ЛитМир - Электронная Библиотека

- Серьезная ошибка, - пробормотал Симурдэн.

- Нет, преступление, - сказал Марат.

- Иной раз - да, - сказал Дантон.

- Часто, - сказал Робеспьер.

- Почти всегда, - заметил Марат.

- Если имеешь дело с врагами родины - всегда, - сказал Симурдэн.

Марат повернулся к Симурдэну:

- А что ты сделаешь с республиканским вождем, который выпустит на свободу вожака монархистов?

- В данном случае я придерживаюсь мнения Лешеля, я бы его расстрелял.

- Или гильотинировал, - сказал Марат.

- То или другое на выбор, - подтвердил Симурдэн.

Дантон расхохотался.

- По мне и то и другое хорошо, - сказал он.

- Не беспокойся, тебе уготовано не одно, так другое, - буркнул Марат.

И, отведя взгляд от Дантона, он обратился к Симурдэну:

- Значит, гражданин Симурдэн, если республиканский вождь совершит ошибку, ты велишь отрубить ему голову?

- В двадцать четыре часа.

- Что ж, - продолжал Марат, - я согласен с Робеспьером, пошлем гражданина Симурдэна в качестве комиссара Комитета общественного спасения при командующем экспедиционным отрядом береговой армии. А как он зовется, этот командир?

Робеспьер ответил:

- Он из бывших, аристократ.

И стал рыться в бумагах.

- Пошлем священника следить за аристократом, - воскликнул Дантон. - Я лично не очень-то доверяю священнику, действующему в одиночку, так же как и аристократу в подобных обстоятельствах, но когда они действуют совместно, - я спокоен: один следит за другим, и все идет прекрасно.

Гневная складка, залегшая между бровями Симурдэна, стала еще резче, но, очевидно, он счел замечание справедливым, ибо даже не оглянулся в сторону Дантона, и только суровый его голос прозвучал громче обычного:

- Если республиканский командир, который доверен моему наблюдению, сделает ложный шаг, его ждет смертная казнь.

Робеспьер, не поднимая глаз от бумаг, произнес:

- Нашел, гражданин Симурдэн... Командир, в отношении которого вы облечены всей полнотой власти, - бывший виконт. Зовут его Говэн.

Симурдэн побледнел.

- Говэн! - воскликнул он.

От взора Марата не укрылась бледность Симурдэна.

- Виконт Говэн! - повторил Симурдэн.

- Да, - подтвердил Робеспьер.

- Итак? - спросил Марат, не спуская с Симурдэна глаз.

Наступило молчание. Марат заговорил первым:

- Гражданин Симурдэн, вы согласились на условиях, которые только что указали сами, принять должность комиссара при командире Говэне. Решено?

- Решено, - ответил Симурдэн.

Он побледнел еще больше.

Робеспьер взял перо, лежавшее рядом с бумагами, не спеша вывел четким почерком четыре строчки на бланке, в углу которого значилось: «Комитет общественного спасения», поставил свою подпись и протянул листок Дантону; Дантон подмахнул бумагу, и Марат, не спускавший глаз с мертвенно-бледного лица Симурдэна, подписался ниже подписи Дантона.

Робеспьер снова взял листок, поставил число и протянул бумагу Симурдэну, который прочел следующее:

"II год Республики.

Сим даются неограниченные полномочия гражданину Симурдэну, специальному комиссару Комитета общественного спасения, прикомандированному к гражданину Говэну, командиру экспедиционного отряда береговой армии.

Робеспьер. - Дантон. - Марат".

И ниже подписей дата:

"28 июня 1793 года ".

Революционный календарь, именуемый также гражданским календарем, не получил еще в ту пору официального распространения и был принят Конвентом по предложению Ромма лишь 5 октября 1793 года.

Пока Симурдэн перечитывал бумагу, Марат пристально глядел на него.

Потом он заговорил вполголоса, как бы обращаясь к самому себе:

- Необходимо принять соответствующий декрет в Конвенте или решение в Комитете общественного спасения. Кое-что придется добавить и уточнить.

- Гражданин Симурдэн, - спросил Робеспьер, - а где вы живете?

- На Торговом дворе.

- Значит, соседи, - сказал Дантон, - я тоже там живу.

- Нельзя терять ни минуты, - продолжал Робеспьер. - Завтра вы получите приказ о вашем назначении за подписью всех членов Комитета общественного спасения. Это и будет официальным подтверждением ваших полномочий для наших представителей: Филиппо,201

 Приера из Марны, Лекуантра, Алькье202

 и других. Мы вас знаем. Вам даются неограниченные полномочия. В вашей власти сделать Говэна генералом или послать его на плаху. Приказ будет у вас завтра в три часа. Когда вы намереваетесь выехать?

- В четыре часа, - ответил Симурдэн.

Собеседники разошлись по домам.

Вернувшись к себе, Марат предупредил Симонну Эврар,203

 что завтра он идет в Конвент.

Книга третья. Конвент

I. Конвент

Мы приближаемся к высочайшей из вершин.

Перед нами Конвент.

Такая вершина невольно приковывает взор.

Еще впервые поднялась подобная громада на горизонте, доступном обозрению человека.

Есть Конвент, как есть Гималаи.

Быть может, Конвент - кульминационный пункт истории.

При жизни Конвента, - ибо собрание людей это нечто живое, - не отдавали себе отчета в его значении. От современников ускользнуло самое главное - величие Конвента; как ни было оно блистательно, страх затуманивал взоры. Все, что слишком высоко, вызывает священный ужас. Восхищаться посредственностью и невысокими пригорками - по плечу любому; но то, что слишком высоко, - будь то человеческий гений или утес, собрание людей или совершеннейшее произведение искусства, - всегда внушает страх, особенно на близком расстоянии. Любая вершина кажется тут неестественно огромной. А восхождение утомительно. Задыхаешься на крутых подъемах, скользишь на спусках, сбиваешь ноги о выступы утесов, а ведь в них и есть красота; водопад, ревущий в дымке пены, предвещает разверзшуюся пропасть, облака окутывают острые пики вершин; подъем пугает не менее, чем падение. Поэтому-то страх пересиливает восторги. И невольно проникаешься нелепым чувством - отвращением к великому. Видишь бездны, но не замечаешь великолепия; видишь ужасы, но не замечаешь чудесного. Именно так судили поначалу о Конвенте. Конвент впору было созерцать орлам, а его мерили своей меркой близорукие люди.

Ныне он виден нам в перспективе десятилетий, и на фоне бескрайних небес, в безоблачно-чистой и трагической дали вырисовывается гигантский очерк французской революции.

II

14 июля - освобождение.

10 августа - гроза.

21 сентября - заложение основ.204

21 сентября - равноденствие, равновесие. Libra205

 - Весы. По меткому замечанию Ромма, французская революция была провозглашена под знаком Равенства и Правосудия. Ее пришествие было возвещено самим созвездием.

Конвент - первоплощение народа. С Конвентом была открыта новая великая страница, с него началась летопись будущего.

Каждая идея нуждается во внешнем выражении, каждому принципу нужна зримая оболочка; церковь не что иное, как идея бога, заключенная в четырех стенах: каждый догмат требует храмины. Когда на свет появился Конвент, необходимо было прежде всего разрешить важнейшую задачу, найти Конвенту подходящее помещение.

Сначала заняли здание Манежа, потом дворец Тюильри. Там, в Тюильри, установили раму, декорацию, огромную гризайль работы Давида, расположили симметрично скамьи, воздвигли квадратную трибуну, наставили в два ряда пилястры с цоколями, похожими на чурбаны, нагородили прямоугольных тесных клетушек и назвали их трибунами для публики, натянули матерчатый навес, как у римлян, повесили греческие драпировки и среди этих прямых углов, среди этих прямых линий поместила Конвент; в геометрическую фигуру втиснули ураган. Фригийский колпак на трибуне выкрасили в серый цвет. Роялисты поначалу насмехались над этим серым, то бишь красным колпаком, над этими театральными декорациями, над монументами из папье-маше, над этим картонным святилищем, над этим пантеоном в грязи и плевках. Нет, всей этой роскоши долго не продержаться! Колонны понаделали из бочарной клепки, своды из дранок, барельефы из глины, карнизы из еловых досок, статуи из гипса, стены из холста, а мрамор просто нарисовали, но в этой недолговечной оболочке Франция творила вечное.

31
{"b":"273046","o":1}