ЛитМир - Электронная Библиотека

- Почему ты молчишь? - Небирос смотрел на нее, и желтые всполохи окрашивали его глаза. - Он говорит правду?

- Отчасти, - Лили не могла ему лгать. - Но это была незапланированная встреча.

- Как и наша, верно? - стальной оттенок предупредил ее о том, что он закрывается. Если падший и мог причинить ей боль, то нашел, как это сделать наихудшим способом. Лили в отчаянии посмотрела на Небироса.

- Я хотела тебя видеть.

- Так что тебе мешало прийти раньше?

- Что ты, у нее слишком плотное расписание, - встрял Самаэль, улыбаясь во весь рот, - она даже успела навестить старика Гаруса.

- Аспид жив? - вскинул голову Небирос.

- Да-да, жив, - отмахнулся Самаэль, недовольный тем, что они уходят от темы.

- Забери ее в дом, - проговорил Небирос, бросая на Лили последний взгляд и направляясь в колодец.

Лили вскинула руку и хотела что-то сказать, чтобы остановить его, но так и не нашла нужных слов, а рука бессильно опустилась вниз. Крылья хлопнули в воздухе, и она увидела, как Небирос взмыл вверх по колодцу.

- Зачем ты так? - обернулась она к Самаэлю. - Мы ведь искренне говорили с тобой в городе, когда сидели на крыше. Я считала тебя другом.

- Именно поэтому, - мрачно ответил он. Потом, оценивающе взглянув на Лили, протянул ей руку. - Пора возвращаться. Если ты, конечно, не предпочитаешь, чтобы тебя доставили демоны, связанной. - Добавил он, видя, что она не сдвинулась с места. - Давай, еще немного страсти, - падший резко дернул ее к себе, и Лили ударилась о его тело. - Внизу я отпущу тебя, и сможешь идти ко всем чертям, хоть в нижние слои навеки. Грерию я, конечно же, попрошу запечатать все окна и выходы для тебя.

Лили показалось, что мир вокруг нее начал стремительно рушиться, несмотря на то, что в колодце ничего непоправимого не произошло. Теперь она была изгоем среди всех: среди падших и среди ангелов. Она больше не видела никакого выхода, слезы сами побежали по щекам. И Лили машинально спрятала лицо на груди Самаэля и горько заплакала. Если бы только Ник был жив, он смог бы остановить весь этот кошмар. Одного его слова хватило бы, чтобы вопросы о том, кто она такая, раз и навсегда прекратились. Прижимаясь к теплому телу Самаэля, она вспоминала Ника, его сильные руки, стальную волю и силу духа. Его любовь, стоившую ему жизни… и проклинала сама себя.

- Хватит реветь, - Самаэль встряхнул ее, как следует. Они стояли на балконе в покоях Ника. - Мою рубашку уже можно выкручивать. - Он оттянул мокрую ткань, приклеившуюся на груди к телу.

- Прости, - прошептала Лили, а слезы все никак не желали останавливаться. Она хоронила Ника. Непонятно, почему только теперь, но она осознала, что больше никогда его не увидит.

- Я оставлю тебе пару бутылок виски, - с раздражением бросил Самаэль, - не останешься ты без алкоголя. - Он прошел в комнату, стаскивая на ходу с себя рубашку. - И трускла подкину, когда ты окончательно опустишься и станешь одной из скользящих тварей.

- Гарус был прав: ты действительно изменился. - Глаза Лили высохли, и в них сверкнула сталь. - У тебя паранойя.

- Да что ты? Смотрите-ка, кто заговорил. - Он подошел к ней вплотную, и, схватив ее за запястья ниже сжатых кулаков, медленно приподнял в воздух. - Давай, продолжай, - и возможно, тебе не придется мучиться на дне - я облегчу твою участь значительно скорее.

- Что вы тут… - Грерия замерла в дверях спальни, - делаете.

Раздетый до пояса Самаэль разжал руки, и Лили неловко рухнула вниз, уткнувшись носом в его грудь.

- Простите, что помешала, - Грерия, побледнев, развернулась в дверях и бросилась прочь.

- Постой, - крикнул ей вслед падший. - Чтоб тебя, - его гневный взгляд окатил Лили жгучей волной.

- Остановись, не делай глупостей, - Самаэль нагнал Грерию в дальнем коридоре и прижал к стене.

- Тебе мало одной? - в сердцах выпалила Грерия. - Впрочем, всегда было мало, так с чего я решила, что будет достаточно меня, - с горечью добавила она.

- Черт тебя дери! Ты можешь меня выслушать?

- Нет, - Грерия покачала головой, и по щекам побежали слезы.

- На редкость мокрый выдался день, - пробормотал Самаэль, ощущая себя крайне неловко. - Послушай, - мягко заговорил он, как с неразумным ребенком, - если ты чему и помешала, то только отрыванию ее головы от тела.

- Ты хотел ее убить? - брови Грерии приподнялись вверх от удивления.

- Да, хотел, - его руки отпустили Грерию, и он отошел на шаг от стены.

- Но почему? Разве она не помогла нам?

- У нее слишком много случайных встреч со светлыми. А теперь еще и это нападение на колодец. Мне совершенно это не нравится, Грерия. А если есть подозрения, лучше убить, чем сожалеть.

- Ты так рассуждаешь во всем? - отшатнулась от него Грерия.

- Ты забыла, какой империей мы правим? Колебания - это слабость, грозящая смертью. И Ник лишь доказал это своей выходкой.

- Не смей так говорить о нем. Он - хозяин.

- Его больше нет. И тебе это известно не хуже, чем мне. Теперь я - хозяин, а ты - моя хозяйка, - Самаэль подтянул ее к себе собственническим жестом.

- Ты пугаешь меня, Самаэль, - Грерия попыталась освободиться, но безрезультатно: его хватка была мертвой. - Это ведь не ты, ты не такой. Вспомни, ты пытался спасти Лили и никогда не желал ни власти, ни ответственности.

- Возможно, и не желал. Но игры закончились, и теперь империя принадлежит нам.

Грерия перестала упираться и, сдавшись, прижалась к нему, но настороженность так и не исчезла из ее взгляда.

- Власть меняет его, - вместо приветствия произнесла Грерия, врываясь в комнату Лили. - Возможно, потому Ник и не держал его при себе, а часто отпускал на поверхность, чтобы власть его не отравила, не испортила. Что он натворил? - Грерия опустилась на кровать рядом с перепуганной Лили, беря ее за руки. - Там, в колодце, что он сделал?

- Да ничего, - ответила Лили, - кроме того, что поссорил нас с Небиросом.

- Он ведь был другим, когда вы ходили на поверхность, верно?

- Да, - кивнула Лили, соглашаясь. - Он вел себя… как друг. Теперь в нем одни подозрения, но… - Лили замялась, - Грерия, у него есть основания для этих подозрений.

- Ты ведешь двойную игру? Ты обманываешь нас?

- Нет, - покачала головой Лили, грустно улыбаясь.

- Тогда основания - лишь предлог. Ему больше не нужны доказательства. Он готов уничтожить любого, кто представляет опасность для его трона.

- Но чем я могу быть опасна для него?

- Твоей связью с капхами, с детьми Абы. Теперь, когда он ее разрушил, ты в относительной безопасности, но только в относительной. А я… боюсь, я следующая, если посмею сказать хоть слово против.

- Грерия, ты же ведьма, - произнесла Лили, - не может это быть какое-то колдовство? Власть не меняет так быстро. - Лили уже молчала о том, что в другой жизни Самаэль изменился ровно в противоположную сторону. Неужели им было не обойтись без отрицательного крылатого героя? И если это будет не Рамуэль, тогда Самаэль? А если бы и не он, то кто? Таната? И сердце Лили сжалось при воспоминании о его окровавленном теле и брошенном в ее сторону слове.

- Я не вижу на нем никаких заклятий, - покачала головой ведьма. - Но он еще не полностью ожесточился и не утратил своего дурацкого чувства юмора.

- Ты любишь его, - улыбнулась Лили.

- Тем больнее видеть, как он меняется, - глаза Грерии были исполнены болью.

- Чем я могу помочь?

- Тебе лучше бежать, - отозвалась Грерия. - В порыве гнева он может убить тебя. Тем более, зная, что это останется безнаказанным.

- Хорошо, на нем нет сейчас заклятий, но ты же можешь… - начала Лили, но Грерия только печально покачала головой.

- Я не смогу, даже если от этого будет зависеть моя жизнь.

Лили взглянула на нее, и вопросы отпали.

- Я понимаю, прости. - Она сама никогда не смогла бы изменить Ника, и не стала бы.

40
{"b":"273071","o":1}