ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ханния пораженно посмотрела на Миранэль, потом, вспомнив рассказы о фанатизме Светлых Древнего леса, обеспокоенно спросила:

— Значит, Даххарст решил сдаться им добровольно?

— У него нет другого выхода. Но мы подумали, что если он добровольно прибудет в Древний лес, то они могут заподозрить, что он это сделал не просто так, что у него есть план или возможность освободить жену и удрать вместе с ней. Они бы с него глаз не спускали и были бы все время настороже. Но вот если они будут считать, что сами схватили его, то у Даххарста появиться небольшой шанс спастись. Все знают, как Таггар ненавидит Даххарста, вот мы и решили использовать эту ненависть, чтобы помочь Даххарсту попасть в Древний лес.

— Вы меня использовали? — пораженно прошептал Таггар. — Все было подстроено, чтобы заставить меня предать брата?

— Извини, — Миранэль с очаровательной улыбкой посмотрела на него, — но мы посчитали, что никто ничего не теряет. Ты отомстишь Даххарсту, а заодно, поможешь нам. Если тебя это утешит, то могу уверить, что Даххарсту будет совсем не сладко. Чтобы все выглядело правдоподобно, ему придется терпеть долгие пытки, прежде чем сделать вид, что он сломался, ведь иначе они ему не поверят. А пытки будут такими, что некоторые предпочли бы смерть, — и Миранэль снова очаровательно улыбнулась.

Услышав все это, Таггар не то, что побледнел — позеленел.

— Я не хочу, чтобы Даххарст сгинул в тюрьме у эльфов, — с дрожью в голосе признался он. — Наша с ним вражда — это наше личное дело, и никого, кроме нас она не касается. К эльфам он попал из-за меня, я хочу вытащить его оттуда.

— К эльфам он попал, потому что хотел этого, — оборвала его Миранэль. — Просто твое участие дает ему маленький шанс на спасение.

— А как он будет выбираться? — спросил Таггар.

Миранэль пожала плечами и указала на Ранхгарта с Саннаэтелем.

— Я не знаю. Меня не посвятили во все детали. Наверное, не доверяют, — в ее голосе явно слышалась обида.

Ханнии же, наоборот, слова о недоверии очень понравились.

— Правильно делают, что не доверяют, — удовлетворенно констатировала она. — Если хочешь, я могу напомнить некоторые имена тех, кто пострадали от тебя. Уверяю, список будет длинным.

Миранэль стрельнула глазами, но промолчала, боясь, что Ханния, и правда, напомнит некоторые неприглядные факты из ее биографии.

Часть третья

Глава 1

Ализе с трудом открыла глаза и несколько минут с недоумением разглядывала совершенно незнакомую комнату, в которой она очнулась. Хотела потереть глаза, и только тогда она обнаружила, что руки и ноги связаны. Ужас окатил панической волной. Она завозилась на кровати, пытаясь выпутаться из веревок, и тут услышала, шаги.

Дверь открылась. Ализе приподняла голову, чтобы рассмотреть вошедшего, и в первую секунду обрадовалась, увидев, что это Лириэлль и еще какая-то незнакомая девушка, но слова незнакомки ее еще больше напугали:

— Что, очнулась? — грубо сказала незнакомка. — Давно пора. Мы уже хотели тебя окунуть в холодную воду, чтобы привести в чувство.

— Лириэлль, — дрожащим голосом обратилась Ализе к подруге, — что происходит? Где я? Почему связана?

— Сколько вопросов, — издевательски протянула незнакомка, и Ализе, не понимая такого враждебного тона, посмотрела на нее внимательно.

Взглянула — и замерла. Она, несомненно, видела эту девушку, вернее, не ее саму, а ее портрет… в том медальоне, что нашла у Даххарста в столе.

— Мама! — тихо ахнула она.

Незнакомка вздрогнула, ее лицо непроизвольно передернулось. Казалось, ей, было очень неприятно слышать это слово.

— Меня зовут Исилите, — резко ответила она и вышла из комнаты.

Едва закрылась дверь, Лириэлль присела на кровать Ализе.

— Прости меня, — сбивчиво заговорила она. — Меня заставили, меня принудили так поступить с тобой. Может, ты чего-то хочешь? Воды или еды?

Ализе отрицательно замотала головой, слезы сами собой побежали из глаз.

— Лириэлль, что происходит? — она жалобно заплакала. — Почему меня связали? — но вдруг она неожиданно осознала, что только что произошло. Слезы мгновенно высохли, и она дрогнувшим голосом спросила: — Это ведь была моя мама? Я не ошиблась?

Вместо ответа Лириэлль ласково и нежно погладила ее по щеке, а про себя подумала: «Такую мамочку и врагу не пожелаешь». Вслух же сказала:

— Успокойся. Тебе никто не хочет причинять вреда. Возможно, тебя скоро отпустят.

— Когда — «скоро»? — встрепенулась Ализе.

— Не знаю, — честно ответила Лириэлль, — это не от нас зависит.

— А от кого?

Лириэлль молчала, видимо решая, говорить или нет, потом с сожалением ответила:

— Не могу сказать, скоро ты сама все узнаешь.

Еще раз, погладив Ализе по щеке, Лириэлль вышла из комнаты, оставив пленницу одну. Несколько минут Ализе бездумно смотрела в потолок, пытаясь осознать все произошедшее с ней. Почувствовав, как затекли и онемели кисти рук, она захотела прогнать сквозь тело магическую волну, что быстро восстановило бы силы, захотела прогнать… и не смогла. Ее магические способности оказались полностью блокированы.

Вместо исцеляющей магической волны ее накрыла волна панического страха и ужаса. У Ализе уже один раз, благодаря мужу, были заблокированы магические способности, и она хорошо помнила свое состояние полной беспомощности перед любой опасностью, что ей угрожала, и вот теперь все вновь повторилось.

«Зачем я им? — думала она. — Зачем меня похитили? Может, мама решила меня забрать? Но почему она этого не сделала до свадьбы, или за те десять лет, что мы с Саннаэтелем скрывалась от Дахарста? Даххарст!» — чуть не закричала она, вспомнив о муже. Все другие мысли были мигом вытеснены из головы.

Ализе еще раз со страхом осмотрела себя. Одежда была в порядке, стало немного легче. Она попыталась вспомнить, что случилось, но последнее, что сохранилось в памяти — как она пьет что-то из кружки, которую подала Лириэлль. Скорее всего, в напитке было какое-то зелье или снотворное. Ей снова стало страшно. Страшно от того, что кто-то за ее спиной приложил столько усилий, чтобы ее схватить. Но для чего? Она не понимала, и от этого становилось еще страшнее.

В горле пересохло, захотелось пить. Тихим голосом она позвала Лириэлль, та тотчас появилась.

— Лириэлль, я хочу пить… ну, и остальное.

Лириэлль, что-то крикнула, и в комнату вошли двое молодых мужчин. Они встали около кровати, на которой лежала девушка, а Лириэлль, тем временем развязывала веревки на руках и ногах. Ализе поднялась с кровати, но тотчас пошатнулась. Затекшие ступни не держали.

— Я сейчас, — быстро сказала Ализе и по привычке вновь хотела прогнать магическую волну сквозь тело, и снова почувствовала блокировку.

Мужчины при этом напряглись, и Ализе вдруг поняла, что это именно они блокируют ее силы. Она посмотрела в лицо тому, что стоял ближе. Обычное приятное лицо, только глаза выглядели пустыми, бездонными колодцами. Она сразу отвернулась, догадавшись, что мужчина находится в трансе, концентрирующем его силы.

Вдруг новая мысль заставила ее мучительно покраснеть:

— А как же я буду при них… — она, с мольбой посмотрев на Лириэлль.

— Не бойся, рядом с тобой буду только я, они останутся за дверью.

Ализе, под присмотром Лириэлль быстро умылась. Когда они вернулись, их ждал накрытый стол. Она с трудом заставила себя немного поесть, потом ее снова связали и положили на кровать. Ей вдруг стало понятно, что похитители кого-то ждут.

Мысли в голове мчались бешеным галопом: «Саннаэтель ее уже ищет. Наверное, заметили, что вместе с ней пропала и Лириэлль. Конечно, Саннаэтель выяснит, что она была в трактире. Как же стыдно! Хоть бы он не сказал об этом Даххарсту. А вдруг скажет?» — от этой мысли Ализе покрылась холодным потом.

— Лириэлль, — снова позвала Ализе свою недолгую подругу. Когда девушка подошла, Ализе одними губами спросила: — Вы ждете, когда сюда придет Саннаэтель? — Лириэлль секунду сомневалась, но решила, что все равно Ализе ничего не сможет изменить, даже узнав правду, и отрицательно покачала головой. — Тогда кого же? — не успокаивалась Ализе. Лириэлль молчала, и тогда Ализе, от всей души надеясь, что она ошибается, спросила: — Даххарста? — Лириэлль чуть заметно кивнула головой в знак согласия. Вот теперь ужас и страх полностью затопили сознание Ализе. Даже страх за собственную жизнь, куда-то исчез. — Зачем вам Даххарст? — губы почти не слушались.

53
{"b":"273015","o":1}