ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но очень уж не долго длилась эта эйфория. Чуть не забыл, где нахожусь и, что вокруг происходит.

— Головокружение-с от успехов!

Расслабился! А вот расслабляться то и не надо. А то может произойти то же самое, что и с незадачливым командиром батареи. Чуть-чуть не напоролся. Выручило везение, а также надетый, своевременно, прибор ночного видения. Который-то, собственно, и позволил разглядеть двигающиеся наперерез моему движению огоньки. Чего, в принципе, быть не могло. Откуда взяться на реке, двигающимся в колонне, автомобилям.

— Ведь не амфибии, чай!

С подобным видом транспорта, что у немцев, что у наших, был откровенный напряг. Нет, конечно, были некоторые экземпляры, в том числе и довольно удачные, например тот же Volkswagen Typ 166 (Schwimmwagen), но он, вроде как позже, после 42-го, в серию пошел. На данный момент у них, вроде как, должна находится только модель «Триппель SG6/41» (4*4), своим внешним видом больше напоминающая резиновое изделие, предназначенное для защиты от собственного создателя-изобретателя. Это только то, что мне было известно о плавающих автомобилях.

А ведь были еще и танки, на базе чешских Pz.Kpfw.35(t), которые, чешские же инженеры, и научили плавать. Подтверждая тем самым теорию, про то, как они мужественно боролись с германским фашизмом, посредством саботажа на своих предприятиях военных заказов. Так увлеклись борьбой, что сделали то, что до них не смогли сделать немецкие инженеры. Их прототип, на базе PzKpfw II (Sd Kfz 121), почему-то, категорически не хотел плавать, а только тонул. А у этих вот, взял и поплыл. Да так удачно, что был тут же принят на вооружении Вермахта под названием Schwimmpanerwagen 38 (t).

— Вот такая вот борьба, наоборот.

Но и их здесь быть не должно. Все то, что успела, к этому времени, наклепать германская промышленность, отжал, в свою пользу «Быстроходный Гейнц» Гудериан. А его войска наступают немного южнее.

Был еще, правда, удачный вариант плавающего тягача LWS, но и его довели до ума только к 44-му году. В 41-м, в наличии, только семь экземпляров на ходу было. Именно на ходу, а не на плаву. Не очень то, им хотелось плавать. Как тому топору.

Предположить, что эти экземпляры, одномоментно оказались в одном месте, да еще и, по случайности, рядом со мной, было все равно, что предположить, что я выиграл в лотерею.

— Чего, кстати, со мной никогда не случалось. Может планида такая, может обычное невезение, трудно сказать.

Поэтому и сейчас рассчитывать на что-то сверхъестественное не приходится, гораздо проще обойтись самой заурядной причиной. А именно той, что я едва носом не уткнулся в мост, по которому, даже не смотря на ночное время, не прекращалось интенсивное движение. Правда светомаскировкой фашики не пренебрегали, и пользовались только фарами со специальными шторками. Которые делают луч света узко направленным, а потому еле заметным. Но для «ночника», даже такой подсветки оказалось более чем достаточно, чтобы разглядеть не только вереницу машин, но и всю, прилегающую к мосту, обстановку.

Сам мост, соединявший берега, в самом, видимо, узком месте Немана. Поскольку я насчитал, всего-навсего, четыре пролета. Но, правда, сами берега были довольно таки высокими и обрывистыми. Такая их конфигурация была обусловлена тем, что река, в этом месте, проходила сквозь кряж. Поэтому, пробитый ею тоннель, издали напоминал каньон. Который, если мне не изменяет память, носит название Гродненские ворота. Соответственно, настил моста, возвышался довольно высоко, давая возможность беспрепятственного прохода малоразмерным речным судам, имеющим небольшую осадку.

— Во всяком случае, бронекатера Пинской флотилии, пройдут без проблем. А вот, канонерские лодки? Или мониторы? Тут я даже и не знаю. Поскольку не только не являюсь специалистом в данном вопросе, но, если честно, ни разу их в глаза не видел. Вот, катера, те приходилось.

После войны их частенько в качестве памятников использовали. А что, всех затрат-то — постамент соорудить, отреставрировать посудину, подкрасить кое-где, решить вопрос с транспортировкой, водрузить и, ву аля, памятник военным морякам готов.

— Всяко-разно, дешевле, чем у Церетели заказывать. Такой заказ бюджет ни одного города, кроме Москвы конечно, не выдержит. Вот и идут градоначальники по пути наименьшего сопротивления. Поэтому и расставлены, эти памятники ушедшей воинской славы по всей России, в особенности в городах расположенных на берегу моря, или, на худой конец, крупных водных артериях.

Потому и имею, определенное представление о размерах подобных плавательных средств. А если уж высота пролета, годится для габаритов такой посудины, то уж моя лодка проскочит без проблем. Только вот есть одна заковыка. В данном, конкретном, случае это гидросооружение интересует меня, не столько с точки зрения возможных помех для судовождения, а в первую очередь, по прямому своему предназначению. Как средство, предоставляющее противнику возможность переправы большой массы войск, через водную преграду.

— Было бы не плохо лишить противника такой возможности. Тем более, что отвесные берега ставят крест на вопросе оборудования понтонного моста в этом месте.

Ведь мало построить мост, необходимо еще оборудовать удобные подъездные пути к нему. А вот с этим-то могут быть очень большие проблемы. Почва, в основном, каменистая, не предназначенная для земляных работ. В зоне прямой видимости, во всяком случае, удобных мест не видно. Поэтому придется противнику направлять свои войска в обход. А это значительная потеря во времени.

Добраться до самого моста больших проблем не составило. Поскольку соблюдение немцами светомаскировки сыграло мне определенным образом на руку. Тут сказалось мое техническое превосходство. Я был единственным зрячим, среди слепых. Да и, собственная хлипкость моста, внесла свои коррективы в организации его обороны.

— Нет, конечно, к вопросам безопасности объекта, фашики отнеслись со всей, свойственной им педантичностью. И позиции зенитной артиллерии, состоящей преимущественно из какой-то автоматической мелочи, оборудованы. И подходы контролируются, ажно двумя пулеметными точками, с каждой стороны.

Вот только на самом мосту никого не наблюдается. Да оно и понятно, почему. Если судить по дистанции между проезжающими машинами, сильно на его надежность они не рассчитывают. Это ведь не капитальное германское сооружение, а хлипкий мостик, местного значения. Для которого, в мирное время, десяток машин в день, уже событие. А тут нескончаемый поток грузопассажирского транспорта, обеспечивающий всем необходимым вечно голодного бога войны.

Поэтому охрана больше внимания уделяет регулированию движения грузопотока. Упуская из виду возможность атаки с воды. Да и с чего бы это им так об этом беспокоится. В это время, такой выходки от противоборствующей стороны никто не ожидает. Не принято как-то — не по правилам. По правилам мост надо атаковать полноценным десантом, с авиационной или, на крайняк артиллерийской поддержкой. Которую, при условии удаления от основных сил, может обеспечить только дивизион бронекатеров. Приближение которого, к объекту, можно загодя услышать и приготовить ласковый прием. А вот так — на надувной лодке? Неправильно это, потому и непредсказуемо. Чем, собственно, я и собираюсь воспользоваться.

Забраться под мост, больших проблем то, не составило. А вот что делать дальше? Вот это вопрос. Опоры моста выполнены в виде ряда свай, изготовленных из толстенных бревен. Отдаленно напоминающие телеграфные. Во всяком случае, такие же, высокие. И забраться по ним буде задачей, не из легких. Кто со мной не согласен может попытаться такое осуществить, на ближайшем празднике, проводов весны. Где, в качестве одного из традиционных аттракционов, предлагают всем желающим достать приз, вскарабкавшись на столб.

— Что? Хотите возразить, дескать, там столб специально водой поливают, чтобы он обледенел. Так ведь и здесь он ни разу не сухой.

Нижняя часть, уходящая под воду, осклизлая от тины, противная на ощупь. Выше моего роста, конечно посуше, но тоже не фонтан. Можно было конечно, и не заморачиваться, забивая себе голову излишними проблемами. А просто присобачить заряд куда дотянешься, да и шут с ним. Но тут то вот и собака порылась. Закон физики, согласно которого распределение ударной волны в открытом пространстве, происходит равномерно, с одинаковым усилием во все стороны. А препятствие, то есть свая, только в одной стороне. Поэтому силы взрыва, может быть недостаточно, чтобы гарантированно вывести объект из строя. Для этого нужно или увеличить количество взрывчатки, которой у меня и без того, не безданная бочка, или же примострячить его, в самое уязвимое место конструкции. А именно, в стык, между опорой и полотном. А до него, без малого, метров восемь, на глазок.

24
{"b":"273089","o":1}