ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вектор
Тайна моего мужа
Не плачь, казачка!
Игра Кота. Книга шестая
Стажировка в Северной Академии
Убойная Академия
Призрак на чердаке
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Магия утра для писателей

Она была такой милой, когда швырялась в него булочками. Ему нравилось все в ней. Медисон смешная, умная и добрая.

Но она человек, человек чья кровь взывала к нему и к нему одному. Он никогда не получит ее. Медисон никогда не станет его.

Ему хотелось кого-нибудь убить. Причинить боль. Это чересчур. Поэтому он не позволял себе привязанность, и Медисон тому прямое доказательство.

После исцеления, Ефраим собирался уехать и начать все с начала. Он не мог справиться с болью и разочарованием.

– Вау, ты воняешь.

Ефраим с трудом открыл глаза.

– Что?

– Я сказала, что от тебя пахнет, – повторила Медисон как само собой разумеющееся.

Мозг еще не успел осознать, кто вошел в комнату, а тело уже действовало. Клыки выдвинулись, когда он потянулся и схватил ее. И потащил вниз. Больше не осталось сил для борьбы.

Он голодал, а его одержимость сама пришла к нему. Ефраим не потрудился проверить, одни ли они, чтобы вовремя остановиться. Он так сильно нуждался в ней.

Какая-то часть его мозга отметила, что она не кричит. На самом деле появилось ощущение будто Медисон словно сама торопилась. Это странно.

– Вот, открывай, – сказала она, когда засунула что-то ему в рот. Ефраим застыл, пораженный ощущениями.

Его взгляд уперлся в ее шею и затем переместился на предмет в руках Медисон. Он слабо усмехнулся. Она воткнула соломинку в пакет с кровью.

Ефраим всосал ее, медленно смакуя вкус первой группы крови, когда она достигла его губ, языка, нёба и наконец-то глотки. Он закрыл глаза и застонал

– Хорошо, да? – усмехнулась Медисон. Ефраим кивнул, но не прекратил пить. Соломинка только замедляла процесс. Он взял пакет из ее дрожащих рук.

Затем вытащил трубочку изо рта и запустил ее в другой конец комнаты, прежде чем разорвать пакет зубами. Он стал быстро глотать красную жидкость, пока не выпил все до капли.

– Еще, – потребовал он.

Она тихо рассмеялась.

– Вот.

Медисон терпеливо сидела рядом, пока он приканчивал десятый пакет с кровью. Ефраим не мог не заметить, как очаровательно она выглядела в этих милых маленьких хлопковых шортах. Наконец-то, он отрыгнул и вздохнул. Готово.

– Тебе лучше? – она провела пальцами по его сальным волосам.

– Почти. – Он с легкостью вскочил с постели. Вся его сила вернулась и это немало.

Медисон ахнула.

– Что? – Ефраим посмотрел вниз, ожидая увидеть, как торчит его член или что-нибудь еще. Ее взгляд был прикован к его груди.

Рана, теперь полностью исчезла, также рассосались швы.

Он провел рукой по той области.

– Ужасно чешется. Мне нужно в душ.

– Это мягко говоря, – ответила она автоматически, все еще выглядя удивленной.

– Ну, спасибо за кровь.

Она покачала головой.

– Пожалуйста. Просто радуйся, что мне удалось перехватить твои поставки.

Он остановился.

– Ты забрала мою кровь?

– Конечно. Я предположила, что тебе доставляли кровь, в противном случае ты бы перекусал всех во круге. Это просто вопрос времени. – Она указала в сторону своей комнаты. – Я купила мини-холодильник, чтобы сохранить ее свежей для тебя.

Ее беспокойство о нем поставило его в неудобное положение.

– Спасибо. Конечно же, я оплачу. Я ценю это, – произнес он чуть резче, чем намеревался.

Медисон закатила глаза и прошла мимо него в свою комнату.

– Забудь об этом. Еще увидимся.

– Подожди! – вдруг выпалил Ефраим. Он не знал, как сказать или показать, что хотел, нет, ему необходимо, ее присутствие рядом.

Не видеть ее целую неделю подобно смерти. Ефраим признался себе. Он скучал по ней.

Хорошо, что он был здесь, избегая ее по большей части и наблюдая за ней издалека. Черт, наблюдение за ней стало его манией.

Что-то другое, помимо крови притягивало его, и он не мог понять потребности видеть Медисон. Если он быстро что-нибудь не придумает, то она уйдет прямо сейчас.

– Ну и? – спросила она.

Он почти споткнулся на пути в ванную. Ладно, он притворился, но отчаянное положение требуют отчаянного решения.

– Извини, – пробормотал он, прилагая преувеличенно большие усилия, чтобы добраться до ванной.

Ефраим бросил короткий взгляд на девушку и ему пришлось отвернуться, чтобы спрятать улыбку. Она прикусила губу. Медисон с выражением сожаления на лице выглядела восхитительно. Конечно же нужно было использовать это против нее. Он снова споткнулся.

– Ч-ч-чем тебе помочь?

Он посмотрел на нее и слабо улыбнулся.

– Ты не могла бы подождать пока я не приму душ, чтобы убедиться, что я не потерял сознание и вернулся в кровать?

Ефраим в любом случае не упал бы в обморок, но ей не обязательно об этом знать. Было бы нецелесообразно говорить ей об этом.

Всего мгновение она выглядела так будто собирается отказать, но в конце концов, вздохнула и махнула ему рукой.

– Давай, я подожду.

Она присела на край его кровати, приготовившись ждать.

– Спасибо, – тихо поблагодарил он и снова направился в ванную преувеличенно тяжело. Как только дверь закрылась, он принял самый быстрый душ в своей жизни.

Через десять минут Медисон вскинула брови, когда Ефраим медленно вернулся в комнату. Какого дьявола он делает? Она не была идиоткой, если уж на, то пошло.

Этот маленький трюк Джил и Джошуа пытались проделывать годами. Вся эта "я слишком болен, чтобы идти в школу" с ней не работала.

Если он хочет устроить представление, что ж она ему подыграет.

– Ох, ты бедненький, – пожалела она.

Его губы дернулись, но он не улыбнулся, пока она помогала ему лечь в постель. Медисон устроила грандиозное представление, трясясь над ним.

– Что я могу для тебя сделать? – мягко спросила она.

Боже! Это было неожиданно.

– Эммм… у меня болит спина? – Ему нужно было выиграть немного времени, чтобы придумать как задержать ее здесь.

– Конечно, конечно, – проворковала она. Медисон осторожно взяла его за плечи и устроила, так чтобы провести руками по спине сверху вниз.

Он всего лишь собирался выиграть немного времени, чтобы придумать как заставить ее остаться подольше, но как только она провела руками по спине, ему стало мало ее прикосновений.

Прошло очень много времени с тех пор, как кто-то прикасался к нему с такой долей участия. За исключением редких объятий брата, невестки, племянниц и племянников, а так не было никого кто выразил бы хоть какое-то участие.

Женщины, с которыми он спал выражали ничто иное как страсть и желание. Они прикасались к нему только если это как-то приводило к их собственному удовольствию. Он никогда не чувствовал какой-либо привязанности в их ухаживаниях.

Медисон же напротив, лишала его здравомыслия своими прикосновениями. Он не мог не заметить, какой бескорыстно любящей девушкой она была, по тому как она его касалась. Это было настолько хорошо, что он молился, чтобы она никогда не останавливалась.

Медисон пришлось заставить себя больше не облизывать губы, пока она водила руками по спине Ефраима. С тех пор как они сюда переехали, она представляла себе какого это было бы провести руками по его телу, и сейчас она именно это и делала.

То, что предполагалось как шутка, привело к иному результату. Ей нравилось ощущать его теплую гладкую кожу под пальцами. Мужчина был прекрасно сложен.

Она ближе придвинулась к нему так, что смогла провести рукой еще немного ниже. От этого он сладко застонал, резко выдергивая ее из оцепенения, Ефраим играл с ней и наслаждался игрой

Медисон отстранилась.

– Я бы сказала, что с тобой все хорошо, – холодно сказала она.

Он посмотрел на нее и осторожно взял за руку. Медисон с трудом сдержала судорожный вздох. Ясные ярко-голубые глаза Ефраима были наполнены не пролитыми слезами.

– Я-я-я сделала что-то не так? – с трудом спросила она.

– Нет, – его голос звучал хрипло. Он на мгновение отвернулся. Ее сердце сжалось. Он выглядел таким грустным и потерянным.

– Пожалуйста, не останавливайся, – тихо попросил он, – Я-я знаю, что не заслужил: я лгал по поводу того, что мне плохо… Я просто… – он облизал губы, – Извини. – Он покачал головой, затем отпустил ее руку. – Извини меня за все. То как я обошелся с тобой той ночью… – Он поморщился, когда вспомнил, как провел ее рукой по своей эрекции. – Я был сволочью. Ты не заслужила, чтобы с тобой так обращались и мне действительно очень жаль.

28
{"b":"273035","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продвижение личных блогов в Инстаграм
След сна. Книга 2
Грехи отцов отпустят дети
Огненная
Всё из ничего
Князь Вольдемар Старинов. Книга вторая. Чужая война
Советистан. Одиссея по Центральной Азии: Туркмени- стан, Казахстан, Таджикистан, Киргизстан и Узбекистан глазами норвежского антрополога
Моя борьба. Книга 1. Прощание
Как стать веганом