ЛитМир - Электронная Библиотека

Но в данный момент, под восхитительным весом его тела, это не имело ровным счетом никакого значения. Ничто не имело значения, кроме желания быть с ним и использовать каждую секунду по максимуму. Она спустилась ладонями к его талии и, вытащив из-за пояса рубашку, потянула ее вместе с нижней вверх, пока под ее пальцами не оказалась его обнаженная, тугая, горячая кожа. Ашер оторвался от ее рта, но только затем, чтобы, взявшись сзади за обе рубашки, стянуть их через голову, после чего он вновь нашел ее губы и, перекатив ее на бок, проник ладонью под ее футболку.

Она хотела одного: скорее почувствовать его своей пылающей, разгоряченной кожей, и потому, чтобы ему было проще снять с нее верх, завела руку за спину и расстегнула застежку лифчика. А потом между его торсом и ее грудью не осталось ничего. Совсем.

Он потянулся к ее груди. Мягко разминая перевозбужденную плоть, поцеловал ее подбородок, шею, постепенно перемещаясь все ниже, затем поймал губами ее твердый сосок и закружил по нему языком, прежде чем нежно всосать его в рот.

Вспышка молнии прострелила ее от соска до ноющей плоти меж ног, и она выгнулась навстречу источнику своего наслаждения, и застонала тихонько, когда он перешел ко второй груди и принялся любить языком ее упругий розовый кончик, чтобы после легко пососать так же, как его близнеца.

Погрузившись руками в его волосы, Саванна задрожала, забилась под ним, молясь, чтобы он не останавливался. Все ее тело стало точно наэлектризовано, напряженное и горячее глубоко внутри, там, где, подобно неразорвавшейся бомбе, моля о высвобождении, закручивалось спиралью желание.

– Ашер, – прошептала она. – Пожалуйста…

Не прекращая посасывать и ласкать языком ее сосок, он проник ладонью за пояс ее шорт, затем в трусики и через мягкие завитки к складкам плоти, где нашел набухший бугорок и начал нежно его поглаживать.

Из горла Саванны вырвался сдавленный звук. Она запрокинула голову. Сдвоенное ощущение его губ на соске и его пальца на ее возбужденной плоти было почти непереносимо сладким. Внутри нее начало нарастать давление, и она почувствовала, как он вошел в нее пальцами, подушечкой большого продолжая умопомрачительно ласкать ее плоть.

– О боже, не останавливайся! – простонала она, потом вскрикнула и, когда его зубы сомкнулись на ее соске, выгнулась всем телом, пульсируя, содрогаясь, истекая влагой и жаром и распадаясь на части. Он плавно поднялся по ее телу вверх и поцеловал в расслабленные губы, а после привлек к своей широкой нагой груди и держал, пока не она перестала дрожать, пока не смогла сделать глубокий вдох, пока вновь не пришла в сознание.

***

– Тебе было так же хорошо, как и мне? – поддразнил ее он, даже не пытаясь скрыть свое удовлетворение.

– Лучше, – пробормотала она, поднимая на него затуманенный, изумленный взгляд.

– Как мы себя чувствуем?

– Божественно. – Она испустила долгий вздох. – Для человека с одной рукой ты до странного напоминаешь Вишну. Везде и всюду одновременно.

– Приходится обходиться чем есть.

– И получается, надо сказать, блестяще. – Она помолчала. – Много практиковался?

– Напротив. У меня никого не было после того, как…

– Никого? За все восемь лет? Господи боже, Ашер. Как же ты жил?

– Как ты верно заметила, у меня осталась одна рука.

– Фу, – сказала она, безуспешно пытаясь не захихикать. – Значит я…

– Счастливая обладательница накопившейся за восемь лет похоти.

Она взглянула на него, приподнявшись на локте.

– С ума сойти.

Его глаза упивались ею.

– А я схожу с ума по тебе, детка.

– Тогда поцелуй меня еще раз.

Через час, вдоволь нацеловавшись, она натянула футболку, но они остались в его постели и улеглись на бок лицом друг к другу. Он подложил под свое истерзанное лицо свой истерзанный локоть, представляя, что так будет выглядеть для нее почти нормальным, хоть она, кажется, и не замечала больше его уродства.

– Сейчас вечер пятницы, – промолвил он. – Ты молода и прекрасна. Почему ты не на свидании?

– Я на свидании. Здесь.

– И никого больше на примете нет?

– Ты правда считаешь, что где-то в Дэнверсе можно найти лучший оргазм, чем тот, который я только что получила в этой постели, мистер Волшебные Пальчики?

– Саванна, я серьезно.

– Заткнись, Ашер. Ты меня раздражаешь.

– Хорошо. Но не говори потом, что я не предлагал тебе путь к отступлению.

– А что, похоже, будто я его ищу?

– Я вынужден прятаться. А ты – нет.

Она нахмурилась.

– Вынужден?

– Да. Я пугаю маленьких детей. Да и взрослых, черт побери, тоже.

Меня ты не пугаешь.

– Потому что ты инопланетянка.

– А ты умеешь польстить девушке.

– Я же предупреждал тебя, что неотесан.

– Неотесан он, скажите пожалуйста, – проговорила она. – Да ты отесан получше, чем я, после всех своих лагерей для хороших мальчиков и университетов. Я еще не встречала мужчины, который был бы настолько требователен к себе. – Она наклонилась и нежно поцеловала его. – Расскажи мне о Мэриленде.

Ашер поморщился, не готовый делиться с нею подробностями своей поездки. Слишком тяжело, слишком серьезно это было. Он не хотел, чтобы, лежа с ним рядом, она думала о пересадке кожи, реконструкции лица, образцах протезов и прочих подобных вещах.

– Был осмотр. – Он пожал плечами. – Как обычно.

– Ты когда-нибудь думал о том… чтобы что-нибудь сделать?

Черт, он не хотел обсуждать эту тему. Особенно с ней. И попытался придумать ответ без упоминания крови, ран и нестерпимой боли.

– Ну… хм… у них есть довольно неплохие бионические конечности.

Ее лицо оживилось.

– Звучит многообещающе.

– Я терпеть не могу надевать протез.

– Почему?

– Я так и не привык к нему. Он натирает культю, и после с нее несколько часов не сходит краснота. Может, все дело в том, что я редко его ношу, или он плохо подогнан.

– Но бионическая рука тебя, похоже, заинтересовала.

Пусть неохотно, но он был вынужден с ней согласиться. Ашер заговорил на эту тему в основном для того, чтобы увести разговор от операций, но сейчас, когда они начали ее обсуждать, осознал, что она действительно ему интересна.

– Сама технология изумительна. Пальцы прямо как настоящие, могут взять любой предмет. Я сам видел, как один пациент подобрал со стола монетку. Там есть суставы, представляешь? Их связывают с оставшимися нервами, чтобы мозг мог передавать сигналы. Невероятно.

Саванна улыбнулась.

– Звучит просто потрясающе.

– Да, но я не знаю… Придется привыкать к ней, учиться, как ею пользоваться. Я и так нормально справляюсь, понимаешь? С тем, что есть. – Разговор был ему неприятен, все в нем восставало против помощи, против лечения, но тем не менее он старался сохранять голос спокойным и ровным.

– Ты справляешься просто отлично. – Костяшками пальцев она коснулась его лица, и он прислонился к ее ладони. – Но ты говорил с таким воодушевлением. И я надеюсь, ты все же попробуешь.

Ашер знал, что она просто старается быть милой. Знал. Однако ее замечание задело его, поскольку оно прозвучало так, будто ему нужны какие-то улучшения. Они были ему нужны, эти улучшения, но слышать об этом от нее ему не понравилось.

– Зачем?

– Затем, что это может сделать твою жизнь лучше.

Бинго.

– У меня и так все прекрасно.

– Нет, – сказала она. – Не прекрасно.

Он отшатнулся, словно она ударила его, и от внезапного прилива адреналина ему стало трудно дышать.

– Что?

– Ашер, ты самый стойкий, самый умный и самый интересный человек из всех, что я знаю. Но, по своему же собственному признанию, ты прячешься. Жизнь проходит мимо, тогда как ты должен жить. Пусть от мира прячутся подонки, вроде Пата Монро. Ты же герой.

– Ты не представляешь, каково это, – сказал он, стараясь оставаться спокойным и напоминая себе, что ее слова – всего лишь проявление участия, попытка как-то помочь.

23
{"b":"273032","o":1}