ЛитМир - Электронная Библиотека

Бовалле прошел через весь зал грациозной, небрежной походкой, которую Доминика так хорошо знала. На нем был богатый наряд из шелка и бархата и, как всегда, узкие брыжи. Рука небрежно лежала на эфесе шпаги, а глаза смотрели прямо на Доминику. Она увидела, какие они бесстрашные. В их синей глубине читался насмешливый вызов, как будто они говорили: «Ну что, разве я не говорил, что приеду?» Все в ней откликнулось на его отвагу. Да, ее возлюбленный — настоящий мужчина! Какой смелый, смеющийся возлюбленный!

Бовалле приблизился к ним и поклонился ее тетке.

— Ах, так вы пришли, шевалье, — сказала донья Беатриса, протягивая ему руку. — Мы немного поболтаем, только попозже. Позвольте представить вас моей племяннице, донье Доминике де Рада и Сильва. Этот господин, моя дорогая, — француз, который по воле благосклонного случая забрел в Испанию. Шевалье де Гиз.

Доминика, все еще не осмеливаясь до конца поверить своим глазам, увидела, как он протягивает руку, и почувствовала на себе его взгляд. Она протянула маленькую ручку, и длинные пальцы Бовалле обхватили ее. Глядя на его черноволосую голову, которую он склонил, целуя ей руку, девушка побоялась заговорить, чтобы голос не выдал ее волнения.

Это был настоящий поцелуй, а не обычное легкое прикосновение губ. Бовалле снова выпрямился и выпустил ее тонкие пальцы.

— Сеньорита, я чрезвычайно рад, — сказал он. — Однако донья Беатриса ошиблась: я приехал в Испанию вовсе не по воле случая. Я принял твердое решение сюда приехать.

Ее длинные ресницы опустились. Она почувствовала, что краснеет.

— В самом деле, сеньор? — еле слышно спросила она.

— Какое странное решение! — заметила донья Беатриса. — Неужели вы надеялись найти здесь что-нибудь занятное для себя?

Доминика подняла глаза и увидела, что Бовалле весело прищурился. Смеясь, он обратился к донье Беатрисе:

— О, дорогая сеньора, я явился сюда на поиски приключений. — Тут он, по-видимому, заметил дона Диего, стоявшего рядом с Доминикой. — Рад вас видеть, сеньор! Примите мои поздравления с днем рождения. — Его взгляд стал еще насмешливее. — Но вы наряжены, как жених, сеньор! Настоящий жених!

Дон Диего застыл, но тут же слегка пожал плечами от этой достойной сожаления фамильярности.

— Шевалье, вам не нравится мой наряд? — презрительно спросил он.

— Напротив, — весело возразил сэр Николас, — он напоминает мне о моей собственной свадьбе, срок которой приближается.

У Доминики, которая медленно обмахивалась веером, дрогнула рука. Бовалле просто играет с огнем! О, он безумен, божественно безумен!

— Поздравляю вас, — сказал дон Диего. — Позвольте найти вам партнершу для coranto[12].

Сэр Николас обернулся.

— Я буду просить донью Доминику оказать мне эту честь, — ответил он.

Она не успела вымолвить ни слова, как за нее ответил дон Диего:

— Сеньор, моя кузина не танцует.

— Как глупо! — заметила донья Беатриса, поворачивая голову. — Позвольте шевалье пригласить вас на танец. Никто не может сравниться с французами в умении танцевать.

— Если вы танцуете, кузина, окажите мне честь потанцевать со мной, — сказал дон Диего.

Сэр Николас крепко взял Доминику за руку.

— Дон Диего, я пригласил первым, — заметил он.

Дон Диего сердито взглянул на него и сделал быстрый шаг вперед, как будто собираясь вырвать руку Доминики у сэра Николаса. Он не заметил, как его роза упала на землю.

— Кузина, насколько я понял, вы не собирались танцевать!

— Вы уронили свой красивый цветок, — учтиво заметил сэр Николас.

Дон Диего повернулся к нему с перекошенным от злости лицом, забыв долг хозяина, и встретился с насмешливым немигающим взглядом холодных синих глаз. Сэр Николас все еще держал Доминику за руку, но брови его были лукаво приподняты, как бы говоря: «Вы хотите поссориться? Только скажите!»

Донья Беатриса вмешалась, чтобы положить конец неловкому положению. Ее веер коснулся плеча Доминики.

— Послушайтесь моего совета, дорогая, и идите с шевалье. Решения принимаются для того, чтобы их нарушать.

Дон Диего, судя по всему, опомнился. К нему вернулось его хладнокровие, и он поклонился.

— Кузина, я менее счастлив, чем шевалье. Я приглашаю вас на следующий танец.

— Как вам угодно, кузен. — Доминика мельком взглянула в лицо Бовалле и снова опустила глаза. Покоряясь увлекавшей ее руке, она прошла с ним в бальный зал.

— Да сжалится надо мной Господь, я родила дурака! — вздохнула донья Беатриса. — Мой бедный сын, вы неловко беретесь за дело.

— Она сделала это, чтобы надо мной посмеяться! — горячился он.

— Даже если так, это неплохой признак, — ответила ему мать. — Но когда такой мужчина, как шевалье, просит о чем-нибудь, вряд ли найдется хоть одна женщина, которая откажет ему. Потому что, да будет вам известно, то, о чем он просит, он мог бы взять.

— Он невыносим! — заявил Диего. — Моя шпага жаждет отведать его крови.

Улыбка доньи Беатрисы стала шире.

— Смею заметить, что шевалье ловко управляется со шпагой, — сказала она. — Не думаю, что вам следует бросать ему вызов.

С минуту дон Диего стоял нахмурившись.

— Кажется, вам хотелось, чтобы она пошла с ним, — посетовал он.

— Да, хотелось, — невозмутимо ответила ему мать. — Девушка увидела очень привлекательного мужчину, в улыбке которого больше очарования, чем у кого-либо в этом зале, мой бедный сын. У нее явилось искушение нарушить клятву, и я посоветовала ей потанцевать. Если бы я сделала это ради вас, она бы вообще не стала танцевать. А теперь ей неудобно будет отказать, если вы ее пригласите.

В бальном зале у Доминики почти не было возможности поговорить с сэром Николасом. Она опасалась, что услышанная кем-нибудь фраза выдаст его, так что первое время танцевала молча, лишь красноречиво глядя ему в лицо. На секунду они приблизились друг к другу, и она прошептала:

— Вы приехали! Как вы осмелились?

— Разве я не дал вам слово, маленький скептик?

Они снова разошлись и больше не могли беседовать, так как другая пара была слишком близко. Музыка прекратилась. Сэр Николас поклонился, и тут же рукой Доминики завладел дон Диего.

Следующий час был сплошным мучением: дон Диего не отходил от нее. Девушка могла только наблюдать за Бовалле через зал, страстно желая остаться с ним наедине. Казалось, что ей не представится такая возможность, но вскоре кузена отвлекли, и ему пришлось пригласить на танец другую даму. Доминика быстро огляделась, увидела свою тетку на другом конце комнаты и спряталась за какую-то сеньору внушительных размеров. Затем она проскользнула вдоль стены, туда, где тяжелые портьеры скрывали маленькую комнату. Зная, что Бовалле за ней следит, она скрылась за портьерой и, задыхаясь от волнения, принялась ждать.

Занавес колыхнулся. Перед ней стоял Бовалле. Протянув руки, Доминика бросилась к нему со слезами счастья на глазах.

— О, неужели я вижу вас снова! — прошептала она. — Я не думала, что это возможно!

Бовалле взял ее руки и прижал их к своей груди.

— Тише, любовь моя! Это опасно. — Он говорил еле слышно, но быстро и решительно. — Мне нужно переговорить с вами наедине. Куда выходят окна вашей комнаты?

— В сад. Ах, Николас, мне так вас недоставало!

— Моя любимая! — Бовалле крепче прижал ее к себе. — Ваша служанка спит у вас в комнате?

— Нет, я одна. — Она с удивлением взглянула на него.

— Когда все в доме уснут, поставьте на окно лампу — это будет сигналом для меня. Вы можете мне довериться?

— Вы же знаете, что я могу довериться только вам. Что вы хотите сделать?

— Забраться к вам, радость моя, — ответил он и улыбнулся при виде ее изумления. — Какие еще окна выходят во двор?

— Моей служанки… гардеробной кузена… некоторых слуг.

— Хорошо. — Он поцеловал ей руку. — Ждите меня, как только подадите знак. Терпение, моя птичка!

Отпустив ее, он отступил назад. Портьеры раздвинулись, и он исчез.

вернуться

12

Куранта (исп.) — старинный западноевропейский танец.

30
{"b":"272985","o":1}