ЛитМир - Электронная Библиотека

На рассвете мы с мастером пошли в руины. Выйдя из марева портала, я поежилась. Серые камни окутывал туман и сырость, моросил мелкий дождик. Натянув капюшон плаща, маг стал изучать карту, что бы выбрать направление поиска. Отдав команду, мужчина спрятался от холодных капель дождя под каменным козырьком.

Постояв немного, спотыкаясь и падая, поползла по мокрым камням. Двигаясь зигзагом от одной стены до другой, от камня к камню, обдирая руки, и дойдя до каменной лестницы уходящей вниз, я стала осторожно спускаться по мокрым ступеням.

Темный зев проема дохнул на меня волной холодного сырого воздуха. Попятившись назад, остановилась в неуверенности, из моих губ вырвался звук протеста. Маг, почуяв неладное, вылез из укрытия.

- Вперед старая! Поиск! - раздалась команда, сознание стегануло болью.

Утробно зарычав, дернулась на месте. Во мне боролся животный страх с командой, пришедшей извне. Но все-таки приказ от хозяина победил. Тихо подвывая, поползла к проему. Дойдя до него, остановилась, набрав полную грудь воздуха. Но, не успела сделать и пары шагов, как тысячи ледяных иголочек впились в мое тело. Закричав от боли, я упала на камни.

Почему меня никто не предупредил, что ловушка будет разрежаться болью?

На одном из участков проема мигнула искра, похожая на маленький огонек. Взмахнув рукой, из последних сил наотмашь ударила по ней. Шквал ледяных иголочек исчез, боль начала отступать. Облегченно плача, на карачках вползла в комнату, которая оказалась совершенно пуста. Свернувшись калачиком, улеглась на полу. Постанывая и скуля, я пыталась справиться с остатками боли.

По лестнице стал спускаться Дарсий. Взглянув на меня, виновато отвел глаза, потом медленно пошел вдоль стен. Периодически он останавливался и дотрагивался до некоторых участков рукой. Когда боль окончательно отступила, я стала наблюдать за ним, все еще оставаясь на месте. Дарсий продолжал исследовать комнату, внезапно остановившись около одной из каменных плиток. Прикрыв глаза, маг начал что-то шептать. Плитка под его рукой стала светлеть, с каждым мгновением становилась все более прозрачней, пока совсем не истаяла, открыв нишу, в которой виднелись какие-то предметы отливавшие призрачным светом. Молодой маг, открыв глаза, усмехнулся и начал укладывать найденные вещи в большую кожаную сумку.

Вернулись мы домой, мокрые и продрогшие. Дарсий велел кухарке накормить меня лепешкой с теплым молоком. А сам уселся за старый деревянный стол разбирать находки. Старики замерли, восторженно глядя на него.

- Нет, нет, это не я! - усмехнулся маг. - Это старая эрги все нашла. Завтра схожу к скупщику посмотрю, что он предложит. Если мало, то придется нам с тобой Орсий съездить в Южный город.

Наскоро перекусив, маг ушел к себе в комнату, а я осталась сидеть у огня. Языки пламени вызывали какие-то видения, которые пока оставались непонятыми мной. От созерцания меня отвлекла старушка, погнав спать.

Проснувшись утром и скудно позавтракав кашей из батана, я стала помогать кухарке по дому. Дарсий ушел к скупщику, прихватив с собой Орсия.

Когда мужчины вернулись, глаза их сверкали от радости. Как оказалось, вещи, которые мы нашли в нише, ушли за хорошие деньги.

- Завтра мы снова идем в руины. Так что отдыхай сегодня, - махнул рукой Дарсий, освобождая меня на остаток дня.

Так невольно я стала охотницей за магическими предметами. Натыкаясь на магические ловушки, интуитивно искала на камнях, стенах, проемах - искорку магического огня. Дотрагиваясь до маленького огонька рукой, разряжала ловушку, которая вспыхивала яркой паутиной. Легкий запах озона растекался по воздуху. Иногда удавалось взломать ловушку без боли, а иногда боль захлестывала меня, ломая и заставляя падать без сил. В болевых ловушках найденные предметы, как правило, были сломаны или их было очень мало.

Наблюдая за мной и ловушками, молодой маг обратил внимание, что чем сложнее был рисунок светящейся паутины, тем более необычные вещи находились за ней, и почти все они находились в хорошем состоянии.

Благодаря нашим находкам, жизнь в доме стала улучшаться. Как оказалось, впоследствии Инесса кормила нас скудно из-за отсутствия денег, а когда мы стали находить предметы, то жизнь наша улучшилась. Все чаще в моем рационе стали присутствовать каша из батана и кружечка теплого молока на ужин. А когда в доме появилось мясо, то и теплый кусочек на мягкой свежей лепешке. Но самое главное мне разрешили сидеть возле огня, на который я могла смотреть часами. Теперь старая кухарка, провожая меня в руины, слаживала лодочкой ладошки и дула мне вслед, благословляя.

Когда жизнь в доме наладилась, Дарсий занимаясь оценкой магических вещей, стал приходить к выводу, что ему не хватает знаний. Найдя в городе старенького мага, стал ходить к нему на занятия. После пары уроков, Дарсий начал шептать что-то о завихрениях, кластерах и разноцветных плетениях, а потом старательно зарисовывал в маленькую книжечку все встреченные нами ловушки, унося потом на занятия свои записи, где они с магом разбирали их на составляющие.

Мое любопытство не давало мне покоя. Ну, вот такая я, вся любопытная, хотя откуда сама не знала. Мои воспоминания ко мне так и не вернулись. А вот черты характера, похоже, так и остались неизменными. В один из вечеров, я решилась поспрашивать кухарку, о моем хозяине.

- Инесса, - пролепетала я, - а где родители Дарсия?

- Тебе какое до этого дело? – удивилась старушка, которая как раз готовила ужин.

- Ну, мне просто интересно …..

Вздохнув, старушка поставила горшочек каши в печь, и уселась за стол.

- Родители Дарсия исчезли за два года до твоего появления. Первой пропала Джина, мать Дарсия, она была сильным магом разума. Ей выдвинули обвинение в незаконных опытах над эргами.

- Она проводила опыты? – потрясенно прошептала я.

- Магесса Джина пыталась восстановить память рабам. Она была хорошей женщиной, в отличии от ее мужа, который был весьма странной личностью. Что с ним случилось? Куда он исчез? Никто так и не знает, - проворчал Орсий, заходя на кухню.

- Когда Дарсий был маленький, по нашим меркам лет десяти, Антей, отец Дарсия, потащил его в руины. Там у ребенка случился срыв, магический - и вместо инициации, дар закрылся, - продолжила рассказывать Инесса, - Магесса Джина в это время была в отъезде, а когда вернулась, то получила сына со схлопнутым даром. После длительной болезни и тяжелого восстановления, у Дарсия остались лишь ошметки магического дара.

- Скандал в семье был большой, - снова встрял в рассказ Орсий, - родители мальчика перестали разговаривать между собой. Постепенно их отношения переросли в тихую ненависть, - вздохнул старик. - Хотя они и до этого не особенно между собой ладили. С самого начала их брак был договорным, супруги не испытывали огромной любви по отношению друг к другу.

- Да уж, - всхлипнула старушка, - какая любовь могла быть у нашей девочки, если ее выдали замуж насильно.

- Как насильно? – удивилась я.

- Понимаешь, магини вынуждены выходить замуж только за магов. Для сохранения магического дара и его культивации. Так о какой любви между родителями Дарсия можно говорить?

- Ни о какой, - вздохнула я.

- После исчезновения Джины, - продолжил старик, - Антей, выгнал начальника охраны Рона из дома. Сказав, что ему нечем платить. Мы все были из дома Джины, поэтому мы с Инессой старались не попадаться лишний раз на глаза главе дома.

- После пропажи магессы Джины, отцу Дарсия не было особого дела до сына ставшего калекой по его же вине, поэтому воспитывали мальчика мы с Орсием, - снова всхлипнула Инесса.

- Когда пропал Антей, - продолжил Орсий, перебивая всхлипывания Инессы, - мы ждали его несколько дней, потом пригласили мага-поисковика и открыли кабинет. В кабинете все было перевернуто вверх дном, а на стене за картиной маг нашел тайник, который был пуст. Все оформили как ограбление.

2
{"b":"273066","o":1}