ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Литература. Mignet, «Notice historique sur la vie et les travaux de M. Sismondi» («Memoires de l'Academie des sciences morales et politiques», т. VI, 1850); Elster, «S. de Sismondi» («Conrad's Jahrbuch.», 1887, т. XIV). В издаваемой Солдатенковым «Библиотеке экономистов» помещен перевод избранных мест С., с предисловием Б. Ефруси; см. его же, "Социално-эконом. воззрения С. " («Русское Богатство», 1896, кн. 7 и 8).

В. Левитинский

Система

Система — так называется соединение однородного знания в одно целое. Основанием для такого соединения служит одно какое-либо начало или принцип. Возможность С. дана в отношениях подчинения и разделения понятий, необходимость ее — в единстве мышления, которое не успокоивается, пока не подведет разнообразные сведения в различные группы научного знания, а последнего не объединит в цельной единой философской С. Прототипом С. служат соподчиненные понятия, лежащие в объеме высшего; подчинение понятий и разделение их разрастается в классификацию. От классификации С. отличается тем, что имеют ввиду познание предметов, а не произвольное сочетание понятий на основании субъективного принципа. С., как научная, так и философская, служит отражением обыкновенного порядка; даже с точки зрения критической философии, считающей всякую закономерность лишь продуктом сознания, С. является отражением объективной действительности — только эта действительность перенесена во внутренний мир. Группировка философских С. может быть чрезвычайно разнообразна, в зависимости от принципа, которым определяется их характер. С точки зрения количественной фисософские С. можно разделить на монистические, дуалистические и плюралистические, в зависимости от того, признают ли они один принцип бытия (Спиноза), или два (Декарт), или бесчисленное количество качественно различных (Лейбниц), или же только количественно различных (атомисты). С точки зрения качественной, т. е. качественного определения принципа, за коим признается истинное бытие, философские С. могут быть разделены на материализм, идеализм и идеореализм, пытающийся соединить в одно противоположности материализма и идеализма. Большое количество философских направлений дает точка зрения гносеологическая, с которой можно различать догматизм, критицизм и скептицизм. Первый подчиняет вопросы познания вопросам бытия, второй сводит все вопросы к вопросам познания, третий отрицает возможность познания. К этой же группе философских С. следует отнести и мистицизм, характерным признаком которого является учение о познании бесконечного начала, и субъективизм, представляющий прямую противоположность мистицизму. С точки зрения процесса, философские С. могут быть разделены на эволюционные (Гегель, Спенсер), эманационные (Плотин) и такие, которые отрицают всякое становление (элеаты). Э. Р.

Сихотэ-Алинь

Сихотэ-Алинь — береговой хребет Приморской обл., вдоль русского побережья Сев. Японского моря и Татарского прол., от устья р. Амура до пределов Маньчжурии. Средняя высота С. Алиня в южн. части 2 — 3000 фт., в сев. — 3 — 4000 фт., отдельные вершины (гора Голая и др.) достигают 5000 фт. С. — Алинь служит водоразделом с одной стороны маленьких рр., впадающих в Сев.-Японское море и Татарский прол., и с другой бассейна Амура и Уссури. Хребет состоит из ряда параллельных складок, имеющих общее сев. — сев. — вост. направление. Вост. отроги его коротки, направляются перпендикулярно к берегу моря, где и кончаются высокими отвесными скалами. С вост. склонов стекают в море небольшие, но быстрые реки с узкими долинами; наибольшие из этих речек: Седеми, Мангугай, Суйфун, Цымухэ, Сичан, Псухун и Тузании. Теже отроги ограничивают несколько больших морских заливов, каковы зал. — Св. Ольги, Св. Владимира и Петра Вел. Зап. отроги С. Алиня более пологи и заполняют собой все пространство от водораздела до Амура и Уссури. Pp. этого склона имеют менее быстрое течение. Из их наибольшие: Нор, Донндон, Има, Баку, Бики, Фудри, Уссури и Сунгари. На побережье, начиная от зал. Петра Вел. до зал. Св. Ольги, встречаются кристаллические горные породы; там, где береговая линия пересекает складки хребта, попадается по большей части гранит, где же береговая линия совпадает с направлением гор — преобладают порфиры, порфириты, диориты и диабазы. При пересечении хребта в поперечном направлении, кроме указанных пород найдены еще андезиты, базальты, слюдяные сланцы, песчаники, брекчии, конгломераты и глинистые сланцы. Большая часть С.Алиня поросла, хвойным лесом, состоящим из кедра (Pinus mandjurica), ели (Abies sibirica), лиственниwы (Larix daurica и L. japonica), пихты (Picea obovata и P. ajanensis), сосны (Pinus silvestris). Благодаря влиянию Японского моря, растительность вост. склонов беднее, весной растительная жизнь начинается здесь позднее, нежели на зап. склонах. Из лиственных пород, преобладающих в долинах, в С. — Алине встречаются липа (Tilia mandjurica и Т. cordata), клен (Acer mono, A. spicatum и др.), пробковое дерево (Phillodendron amurense), грецкий орех (Junglans mandjurica), маакия (Маaria amuernsis), черешня, черемуха (Prunus maximoviczii), абрикосовое дерево, яблоня и груша (Pyrus baccata и P. ussuriensis), осина, береза обыкновенная и черная (В. daurica), а также тисс (Taxus baccata). Ср. Пржевальский, «Путеш. в Уссурийском кр.» (стр. 16 и пр.); Иванов, «Основные черты строения С. — Алиня» ("Зап. Приам. Отд. Геогр. Общ. ", т. 1. вып. Ill, 1897). А. Н.

Сказители

Сказители — так называют себя олонецкие певцы былин (старин), производя это слово от глагола «сказывать», в специальном значении передачи чего-либо (сказки, события) нараспев, речитативом. В Олонецком крае исследователи не встречали С. по профессии, снискивающих себе пропитание пением былин, подобно каликам, для которых пение духовных стихов является хлебным ремеслом. Из среды знающих и поющих былины мужиков и баб выделяются, однако, особо одаренные люди, приобретающие репутацию С. по преимуществу и пользующиеся в окрестном населении почетом и славой. Они являются традиционными хранителями эпической старины, передавая ее из поколения в поколение, причем детальные изменения, невольно вносимые каждым из них при пении той или другой былины, зависят от самых условий устной передачи, но не от личного сочинительства: последнее почти отсутствует, и многочисленные попытки «сочинить» новую былину, как свидетельствует Гильфердинг в предисловии к «Онежским былинам», оканчивались неудачей. Субъективный элемент, вносимый С. в передачу былины, находится, между прочим, в зависимости от профессии, которая кормит С. : напр., у С. — калик богатыри отличаются особенной набожностью, С. — портной с большой тщательностью останавливается на подробностях одеяния богатырей и т. д. Портняжное ремесло, как и плетение сетей, вообще вызывают «охоту старинки петь». У женщин-сказительниц есть свои любимые былины — те, где выдающаяся роль принадлежит женщине, напр. былины о Ставре, Чуриде, Иване Годиновиче. Еще не решен вопрос, от кого и каким образом получили предки современных С. былевое наследство; но можно считать несомненным, что в образовании былевой части нашего эпоса, в обогащении его новыми сюжетами значительное участие принимали скоморохи. Сохранению былин в нашем севере, в Олонецкой и Архангельской губ., где их записано наибольшее число, при несомненной поэтической восприимчивости населения, много содействовали такие обстоятельства, как отдаленность от культурных центров, отсутствие грамотности, а также отсутствие крепостного права, что давало населению возможность «не терять сочувствия к идеалам свободной силы, воспеваемым в былинах» (Гильфердинг); эти же обстоятельства объясняют и исчезновение в настоящее время эпоса, усиливающееся по мере проведения дорог, развития грамотности и т. д. Некоторые С. обладают замечательной памятью; многие продиктовали собирателям былин от 2000 до 3000 стихов, от 10 до 20 былин; репертуар таких обшеизвестных С., как Калинин и Трофим Рябинин, доходит до 5000, а у Рябинина-сына (Ивана Трофимовича) — до 6000 стихов. Об известном в свое время калике Мещанинове С. Фепонов сообщал Гильфердингу почти невероятный факт, будто он знал до семидесяти былин (средняя былина — от 400 до 600 стихов). Сохранению былин в памяти помогает определенный характер и склад былины, слагающейся из ряда установившихся эпических приемов, «передвижных картинок», условных запевов, исходов, поэтических формул, постоянных эпитетов и т. д. С другой стороны, распространенная в олонецком населении вера в чудесное, позволяющая видеть в том, что изображается в былинах, действительную быль прежних веков, и повсеместное уважение, с которым крестьяне относятся к своим «старинушкам», также содействовали сохранению нашего эпоса и образованию типа певца-С., воплощающего в себе высший подъем народно-поэтического чувства. Многие из С. являлись в наши столицы петь былины в заседаниях ученых обществ и публичных собраниях; таковы Трофим Рябинин (1871), Щеголенок (1879), Касьянов (1891), Иван Трофимов (1893 и 1894). О сказителях, кроме Гильфердинга, см. «Песни, собранные П. Н. Рыбниковым» (М., в 60-х гг.); первые главы ("Былинное предание в Олонецкой губ. " и «Русская былина, ее слагатели и исполнители») в «Очерках русской народной словесности» Всеволода Миллера (М., 1897); Евг.Ляцкий, «Иван Трофимович Рябинин и его былины» (М., 1895).

84
{"b":"273","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Невеста Черного Ворона
Изувер
Метро 2035. За ледяными облаками
Вата, или Не все так однозначно
Излом времени
Бортовой
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»