ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сенат в императорское время. Внешние формы, выработанные С. для своих действий, сохранились, в общем, и при принципате, но значительно изменились состав и компетенция С. Во время перехода от республики к принципату С. значительно возрос в своем составе, вследствие неограниченности магистратских компетенций Цезаря и триумвиров. Август в два приема (в 29 и 18 г. до Р. Хр.) свел число сенаторов до нормального, т. е. до 600; и впоследствии он несколько раз пересматривал списки сенаторов. Регулярное пополнение С. оставалось, однако, то же: как и прежде, в его состав вступали все бывшие магистраты; более точная нормировка прохождения магистратур привела к установлению минимального возраста для поступления в С. (не ранее 25-ти лет). Влияние императора на состав С., кроме упомянутого пересмотра списков, ограничивалось его правом рекомендовать кандидатов в магистраты и принимать в состав С. желательных ему лиц (adiectio), с дарованием им прав бывшего магистрата (консула, претора и т. д.). Наконец, он же следил за тем, чтобы сенатор имел установленный при Августе ценз в 1000000 сеет. При Домициане цензорская власть, а следовательно и право изгонять из С., сделалась всецело прерогативой императоров. Влияние народа на состав С. окончательно прекратилось, когда при Тиберии выбор магистратов перешел к С. Еще важнее было изменение общего положения С. За С. было признано фактически отвоеванное им от магистратуры право на управление государством; ему даже даны были новые прерогативы — судебная власть, право выбора магистратов, право законодательства, — т. е. теоретически наряду с императорской властью была создана другая, делившая с нею компетенцию; ярче всего новое положение дел выражается в моммзеновском термине дгархия. При всем том С. фактически потерял почти совершенно свое влияние на ход государственных дел, так как фактическая власть находилась в руках принцепса, имевшего право вмешиваться во все дела, входившие в состав и прежней, и новой компетенции С., и решать их по своему усмотрению. Из своих прежних прав С. формально сохранил свое право совета, по изменившееся положение дел освободило магистрата от обязательства испрашивать советы С. То, что составляло основу могущества С. при республике — право совета в военных. иностранных и финансовых делах — фактически ушло от него, так как эти вопросы перестали в нем обсуждаться. Менее ощутительно, чем в военных и иностранных делах, это сказалось на финансовой компетенции. Деление провинции на императорские и сенатские, признание за С. права на распоряжение aerarium Saturni несколько затемнили тот факт, что большинство финансовых дел постепенно, через выделение, перешли в руки принцепса. Из новых прав право уголовного суда, при фактической зависимости С. от императора, теряло всякое политическое значение; право выбора магистратов и пополнение С. было иллюзией, В виду права императора на commendatio и adiectio; право законодательства ограничивалось узкими рамками, важнейшие дела (отношения к внеримскому Миру, война, мир, договор и т. п.) перешли к императору; право дарования римского гражданства и право регулировки отношения общин к Риму также сосредоточилось в руках императора. Наконец, с сенатским законодательством могущественно конкурируют императорские эдикты и constitutiones, хотя формально они и не идентифицируются с законами. Все эти ограничения С. ведут к тому, что роль его и политическая, и административная постепенно сводятся на нет; те области, где он еще как будто сохраняет кажущийся суверенитет — т. е. сенатские провинции и некоторые части финансового управления — постепенно уходят от него, вследствие стремления императоров нивелировать администрацию империи, и положение С. после Диоклетиана есть только узаконение совершившегося факта. Теперь С. даже уже не совещательный орган императорской власти, а только «место публикации императорских законов»; рядом с этим он сохраняет еще компетенцию городского совета двух столиц — Рима и Константинополя. См. Mommsen, «Romisches Staatsrecht» (III, 2). Взгляды Моммзена оспаривает WiIlems («Le senat de la Repubinque rom.», т. I — II) не всегда основательно; ср. его же, «Le droit public romain» и другие руководства по римскому госуд. праву, а также Bloch, «Les origines du senatromain», и Lecrivain, «Le senat romain depnis Diocletien» («Biblioth. de l'ecole franaise», fasc. 29 и 52).

М. Ростовцев.

Сенека

Сенека: 1) Луиций Анней С., известный также под прозванием ритора, отца и старшего, уроженец Кордубы (родился около 54 до Р. Хр., умер около 39 г. по Р. Хр.); происходил из богатой всаднической семьи; в Риме изучал красноречие под руководством Ареллия Фуска, Пассиена, Альбуция Сила, Луция Цестая, Папирия Фабиана и др., готовясь сделаться адвокатом. О деятельности его нам почти ничего неизвестно. Во время междоусобных войн 1 в. он стоял на стороне Помпея и недоброжелательно относился в Цезарю, что отразилось на Лукане и С. младшем. В зрелых годах он женился на уроженке Кордубы Гельвии, от которой у него были три сына: Галлюн Новат, С. младший и Мела (Мелас), отец поэта Лукана. С. старший был римлянин старого закала; в красноречии он был поклонник Цицерона и противник крайностей послецицероновского ораторского искусства. Не будучи профессиональным ритором, он был известен как автор руководства по риторике, которое он написал для своих сыновей. Это был сборник тем, разрабатывавшихся в его время лучшими ораторами и риторами; он состоял из 10-ти книг так назыв. Controversiae (собственно спорные случаи, т. е. упражнения на придуманные юридические темы) и 1 книги Suasoriae (совещательные речи), объединенных под общим заглавием «Oratorum et rhetorum sententiae (взгляды риторов на применение законов к данному случаю), divisiones (разделения темы на отдельные вопросы), colores» (приемы, посредством которых можно оправдать наказуемый поступок). Сборник был составлен С. в годы старости и содержал массу материалов по истории риторики при Августе и Тиберии. До нас дошли 1, 2, 7, 9 и 10 книги контроверсий, заключающие в себе 35 тем, отчасти в фрагментарном виде. Остальные 39 тем известны в выдержке из сборника, относящейся к IV или V в. Кроме того мы имеем сведения 1, 2, 3, 4 книгам. В рукописях контроверсиям предшествуют книга суазорий (7 тем), неполная в самом начале. Изложение сборника отличается живостью стиля и остроумием и обнаруживает в авторе трезвую и сильную критическую способность. Но языку сборник стоит ближе к цицероновской, чем в серебряной латыни, влияние которой в нем вообще незначительно. Гораздо объемистее и значительнее был исторический труд С., написанный им также в старости и посвященный обзору римской истории с начала гражданских войн до Тиберия. В средние века сочинения С.-отца смешивались с сочинениями С.-сына (философа): так, в венецианских изданиях 1490 и 1492 годов они изданы вместе. Впервые Рафаэль из Вольтерры выделил сочинения С. старшего. Лучшие рукописи этих сочинений — брюссельская (№ 9581), антверпенская (№ 411) и ватиканская (№ 3872); древнейшая рукопись эксцерптов из риторического труда 6. относится к IX — Х веку (монтепессуланская рукоп. № 126 Лучшие издания сочинении С. дали: Faber (I., 1587, 1598), Schott (П., 1607, 1613), Gronov (Лейден, 1649, Амстердам, 1672), Barsian (Лпц., 1857), Kiessling (Лпц., 1872), Н. J. Muller (Прага, 1887; лучшее изд.). Ср. Коrbеr, «Ueber den Rhetor S. und die Romische Rhetorik seiner Zeit» (Марбург, 1864); O. Gruppe, «Quaestiones Annaeanae» (Штеттин, 1873); M. Sander, «Quaestiones syntacticae in Senecam rhetorem» (Грейфсв., 1872); Teuffel-Schwabe, «Gesch. der Romischen Litteratur» (1 т., стр. 269, Лпц., 1890, 5 изд.); Schanz, «Geschichte der Romischen Litteratur» (II т., стр. 198 слл., Мюнхен, 1892); Thomas, «Schedae criticae in Senecam rhetorem selectae» (П., 1880); Muller, «S. rhetor» (Прага, 1881 — 1888). 2) Луиций Анней С., по прозванию философ, второй сын С. старшего (ритора), талантливейший из ораторов и стилистов первой половины 1-го в. по Р. Хр., родился в 4-м г. до Р. Хр. в г. Кордубе. Первым воспитателем и учителем С. был его отец, внушивший сыну основные начала нравственности и развивший в нем задатки красноречия. Кроме отца, воспитанием С. руководили его мать и тетка (по матери) — Гельвии; благодаря им он пристрастился к философии, которой не поощрял С.-отец. В Риме С. занимался грамматикой, риторикой и философией и слушал, между прочим, левции пифагорейцев Сотиона и Секспя, стоика Аттада и киника Деметрия, который позднее поселился в доме С. Из современных ораторов учителем С. был Папирий Фабиан, которого весьма высоко ставил С. старили. Занятия философией повлияли и на образ жизни С.: он привык к простой жизни и ежедневно вечером, по обычаю пифагорейцев, считал своею обязанностью подводить итоги сказанному и сделанному за день. В течение одного года он даже воздерживался от принятия в пищу мяса, но принужден был отказаться от вегетарианства в силу вышедшего в 19-м г. сенатского постановления, запрещавшего египетские и иудейские религиозные обряды. Получив тщательное риторическое и философское образование, С. выступил на поприще общественно-политической деятельности сперва в качестве поверенного; затем, не без содействия тетки, которая была замужем за влиятельным наместником Египта Витрасием Поллюном, он получил квестуру, которая дала ему сенаторское звание. Около этого времени С. женился, но, судя по некоторым намекам в его сочинениях, этот брак, от которого он имел двух сыновей, не был счастлив. Первые шаги С. на общественном поприще были весьма удачны: он сразу заявил себя как первоклассный оратор. В 39 г. он произнес в сенате в присутствии императора Калигулы столь блестящую речь, что император, из зависти к славе оратора, задумал его убить и привел бы свой замысел в исполнение, если бы одна придворная дама не заметила Калигуле что; С. страдает чахоткой и без того скоро умрет. Вообще Калигула не одобрял красноречия С. и аттестовал его речи как merae commissiones (простые речи, составлявшиеся для ученых состязаний) и arena sine caice (песок без извести — намек на краткость и незакругленность периодов в речах С.). Более опасным врагом С. оказалась Мессалина, которая преследовала племянницу Клавдия, дочь Германика и Агриппины, Юлию Ливиллу и ненавидела С., как сторонника партии сестер Калигулы, боровшейся с ее собственной партией из-за влияния на Клавдия. В результате происков Мессалины С. был осужден приговором сената по обвинению в каком-то преступлении, быть может, в преступной связи с Юлией Ливиллой (Dio Cass. LX, 8), и лишь благодаря заступничеству Клавдия смертная казнь была заменена ссылкой на остров Корсику. После Цицерона и Овидия это был третий великий изгнанник из представителей райской литературы; в течение 8 лет он томился в уединении бесплодного острова. Не смотря на поддержку, которую С. нашел в занятиях философией и литературой, ссылка была для него тяжела, о чем свидетельствуют некоторые из дошедших с его именем эпиграмм и льстивые воззвания в Клавдию, Нодибию и другим влиятельным лицам при дворе императора. Лишь после смерти Мессалины он мог вернуться в Рим, и то с решимостью уединиться в частную жизнь. Однако, Агриппина, новая жена Клавдия, видя в С. человека полезного для проведения ее честолюбивых замыслов, устроила дело иначе. Она вызвала его снова к политической деятельности, предоставив ему претуру, и вознесла его на высочайшую ступень почета и могущества тем, что предоставила ему воспитание 11 летнего Нерона, усыновленного Клавдием сына ее от Домиция Агенобарба. При жизни Агриппины, С. был влиятелен как ее пособник, после ее смерти — как советник Нерона, который осыпал своего учителя почестями и богатствами. В 54 г., по смерти Клавдия, С. написал для Нерона похвальную надгробную речь (laudatio fanebris), в память умершего императора, и позднее сочинял для своего воспитанника речи на разные случаи. К этому же времени относится второй брак С. с Помпеей Паулиной, которая своим приданым умножила богатство С. Первые году правления Нерона прошли спокойно, пока император находился под влиянием С. и Секста Афрания Бурра и сообща с ними управлял государством. С. останавливал Нерона в проявлениях его зверства и тщеславия, но в тоже время, опасаясь, чтобы влияние матери не пересилило его влияние на Нерона, поощрял склонность его к удовольствиям и распутству. По смерти Бурра (62 г.) у С. оказались сильные противники в лице Поппеи и Тигеллина, которые указывали Нерону на опасность скопления в руках одного человека громадных богатств и нашептывали ему, что С. более чем следует обращает на себя внимание граждан; что он воображает себя единственным стилистом во всем мире и даже осмеливается вступать в соревнование с Нероном в поэзии; что пора бы Нерону сбросить с себя опеку старого учителя. С. просил позволения удалиться в частную жизнь и предложил взять у него обратно дарованные ему богатства, но Нерон отказал учителю в том и другом. Вскоре, однако, С., под предлогом расстроенного здоровья и занятий, удалился от двора, а в 65 г., в виду усилившейся тирании Нерона, просил позволения поселиться в отдаленном поместье; когда в этом ему было отказано, он сказался больным и не выходил из своей комнаты. В том же году был открыт заговор Пизона против жизни Нерона. Вероятно по наущениям Тигеллина, доносчик Антоний составил подложную записку с именем С., в которой был изложен план заговора, и представил ее в качестве улики против философа. Носился слух, что некоторые из участвовавших в заговоре имели в виду, по умерщвлении Нерона, умертвить и Пизона и провозгласить императором С. Согласно приказу Нерона, С. кончил жизнь от собственной руки, вскрытием жил, окруженный почитателями, друзьями и домашними. Жена его Паулина хотела также кончить жизнь самоубийством, но Нерон, в последний час перед кончиной С., послал солдат, которые удержали ее от исполнения ее замысла. С. был человек разносторонне образованный, мыслитель если не самостоятельный, то блестящий и необыкновенно остроумный. Его речь лилась в тоне непринужденного свободного разговора, без торжественной периодизации, свойственной стилю Цицерона, без архаической грубости Саллюсия и нарядной манерности Мецената. Он умел, не впадая в риторику, пользоваться обычным запасом слов, выбирая из него все наиболее характерное, придавая мысли неожиданные изгибы и эпиграмматическую краткость и выразительность. В этом отношении С. напоминает Овидия, с его неистощимым остроумием и фантазией, с его неподражаемым изяществом формы. Литературная слава С. основана главным образом на его прозаических произведениях, в которых он является художником-эссеистом. Как стилист и оратор, он был бесспорно первой литературной величиной своего века и имел многих последователей и подражателей. Не смотря на то, что на него нападали цицеронианцы при Флавиях и архаисты при Адриане и Антонинах, его сочинения, как образец латинской прозы, читались и ценились до эпохи отцов церкви и средних веков. В области философии С. был в сущности эклектиком, хотя сам называет себя стоиком. Быть чистым стоиком ему помешала терпимость, с которой он смотрел на человеческие слабости и недостатки, а также влияние эпикуреизма и пифагореизма. Стоицизм в учении С. принял форму нравственнорелигиозного убеждения, при чем наряду с внутреннего свободой индивидуума выступают в нем основные моменты любви к человеку, снисхождении к человеческим слабостям и слепого подчинения божественной воле. Теоретические умозрения школы С. считал бесполезными и выдвигал на первый план практическую философию, но физике (в античном смысле) он уделял много места в своих сочинениях, утверждая, что она сообщает духу возвышенность тех явлений, которыми занимается. Тело человека С. называл оковами или темницей, из которых душа порывается освободиться. Истинная жизнь души начинается с выходом из тела, когда душа вступает в область бессмертия. В воззрениях на природу души С. заимствовал многое из Платоновского учения. Философия С. излагается им всегда в стиле проповеди и в популярной форме. Квинуилиан делит сочинения С. на orationes, роemata, epistulae и dialogi. Из речей С. сохранились только отрывки, и то лишь тех, которые были написаны им для Нерона. Из поэтических произведений С. уцелело небольшое число эпиграмм (в латинской антологии), которых было по меньшей мере 4 книги. В эпиграмматической поэзии С. подражал, между прочим, Катуллу. Более чем вероятно, что в числе дошедших с именем С. эпиграмм есть несколько принадлежащих перу его племянника, поэта Лукана. Кроме того до нас дошли 9 трагедий С.: «Hercules furens», «Troades» или «Hecuba», «Phoenissae» или «Thebais», «Medea», "Phaedras или «Hippolytus», «Oedipus», «Agamemnon», «Thyestes» и «Hercules Oetaeas», — представляющих собою скорее декламации в драматической форме, чем предназначенные к исполнению пьесы. Отличаясь правильностью метрической формы, живостью изложения и фантазией, трагедии Сенеки весьма риторичны и ходульны: по выражению Риббека («Geschichte der RomUschen Dichtnng», III т., стр. 73), «язык этих драм имеет мускулы и жилы, но это мускулы и жилы тренированного атлета, а не здорового от природы, сильного человека». Вследствие резкого контраста с другими сочинениями С., в которых автор умело соблюдает чувство меры в применении риторики, трагедии, носившие его имя, приписывались уже в древности другому Сенеке или считались подложными (Аполлинарий Сидоний). Другим их недостатком является слишком большая подражательность Софоклу и Еврипиду. Бесспорно не принадлежит С. приписываемая ему трагедия Октавия, в которой описывается смерть супруги Нерона. К 54-му г. относится «Аро1 colocyntosis» (букв. — превращение в тыкву; термин, образованный в подражание apewsiV = превращение в бога) — язвительное сочинение в духе Менипповой сатиры, написанное по случаю смерти Клавдия: он представлен переселившимся после кончины на небо, где просить у богов апофеоза, но получает апоколокинтоз (перев. проф. Холодняка в приложении к XVI т. «Филологического Обозрения», М., 1899). Славу С. составили философские произведения, упомянутый у Квинтилгана под именем диалогов. В лучшей рукописи X — XI в. (Ambrosianns с. 90) приведены следующие 10 соч. в 12 книгах: 1) «De providentia», написано в 62 г. по Р. Хр.; 2) «De constantia sapientis», написано в начале царствования Нерона; 3) «Ad Novatam de ira libri III», написано около 49 г.; 4) «Ad Marciam de consolatione» — сочинение,. обращенное к дочери Кремуция Корда; написано около 41 г.; 5) «Ad Gallionem de vita beata», напис. в начале царствования Нерона; 6) «Ad Serenum de otio», написано около 62 г. (начало сочинения утрачено);7) «Ad Serenum de tranqmilitate animi», написано около 49 г.; 8) «Ad Paulinum debrevitate vitae», написано около 49 г.; 9) «Ad Polybium de consolatione», написано в 43 — 44 г. (сохранилось в отрывках); 10) «Ad Helviam matrem de consolatione» около 43 — 44 г. В других рукописях дошли до нас следующие прозаические сочинения С.: 11) «Ad Neronern Caesarem de dementia libri III» (сохранились лишь 1 книга и начало 2-й); 12) «Ad Aebutium Liberalem de beneficiis libri VII», написано в начале царствовании Нерона, 13) «Ad Lncilimnnaturalium quaestionum lilbri VII»; написано около 62 г.; 14) «Epistniae morales ad Lucilium», числом 124, в 20-ти книгах (Авл Геллий упоминает о 22-й книге) — сборник писем философского в литературного содержания, написанных легким и изящным языком; 15) "Ad Grallionern fratrem de remediis fortuitorum (дошло в извлечении); 16) «Formula honestae vitae» или «De quatuor virtntibus» (быть может, извлечено из «Exliortationes») и 17) «Monita». От нескольких других сочинений сохранились лишь ничтожные отрывки и заглавия кроме того существовали сборники писем С. к Новату, Цезарю Максиму и Марулду. Ему приписывалась подделанная одним христианином переписка с апостолом Павлом, что дало повод некоторым богословам предположить, что С. был тайным христианином. Трагедии Сенеки напечатаны в первый раз около 1480 г. в Ферраре; следующие издания трагедий дали Avantins (1517, Венеция), Delrio (1576, Антверпен), Lipsius (1588, Лейден), Grnterus (1604, Гейдельберг); Gronovins (1661, Лейден), Schroder (1728, Дельфт), Bothe (1819, Лейпциг), Peiper и Richter (Лпц., 1867), Leo (1878 — 79, Берл.). Философские произведения С. впервые изданы в Неаполе (1475); дальнейшие издания дали Erasmus (1515, Базель), Muretus (1585, Рим), Grruterns (1593, Гейдельберг), Lipsins (1600, Антверпен), Ruhkopf (1797 — 1811, Лпц.), Fickert (1842 — 1845, Лпц.), Haase (1852, Лпц.). Новейшее издание «Epistulae»дал Hense (1898, Лпц.); «Ароcolocyntosis» издан Бюхелером, вместе с текстом Петрония (1862, 1873, 1882, Б.). Ср. Diderot, «Essai sur les regnes de Claude et de Neron et snr les moeurs et les ecrits de Seneque» (П., 1779); Lehmann, «Claudius und seine Zeit» (Гота, 1858); Schiller, «Geschichte des Romischen Kaiserreichs unter Nero» (Б., 1872); Aubertin, «Seneqae et S. Paul» (П., 1870); Daсbert, «Seneque et la mort d'Agrippine» (П., 1884); Gertz, «Studia сгitiса in Senecae dialogos» (Копенг., 1874): Zeiler, «Die Philosophie der Griechen» (III т., 1 ч. Тюбинг., 1880); О. Ribbeck, «Geschichte der Romischen Dichtung» (III т., Штуттг., 1892); W. Ribbeck, «L. Annaeas Seneca der Philosoph» (Ганновер, 1887); Ziegler, «Geschichte der Ethik» (Бонн, 1882); Geipke, «De S. vita et moribus» (Берн, 1848); Martens, «De S. vita et do tempore, quo ems scripta philos. composita sint» (Альтона, 1871); Diepenbrock, «Senecae philosophi vita» (Амстердам, 1888); Hochart, "Etudes sot la vie de S. " (П., 1885); Martha, «Les moralistes sons l'empire romain» (П., 1865; русс. перевод, М., 1879); Rossbach, «Disquisitiones de Senecae filii scrtiptis criticae» (Бреславль, 1882); его же, «De Senecae recensione et emendatione» (Бреславль, 1887)', его же статьи в «Jahrb. f. Philologie» (CCXLIII); «Hermes»(XVII); Pauly-Wissowa's, «Real-Encyclopadie der Klassischen Altertums wissenschaft» (Штутт., 1894, l); Krohn, «Qnaest. ad antbologiam Latinam» (Галле, 1887); Teuffel-Schwabe, «Geschichte der Romischen Litteratur» (Лпц., 1890); Thomas, «Rome et l'empire» (П., 1897; русск. пер. СПб., 1899); Schultess, «Annaeana stadia» (Гамбург, 1888); Wetzstein, «L. Annaeus Seneca quid de natura humana censuerit» (1881); Zimenann, «De Tacito Senecae imltatore» (1889 Heikel, "Senecas Character und politische Tnatigkeit ans seinen Schriften belenchteb (Гельсингфорс, 1886); Модестов, «Философ С. и его письма к Луцилию» (Киев, 1872). Перевод писем Сенеки напеч. в журнале «Вера и Разум» (1884 — 1887).

59
{"b":"273","o":1}