ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Соломон

Соломон (евр. Шеломо, араб. Сулейман) — третий и величайший царь израильского народа. Второй сын Давида от Вирсавии, С. еще при жизни отца был назначен ему преемником и вступил на престол 16-тилетним юношей. Воспитанник пророка Нафана, С. был от природы одарен светлым умом и проницательностью. Прежде всего он позаботился водворить внутренний мир вокруг престола и окружить себя доверенными лицами, с помощью которых он мог свободно вести и внутреннюю, и внешнюю политику. Царствование его сделалось синонимом мира и народного благоденствия. Египетский фараон выдал за него, свою дочь, за которой С. получил в приданое важный город Газер, командовавший равниной Филистимской — этой большой дорогой между Египтом и Месопотамией. Быстро развилась торговля, много содействовавшая обогащению как двора, так и всего народа. В Иepycaлиме скопливалось так много драгоценных металлов, что золото и серебро, по библейскому выражению, сделались как бы равноценными простому камню. Устроив внутренние дела государства, С. приступил к сооружению храма, который впоследствии сделался знаменитейшим из храмов не только по его внутреннему значению, но и по внешнему великолепию и красоте. При этом С. пользовался добрыми услугами своего соседа — царя тирского, Хирама, который снабжал его как лесом и другими строительными материалами, так и первоклассными художниками и архитекторами. Храм (начатый в 480 г. после исхода из Египта, следовательно около 1010 г. до Р. Хр.) закончен был в 7 1/2 лет, после чего было совершено торжественное его освящение. Соседние государи предпринимали путешествия издалека, чтобы повидать еврейского царя, слава о мудрости и делах которого успела распространиться по всему востоку. Таково было посещение царицы Савской . Роскошь С. требовала огромных средств, которые и доставлялись быстро развивавшейся мировой торговлей. Особенно важен был в этом отношении союз с Тиром, главным городом Финики, тогдашней владычицы Средиземного и других морей. К нему стягивалась торговля из всех стран Азии, но так как все главные азиатские торговые рынки находились в подчинении у С., то и вся торговля по необходимости проходила чрез его владения, и самый Тир был лишь как бы богатейшим портом Палестины, находясь в полной зависимости от нее и в продовольственном отношении, так как она была главной и почти единственной житницей финикийских городов. Чтобы стать еще независимее от финикиян, С. завел свой собственный флот, корабли которого делали далекие плавания и привозили как золото, так и редкие произведения. Корабли С. доходили до Геркулесовых столбов. Торговля давала казне С. большой ежегодный доход в 666 талантов золота (1 тал. = 125000 руб. зол.). В эту лучшую пору своего царствования С. вполне воплотил в своем лице идеал того «царя мира», о котором мечтал миролюбивый народ и память о котором впоследствии сохранялась в предании. Но окружавшая его восточная роскошь не замедлила оказать на С. свое развращающее влияние. Подобно другим восточным деспотам, он предавался неумеренному сладострастию, завел огромный гарем («и было у него 700 жен и 300 наложниц»); под влиянием иноземных жен-язычниц, он ослабел в своей ревности к вере отцов и в самом Иерусалиме, к ужасу народа, построил капища для культов Молоха и Астарты. Усилившиеся до крайности налоги стали обременять народ, который роптал и жаловался; блистательное царствование С. закончилось грозными признаками внутреннего разложения. История не говорит, как повлияли на него все эти испытания и тревоги, но оставленные им книги и особенно «Екклесиаст» дополняют картину его жизни. Тут мы видим человека, который испытал все удовольствия жизни и до дна испил чашу земных радостей, и все-таки остался неудовлетворенным, и в конце концов с грустью восклицает: «Суета сует, все суета и томление духа»! С. умер в Иерусалиме на 40 г. своего царствования (1020 — 980 г. до Р. Хр.). История его жизни излагается в 3 книге Царств и 2 кн. Паралипоменон. См. Лопухин, «Библейская История при свете новейших исследований и открытий», т. II.

А Лопухин.

Соломоновы о-ва

Соломоновы о-ва, также архипелаг Новой Георгии, расположены в Тихом океане, между 5 — 11° южн. шир. и 154°40' и 162°30' вост. д. от Гринвича. Группа С. овов состоит из 7 больших и множества малых о-вов и в общем занимают около 43900 кв. км. Острова гористы (высшие точки Бальби, 3067 м., на о-ве Бугенвиле и Моунт-Ламмас, 2440, на ове Гвадалканаре). На о-ве Саво — действующий вулкан. Острова покрыты богатой растительностью (сандаловое и черное деревья; кокосовые пальмы; бананы, сахарный тростник). Разнообразные виды пернатого царства (попугаи, медососы, голуби, ласточки и др.). Ловля трепанга. Населениe, ок. 176 тыс. меланезийцев, занимается земледелием и охотой. Судоходство, вследствие множества коралловых рифов, затруднено. С 1886 г. сев. часть группы (крупные ова Бука, Бугенвиль, Шуазель, Изабелла и и др. малые), всего 22200 кв. км. и 90 тыс. жит., принадлежит германской сфере влияния, а южн. часть (Новая Георгия, Гвадалканар, С. — Христобаль и др.) британской (21700 кв. км. и 87 тыс. жит.). Ср. Gruppy, «The Solomons island» (1887).

Солон

Солон ( Solwn ) — знаменитый афинский реформатор и законодатель, один из «семи мудрецов», элегический поэт. По отцу принадлежал к знатному эвпатридскому роду Кодридов, а по матери был родственником Пизистрата. Год рождения С. точно неизвестен. Вообще, большая часть дошедших до нас биографических данных о С. отличается сомнительной достоверностью; в них много легендарных украшений. Отец С. не обладал большими средствами и не пользовался влиянием, так что С. принадлежал к людям среднего круга. Уже в молодости он стал заниматься торговлей, к чему его побудили расстроившиеся денежные дела его дома. По торговым делам он много путешествовал. Во время путешествий С., по преданию, приходил будто бы в соприкосновениe со знаменитейшими мудрецами того времени (Периандром Коринфским, Фалесом Милетским, Анахарсисом). По широко распространенному в древности воззрению, опиравшемуся на существование среди Солоновых элегий элегии о Саламине, С. приобрел известность завоеванием у мегарян острова Саламина. Вследствие нескольких неудач, которые понесли афиняне в борьбе с мегарянами из-за Саламина, предложения, клонившиеся к возобновлению борьбы за «желанный» остров, были, будто бы, запрещены под страхом смертной казни. Тогда С. притворился помешанным и прочел на площади свою элегию. Воодушевленные ею афиняне начали войну и, под начальством С., завоевали остров. Этот рассказ представляет легенду: остров Саламин был завоеван, вероятно, позднее, Пизистратом (к тому времени относится, может быть, и знаменитая элегия). Другой заслугой, стяжавшей С. широкую славу, предание считало возбуждение им греков к священной войне против г. Кирры, жители которого обижали дельфийское святилище. Наконец, С. приписывалось участие в разрешении дела о лицах, виновных в святотатственном избиении приверженцев Калона : С. будто бы убедил виновных подчиниться суду тридцати. Говорили, что он подружился с очищавшим город критским жрецом Эпименидом. Вероятнее всего, что действительной причиной возвышения С. и его широкой популярности была его поэтическая деятельность. С. писал преимущественно элегии, темами для которых он брал нравственные, социальные и политические вопросы. По сохранившимся (главным образом у биографов С., напр. у Плутарха, и у Аристотеля в «Афинской политии») отрывкам его элегии мы можем составить себе понятие о его личности и нравственной философии. Подобно другим «мудрецам» того времени, С. интересовался преимущественно вопросами практической морали. Он был врагом несправедливости и всяких крайностей: ему приписывалось изречение: mhden agan = «все в меру». Благодаря своим элегиям, С. приобрел популярность, как сторонник необходимых реформ, выказывавший сочувствие угнетенному демосу. Внутреннее состояние Афин было в то время (в конце VII и в начале VI в. до Р. Хр.) очень печально; масса находилась в невозможных экономических и политических условиях. Болышая часть земли принадлежала немногим эвпатридским родам, так как к ним переходило много крестьянских участков, вследствие задолженности массы крестьян. Mногиe попадали в положение гектемориев, т. е. наемных рабочих, обрабатывавших земли знатных за шестую часть урожая, т. е. долю, слишком незначительную. Многие за долги попали в личную кабалу, некоторое были проданы за границу. Наконец, в руках эвпатридов находились всецело и управление, и суд (четвертая глава Аристотелевской «Афинской политии» подложна: рисуемый ею политический строй не мог существовать до С.). Кроме богатой знати и приниженной массы бедняков, существовал уже довольно многочисленный средний класс, созданный новыми экономическими факторами: торговлей и промышленностью. Этот класс, вместе с бедняками, был заинтересован в реформах — и на него должен был опираться С., равно как и на наиболее благомыслящую часть эвпатридов. Социальная рознь грозила опасной борьбой, результатом которой могла быть тирания. По преданию, некоторые убеждали С. стремиться к тирании, но он отказался, потому что «тиран гибнет сам и губит свой дом» — мотив отказа, очень характерный для греческой морали того времени. Наконец, эвпатриды сделали уступку: С. был по общему соглашению выбран примирителем и архонтом, с полномочием произвести необходимые преобразования (594 — 593 г.). С. начал свою деятельность с облегчения экономического положения массы, с «сейсахфии (сисахтии)». Сейсахфия была мерой радикальной: она состояла в отмене всех долгов, которые обеспечивались землей или личностью должника (некоторые думают, что были уничтожены все вообще долги, но это сомнительно). Те, кто за долги попал в личную зависимость, были освобождены. С. принял меры и к тому, чтобы возвратить на родину по возможности всех, кто за долги был продан за пределы Аттики: их выкупали, но на какие средства — неизвестно. Затем С. запретил заключать долговые сделки, в которых долг обеспечивался бы личностью должника. Сейсахфия расчистила почву для дальнейших реформ. После нее С. преобразовал государственное устройство, так как прежний строй уже не соответствовал новым условиям. Сейсахфия была единственной радикальной мерой С.; во всей остальной реформаторской деятельности он выказывает склонность к «золотой середине», к умеренности, к возможному примирению новых требований с сохранением старого. Законодательная деятельность С. не ограничилась сейсахфией и реформой госуд. устройства: он реформировал все афинское право, за исключением уголовного, которое С. оставил в том виде, как его установил Дракон. С. внес изменения, во-первых, в семейное и родовое право (законы о сиротах-наследницах, очень важный закон о наследовании, дозволивший при отсутствии детей распоряжение имуществом по завещанию, чем нанесен был удар родовой замкнутости, и др.). Он ограничил приобретение земли (чтобы воспрепятствовать скоплению ее в немногих руках), регулировал отношения соседей по землевладению (напр., запретил затенять посадками на границе землю соседа), пользование источниками воды, установил некоторые правила, касающиеся торговли (запретил вывоз из Аттики сельскохозяйственных продуктов, кроме масла), преобразовал меры, вес и монету (ввел в Афины эвбейскую систему), допустил свободу ассоциаций для религиозных, торговых и других целей, принимал меры против роскоши (и в частности против роскоши женщин). Из других законов С. важное значение имело дозволение каждому приносить жалобы на несправедливость, причиненную даже лицу, совершенно постороннему для жалобщика, и требование, чтобы во время волнений и междоусобия каждый примыкал к одной из борющихся парий; кто не исполнял этого, подвергался атимии (цель этого закона — предохранить город oт продолжительных смут и от захвата власти энергическим меньшинством, опирающимся на политический индиферентизм массы). Законы С. были написаны на деревянных таблицах (кирбах), заключенных в рамы, поворачивавшиеся на оси. Так как подлинный текст этих законов не сохранился, то трудно определенно указать, какие из них действительно были изданы Солоном и какие лишь впоследствии приписаны ему. Реформированное С. право оказалось живучее установленного им политического строя и оказало влияние на некоторые позднейшие законодательства (напр., на римские законы XII таблиц). С. назначил изданным им законам столетний (по другим известиям — десятилетний) срок и уехал из Афин. Он имел ввиду свои торговые дела и желал избежать последствий неудовольствия, которое он возбудил во многих своими реформами: в отрывке одной из элегий он сам говорит, что многие были недовольны им, так как он не произвел передела всей земли, на который они надеялись; другие (знатные) думали, что и так он зашел слишком далеко. Полагали, что С. посетил тогда Кипр, Египет и Лидию (известный легендарный рассказ о его пребываи при дворе Креза). Возобновившаяся в Афинах борьба партий в конце концов привела к установлению тирании Пизистрата, которой С. пытался противодействовать. Когда тирания утвердилась, С. все-таки остался в Афинах, где, по-видимому, вскоре и умер.

118
{"b":"273","o":1}