе, милая, прелестная читательница! тебе, ангелу, подле которого и самое грешное существо освятилось бы новыми, высокими чувствами!

CCXIII

О юноша, оставь свои мечты!

Забудь коварные надежды и желанья!

Здесь радостей твоих заплетены цветы

В цепь неразрывную печали и страданья!

Оставь доверчивость и пристально смотри,

Как изменяются на всем от света краски:

Жди дня, о юноша, во время ли зари

Нам распознать любовь и непритворность ласки!

CCXIV

Не объясняя причины, по которой наскучил мне сегодняшний день, я предложил солнцу скорее скатиться на запад и осветить все заатлантические известные и неизвестные страны, где человек, по системе Кабаниса100, должен был первоначально быть растением, потом полипом, потом насекомым, потом орангутангом, потом диким человеком...

Стадо диких людей, которое мирно пасется на лугах, орошаемых алмазными струями реки...

Стадо диких людей, которое живет в мире со всеми животными...

Стадо диких людей, у которых нет долгов на земле, а людей на небе...

Это стадо... но что такое счастие и спокойствие без того, что рождает несчастие и беспокойствие?

ССХХ

- Ты слеп!

- Ложь!

- Видишь ли ты?

- Ничего не вижу, потому что ничего не видно!

- Поди уверь, что солнце не свеча,

Что бледная луна не тусклая лампада,

Что звезды светлые не золотые блестки

И не отличия, дарованные небу!..

Впрочем, слепота не грех. Но от этого шуму, от этой ветрености сердца, от этой болтливости языка, от этих нескромных взоров, от этого века, навьюченного ношею бедствий, я удаляюсь и, подобно Язону101, с моими аргонавтами сажусь на корабль, сделанный из зеркала.

32
{"b":"272978","o":1}