ЛитМир - Электронная Библиотека

Жизнь Пушкина после возвращения Натальи Николаевны из Яропольца пошла по прежнему пути «тревоги пестрой и бесплодной большого света и двора». Снова начались балы, а расходы с приездом в Петербург двух сестер Натальи Николаевны увеличились.

Как-то он должен был быть во дворце, но рапортовался больным. Царь хотел даже прислать к нему своего врача Арендта, но через несколько дней по его распоряжению за Пушкиным и женою приехал придворный лакей с приглашением быть в восемь с половиною в Аничковом: поэту - в мундирном фраке, Наталье Николаевне - как обыкновенно.

Мать Пушкина восторженно писала своей знакомой: «Натали много выезжает, танцует ежедневно... Только и слышишь разговору, что о праздниках, балах и спектаклях». Вместе с Натальей н иколаевной выезжали и сестры.

Осенью 1834 года Гоголь читал лекции в Петербургском университете. Он преклонялся перед Пушкиным, а Пушкин высоко ценил его творчество.

В своей «Авторской исповеди» Гоголь признается, что «Пушкин заставил» его «взглянуть на дело серьезно». Когда он прочитал однажды небольшую сцену, Пушкин сказал ему: «Как с этой способностью угадывать человека и несколькими чертами выставлять его вдруг всего, как живого, с этой способностью не приняться за большое сочинение! Это просто грех!» - и отдал Гоголю сюжет «Мертвых душ», из которого «хотел сделать сам что-то вроде поэмы и которого, по словам его, он бы не отдал другому никому».

Позже Гоголь писал: «Когда я начал читать Пушкину первые главы из «Мертвых душ», в том виде, как они были прежде, то Пушкин, который всегда смеялся (он же был охотник до смеха), начал понемногу становиться все сумрачней, сумрачней, а наконец сделался совершенно мрачен. Когда же чтение кончилось, он произнес голосом тоски:

- Боже, как грустна наша Россия!»

Во второй половине октября 1834 года Пушкин вместе с Жуковским приехал в Петербургский университет на лекцию Гоголя.

Тогдашний студент университета Н. И. Иваницкий так передавал об этом: «Однажды... ходим мы (студенты) по сборной зале и ждем Гоголя. Вдруг входят Пушкин и Жуковский. От швейцара они, конечно, уже знали, что Гоголь еще не приехал, и потому, обратись к нам, спросили только: «в которой аудитории будет читать Гоголь?» Мы указали на аудиторию. Пушкин и Жуковский заглянули в нее, но не вошли, а остались в сборной зале. Через четверть часа приехал Гоголь, и мы вслед за тремя поэтами вошли в аудиторию и сели по местам. Гоголь вошел на кафедру и вдруг, как говорится, ни с того ни с сего начал читать взгляд на историю аравитян. Лекция была блестящая. Она вся из слова в слово напечатана в «Арабесках»... Видно, что Гоголь знал заранее о намерении поэтов приехать на лекцию, и потому приготовился угостить их поэтически. После лекции Пушкин заговорил о чем-то с Гоголем, но я слышал одно только: «увлекательно!»

Лекция эта происходила в нынешнем здании Петербургского университета, на набережной Невы. Сохранилась поныне памятная доска в аудитории, где читал лекции адъюнкт-профессор кафедры всеобщей истории Н. В. Гоголь-Яновский.

* * *

Жизнь поэта - _127.jpg

К. П. Брюллов. С портрета В. Тропинина.

В те же дни Пушкин посетил выставку привезенной художником К. П. Брюлловым из Италии картины «Последний день Помпеи».

Помпея - древнеримский город около Неаполя был, как известно, разрушен в 79 году до нашей эры и засыпан пеплом при извержении Везувия, причем погибло около двух тысяч человек. В течение почти восемнадцати веков город оставался под пеплом, и лишь в конце XVIII века начались его раскопки.

Огромное полотно Брюллова с августа 1834 года находилось в Зимнем дворце, весною 1835 года было выставлено в Академии Художеств. Затем картину показал Леман в своем балагане на Адмиралтейской площади.

Пушкин, впечатленный картиной, написал стихотворение:

Везувий зев открыл - дым хлынул клубом - пламя

Широко развилось, как боевое знамя.

Земля волнуется - с шатнувшихся колонн

Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,

Толпами, стар и млад, под воспаленным прахом,

Под каменным дождем бежит из града вон.

Под черновиком стихотворения поэт нарисовал центральную группу картины - двух мужчин, несущих своего отца.

* * *

К поэзии поэт обращался от случая к случаю, но внимание его привлекла вышедшая в Париже книга «Гузла, или Сборник иллирийских стихотворений, собранных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине». Автором его был острый и оригинальный французский писатель Проспер Мериме.

На основе этого сборника Пушкин создал цикл «Песен западных славян». Одиннадцать из них были переделкой прозаических текстов песен в книге Мериме. Две переведены из сербских источников, три сочинены самим Пушкиным - «Песня о Георгии Черном», «Воевода Милош» и «Яныш Королевич». В основе последней песни тот же сюжет, что и в драме «Русалка».

* * *

Жизнь поэта - _128.jpg

А. С. Пушкин. С картины Б. Дехтерева.

Пушкин продолжал вести свой «Дневник». Это свидетельские показания летописца для потомства. Пушкин к этому и стремился. «Замечание для потомства» - читаем мы под одной записью. С января 1835 года Пушкин был очень «занят Петром» и записывает: «На балах был раза 3; уезжал с них рано. Придворными сплетнями мало занят. Шиш потомству...»

Записей, касающихся литературных вопросов, в «Дневнике» очень мало.

«В публике очень бранят моего «Пугачева», - записывает Пушкин, связывает это с именем товарища министра народного просвещения Уварова и дает ему в «Дневнике» уничтожающую характеристику: «Уваров большой подлец... Это большой негодяй и шарлатан... он у детей Канкрина был на посылках... Он крал казенные дрова...»

По поводу Уварова и назначения М. А. Дондукова-Корсакова вице-президентом Российской академии Пушкин пишет И. И. Дмитриеву: «Уваров фокусник, а Дондуков-Корсаков его паяс. Кто-то сказал, что куда один, туда и другой: один кувыркается на канате, другой под ним на полу».

И награждает Дондукова-Корсакова эпиграммой:

В Академии наук

Заседает князь Дундук.

Говорят, не подобает

Дундуку такая честь;

Почему ж он заседает?

Потому что есть чем сесть.

После этой эпиграммы имя «Дундук» стало нарицательным. Между прочим, последний стих приведен здесь в измененной, смягченной тогда редакции.

14 декабря 1833 года в «Дневнике» появилась запись: «11-го получено мною приглашение от Бенкендорфа явиться к нему на другой день утром.

Я приехал. Мне возвращен «Медный всадник» с замечаниями государя. Слово кумир не пропущено высочайшею цензурою; стихи

И перед младшею столицей

Померкла старая Москва,

Как перед новою царицей

Порфироносная вдова -

вымараны. На многих местах поставлен (?), - всё это делает мне большую разницу. Я принужден был переменить условия со Смирдиным...»

О дневниковых записях Пушкина известный исследователь П. Е. Щеголев заметил: «Пушкин преследовал исторические задачи, но историческое дело он творил, как художник... Когда Пушкин заносил ту или иную деталь на память потомству, он смотрел на нее, как на деталь картины, которую нарисует в будущем на основании записей «Дневника» или он. сам, или неведомый читатель и исследователь».

98
{"b":"273022","o":1}