ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У многих растений (двудольных, хвойных) С. в молодом состоянии бывает иначе устроен, нежели в более старом; различают первичное и вторичное строение. (Сначала молодой С. состоит из кожицы, одевающей его со всех сторон, основной ткани и сосудисто-волокнистых пучков. Кожица — обычного строения; основная ткань состоит из паренхимы, в которой для сообщения С. прочности развиваются еще механические ткани: колленхима или склеренхима, в виде сплошных слоев, дуг, отдельных участков и пр.; развиваются в паренхиме еще млечники, масляные, смоляные ходы, воздушные полости; иногда в середине С. вдоль каждого междоузлия паренхима исчезает, заменяясь большой полостью; такой полый С. свойственен напр. злакам и называется соломиной; в узлах соломины серединная полость обыкновенно прерывается прослойками основной ткани. Сосудисто-волокнистые пучки у однодольных растений бывают разбросанными без порядка, скучиваясь больше к периферии; у двудольных же растений и у хвойных они располагаются кругом, так что у таких растений С. явственно бывает расчленен на четыре области: кожицу, кору, сосудисто-волокнистые пучки и сердцевину; прослойки основной ткани между сосудисто-волокнистыми пучками называются сердцевинными лучами. Толщина коры, сердцевины, количество пучков у разных растении различны, различны они у одного и того же растения, смотря по диаметру С. Сосудисто-волокнистые пучки, пробегая вдоль С., ветвятся, соединяются между собою, отходят в листья, в ветви. Первичное строение сохраняется, с весьма ничтожными изменениями, у папоротников, однодольных (исключая только некоторых Agave, Jucca, Dracaena) и немногих двудольных; у большинства же двудольных, а также у хвойных оно изменяется до неузнаваемости. Это изменение обусловливается, во-первых, тем, что с поверхности С., вместо кожицы, развиваются новые кроющие ткани — перидерма и позже корка, а внутри С. появляются новые сосудисто-волокнистые пучки, разрастаются старые, так что возникает вторичный луб и вторичная древесина; возникновение их обусловливается деятельностью камбия, залегающего сплошным кольцом между древесиной и лубом. Древесина развивается обыкновенно сильнее, нежели луб, так что ствол состоит главным образом из древесины, где заметны бывают годичные кольца, образующиеся благодаря периодической деятельности камбия. Следовательно, ствол дерева состоит из следующих частей: перидермы (или корки), коры, состоящей из коры собственно и из луба, камбия и древесины, изрезанной сердцевинными лучами; сердцевины же иногда не бывает, иногда она развита весьма мало. Так как камбий состоит из тонкостенных, легко разрываемых клеточек, то перидерма (корка) и кора легко отделяются от древесины. Древесина у одних деревьев сплошь одинакового цвета и одинакового качества, у других растений центральная часть древесины отличается от периферической своим цветом (она темнее), плотностью и прочими качествами; у таких растений древесина разделяется на ядро (центральную часть) и заболонь. Благодаря развитию большой массы древесины, С. приобретает возможность выносить значительную тяжесть множества появляющихся на нем сучьев, веток, листьев и плодов. Не затрудняется в таком С. и проведение питательных веществ от корня к листьям и обратно, так как во вторичном лубе залегают решетчатые трубки, служащие для проведения веществ, вырабатываемых растением, а в молодой древесине (т. е. в заболони) находятся трахеиды и трахеи, по которым проходят вода и вещества, поглощаемые корнем; в старой же древесине хотя и находятся те же элементы, но она имеет назначение чисто механическое, а именно доставлять прочность С.; вот почему дуплистые деревья живут по многу лет, не страдая от недостатка серединной части древесины, пока ветер не свалит их. Вторичная древесина представляет кроме того место, где отлагаются про запас, на зиму, запасные питательные вещества, потому что в состав ее, кроме проводящих элементов (а также механических, т. е. древесинных волокон, так назыв. либриформа), входят паренхиматические клеточки, либо разбросанные среди проводящих элементов, либо сгруппированные в ряде более или менее коротких, более или менее высоких, то толстых, то тонких сердцевинных лучей. Зимой эти клеточки сплошь набиты крахмалом и другими веществами. Таковы внешняя форма и строение С., как органа, поддерживающего в воздухе на свету, листья и плоды. Форма С. имеет большое значение в описательной ботанике. Кроме указанных форм, вообще С. бывают:

I. По форме междоузлий и узлов: 1) цилиндрические (обычная форма), 2) нитевидные (когда междоузлия очень тонки и очень длинны), 3) узловатые (когда междоузлия тонки, а узлы вздуты, напр. у зонтичных, гвоздичных и др.), 4) членистые (когда узлы более или менее отделены от междоузлий, так что С. становится ломким, напр. у Salicornia, хвощей), 5) крылатый (когда листья низбегают по С.).

II. По направлению различают: 1) прямые С., 2) изогнутые вправо и влево, 3) коленчатые (когда междоузлия расположены под углом друг к другу, напр. у Alopecurus geniculatus), 4) поникшие, 5) нагнутые, 6) вьющиеся вправо или влево, 7) лазящие, 8) прямостоячие, 9) простертые или лежачие, 10) приподнимающиеся, 11) ползучие. С. второго и пр. порядка, т. е. ветви бывают: 1) прижатые к С., 2) отстоящие (оттопыренные) и тогда либо 3) прямые, либо 4) горизонтальные, либо 5) плакучие. Наконец, различают еще следующие формы С.: 1) толстый, мощный, одревесневший С. — ствол (truncus); у деревьев (ствол ветвится только наверху), у кустарников (ветвится, начиная с самого низу) и у полукустарников (ствол такой же, как у кустарников, но ветви через год или два отмирают и бывают не длиннее метра). 2) Колонообразный С. (caudex) — толстый, мощный, одревесневший многолетний С. (т. е. ствол), обыкновенно не ветвистый, несущий на верху корону крупных листьев (у саговых пальм, у веерных, перистых пальм, у древовидных папоротников). 3) Травянистый С. собственно (caulis); он называется 1) стрелкой (scapus), если он не ветвистый и несет листья только при корне, а наверху заканчивается цветком или соцветием, 2) плетью (усом, flagellum), если он нитевидный, стелющийся по земле, слабый и укореняющийся в узлах, 3) соломиной (culmus) у злаков. С. имеет иногда иное назначение и, соответственно этому, меняется его форма и его строение. Так, некоторые ветви принимают на себя защиту растения от нападения животных; тогда они становятся безлистными и превращаются в колючки (aculeus), напр. у терна, боярышника; у других растений ветви помогают С. цепляться за подпорку и превращаются в усики или завитки (cirrhi), напр. у винограда, страстоцвета. Служит С. также органом, при посредстве которого растение перезимовывает, и тогда он превращается в клубень (tuberus), напр. у картофеля, шафрана, луковицу (bulbus), напр. у лилии, корневища (rhizoma), напр. у касатика и мн. др. Принимает на себя С. и функции листа и становится тогда плоским, представляя так назыв. кладодии (у спаржи, Ruscus и у др.). С. появляется в растительном царстве довольно рано, а именно у мхов, но у них он бывает весьма небольшим и очень простого строения; так в нем не развивается сосудисто-волокнистых пучков и лишь в центре его находятся вытянутые в длину клеточки — волоконца, которые и служат для проведения питательных веществ.

С. Р.

Стебут Иван Александрович

Стебут (Иван Александрович)— заслуженный профессор, общественный деятель, писатель и практик по сельскому хозяйству. Род. в 1833 г. В 1850 г., окончив курс 2-й спб. гимназии, зачислился в студенты Горыгорецкого земледельческого инст. В 1854 г. был оставлен при названном институте преподавателем и помощником управляющего фермой, а осенью 1860 г.. по возвращении из заграничной трехлетней командировки, получил там же профессорскую кафедру. Еще раньше, а именно в 1856 г. С. был командирован в Прибалтийские губ. для изучения местных образцовых хозяйств, при чем отчет об этом путешествии был премирован министерством госуд. имущ. За время пребывания за границей, особенно долго оставался в Иене, где занимался изучением естественных наук, главным образом химии под руководством Лемана. В бытность С. за границей, он ознакомился почти со всеми высшими сельскохозяйственными учебными заведениями Германии, Франции, Бельгии и Англии, прослушал там ряд систематических курсов, осмотрел много выдающихся хозяйств, исполнил несколько поручений от своего министерства. Вернувшись в Россию в 1860 г., занял должность младшего профессора института, вел со студентами, кроме того, занятия по политической экономии. На этом поприще С. сказался энергичным деятелем. Желая сделать преподавание более плодотворным и вместе с тем внести живую инициативу в среду учащихся, С. организовал так назыв. «семинарии», на которых читались, обсуждались и критиковались студенческие сочинения. Много сделал также за время пребывании в институте и для пополнения и обогащения сельскохозяйственного музея различными коллекциями, выбранными и приобретенными на лондонской всемирной выставке в 1862 г. В 1868 г., по защите в спб. университете магистерской диссертации «Известь, как средство восстановления плодородия», был переведен на короткое время в спб. сельскохозяйственный институт, но в сентября того же года был уже назначен профессором во вновь учрежденную в Москве Петровскую сельскохозяйственную академию, которой и принадлежит дальнейшая деятельность С., как профессора земледелия. Совместно с чтением лекций он занялся организацией вспомогательных учреждений при академии — сельскохоз. музея, опытного поля и агрономической лаборатории, приспособленной им для самостоятельных студенческих исследований, деятельно способствовал основанию комитета сельскохоз. консультаций и основанию местного сельскохоз. печатного органа («Русское Сельское Хоз.»), редактором которого был в течение двух лет, явился главным устроителем и работником московской политехнической выставки, выступал лектором в целом ряде публичных чтений, как в Москве, так и в С. Петербурге. Часть таких лекций была обработана впоследствии в книгу «Основы полевой культуры» (изд. 2, т. I и II, М., 1882-84). Летом С. один и с своими учениками посещал разные местности России, изучал положение сельскохозяйственного промысла в разных ее полосах, при чем плодом таких исследований явилась книга «Статьи о русском сельском хозяйстве, его недостатках и мерах к его усовершенствованию» (1857-82; СПб., 1883). С особенной отзывчивостью приходил на помощь отечественному сельскому хозяйству при обсуждении различных вопросов, рассмотрении разных уставов правительственных и земских сельскохоз. школ и, наконец, при составлении общедоступных изданий в помощь хозяевам-практикам, принужденным в корень переустроить свои хозяйства после «Положения» 61 г. В особенности здесь следует остановиться на «Настольной книге», весьма ценном по массе обработанного материала издания, значительная часть текста которого принадлежит его перу. Независимо от сего, в качестве организатора или эксперта, он принимал деятельное участие во всех выдающихся выставках как русских, так и иностранных, на различных конкурсах сельскохоз. машин и орудий, при чем в особенности уделял много внимания конкурсам «плужным». С. не оставлял в стороне и сельскохоз. практической деятельности. Именье «Кроткое» (Тульской губ.), по своему техническому и экономическому благоустройству, представляет тому наглядный пример. Высокое уважение нашего общества к трудам С. выразилось не только избранием его в члены различных ученых и сельскохозяйственных обществ, но и в самых сочувственных приветствиях в день празднования 35-летнего юбилея (21 ноября 1889 г.) ученой и сельскохоз. практической деятельности, при чем инициативу празднования взяла на себя академия. Выйдя, по закрытии академии, в которой он пробыл 30 лет, в отставку, С. не прерывал своих практической сельскохоз. деятельности и литературных работ. Он занялся с особой любовью и настойчивостью пропагандированием специального сельскохоз. женского образования и успел увидеть успехи своих забот по этому предмету: летом текущего 1900 г. были организованы при моск. сельскохоз. учебных заведениях специальные женские сельскохоз. курсы, которыми, надо полагать, положено в России начало высшему женскому образованию в области сельскохоз. знаний. С начала 1898 г. С. занимает пост председателя ученого комитета мин. землед. и госуд. имуществ, состоя в тоже время членом совета министра и попечителем богородицкого среднего сельскохоз. училища. Кроме упомянутых сочинений, С. напечатал много статей, переводов и переделок иностранных руководств. Приводим названия некоторых: «Гипсование почвы» («Сельское Хоз. и Лесов.», 1868, ч. 47 и 48); «Сельскохоз. знание и сельскохоз. образование» (М., 1870; 2 изд. М., 1889); «Истощение и удобрение почвы» («Рус. Сельск. Хоз.», т. II); «О посеве вообще и рядовом в особенности», «Обработка почвы» («Рус. Сельск. Хоз.», 1871), «Обеспечение скота кормовыми средствами в сев. и на рубеже сев. и средней полосы России» (М., 1871); «Возделывание льна» (М., 1872); «Сельскохоз. школа» («Вестн. Европы», 1872, XII), «О недостатках современного положения сельскохоз. промышленности» («Тр. Валуевской Комиссии», 1873), «О мерах к подготовлению хороших управляющих» (1876); «О величине хоз. единицы и обеспечении скота кормовыми средствами в средней черноземной полосе России»; «Из моей сельскохоз. практики» («Тр. Вольн. Эконом. Общества», 1886 — 87), «Учебник частного растениеводства: полеводство» (СПб., 1888; вып. I); «Нуждается ли русская интеллигентная женщина в специальном сельскохоз. образовании» (СПб., 1891): «Облесение лощин, укрепление оврагов и обсадка полей в с. Кротком» (М., 1895); «О постановке профессионального образования в связи с постановкою общего образования» (М., 1898).

142
{"b":"273","o":1}