ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но вместе с тем Туман показывал своему противнику готовность к смертельной схватке! А кроме того он подавал сигнал мне! И в этом тоже трудно было ошибиться, потому что не смотря на то, что я плохо владел иностранными языками, особенно языком животных, и в частности семейства псовых, но тем не менее в его лае мне отчетливо слышалось: «Отходи Друг! Я прикрою!»

В его голосе звучала готовность биться на смерть лишь бы прикрыть мой отход! Как самые смелые и отважные всегда готовы грудью встретить врага для того чтобы дать возможность спастись своим товарищам!

— Э нееет! Шалишь брат! Я еще никогда друзей в беде не бросал!

И я уже совсем было разогнался в сторону двери, держа ВСС наперевес, чтобы вместе с Другом, плечом к плечу встретить неведомого врага, кем бы он не был, и вместе противостоять его агрессии, как вдруг со двора донесся голос, заставивший меня затормозить, сплюнуть и, в сердцах матюгнуться.

— Блин! Васек! Принесла нелегкая! Как не вовремя!

Как бы подтверждая квинтэссенцию этой моей тирады, со двора вновь донеслось; «Никитос-папиндос! Выходи! Подлый трус!»

Только один человек в мире мог кричать эту фразу во всеуслышание, не опасаясь за свое здоровье! И этим человеком был мой старый товарищ из босоногого детства. По имени Вася!

Васек был настолько, во всех смыслах, примечательным человеком, что заслуживает отдельного рассказа. Я не зря употребил термин — примечательный, поскольку такую личность трудно было не заметить. Сам, от природы, являющийся далеко не маленьким я никогда не испытывал комплекса неполноценности связанных с собственными габаритами, все ж таки, под стоху весом и под сто девяносто ростом. Но это при условии, что рядом не было Васи.

По моей собственной классификации большие люди делились на несколько категорий: большие, очень большие, огромные и…. ВАСЯ!

Вася был не просто огромен, он был гигантом, на фоне которого все остальные, в том числе и я, выглядели форменными пигмеями. Этакий Святогор отечественного разлива. Ростом за два пятьдесят и весом за двести кило! Но при всем при этом он даже сам не знал своих точных размеров. Просто не заморачивался этим вопросом и все. Просто жил, таким каким его создали Мать-природа и собственная мать. Кстати довольно таки хрупкая женщина, невысокого роста. А вот поди ж ты, выродила этакого монстра.

Только однажды, когда мы вместе с ним проходили приписную медицинскую комиссию врач из военкомата попытался определиться с этим вопросом, но из этого ни черта не вышло. Количества отметок на ростомере элементарно не хватило, а напольные медицинские весы, на которые взгромоздилась Васина туша, приказали долго жить.! Обозленный этим донельзя врач, видимо в отместку, крупными буквами вывел на Васиной медицинской карте — ВДВ!

Но и там не обошлось без казусов, связанных с Васиными габаритами. Это наверное единственный, во всяком случае из известных мне, воин-десантник который НИ РАЗУ не прыгал с парашютом!

Нет, попытки сделать из него орла-десантника были, но слава богу закончились еще на стадии подготовки. Как известно, прежде чем отправиться в самостоятельный полет, воинов-десантников целенаправленно к этому готовят, что характерно, на земле. Так, в частности, в программу подготовки входит также обязательные практические занятия на ВДК (воздушно-десантный комплекс). Который оборудуется всеми необходимыми для десантника-парашютиста тренажерами, такими как унифицированный тренажер парашютиста УТП-76, или комплексный тренажер парашютиста-десантника КТПД-76, ну и разумеется парашютная вышка. Которая раньше, кстати, стояла чуть ли не в каждом парке культуры и отдыха, и каждый желающий мог хоть на мгновение, но ощутить себя настоящим десантником. А теперь их днем с огнем не сыщешь! Разве только в тех же самых парашютно-десантных полках, да в десантных учебках. Ну и разумеется в училищах, ныне институтах, ВДВ. А ведь сколько мальчишек впервые познавших радость полета под белоснежным куполом парашютной вышки в мечтах видели себя воинами-десантниками? И становились ими! А сейчас? Но ладно, речь не об этом. Что толку вспоминать о прелестях минувших лет. Прошлого ведь, как известно, не вернешь.

На Васино счастье в учебке, в которую он попал сразу после призыва, парашютная вышка была. Но вот его знакомство с ней едва не привела к плачевному результату. В общем, когда Васина туша сверзлась с многометровой высоты, препятствующий его встречи с родимой землей, трос, в совокупности вместе с куполом не вынесли такого издевательства, и звонко тренькув (это трос) и громко лопнув (это купол), приказали долго жить. Спасло его от травм только чудо, которое, как в анекдоте, распухло и мешало ходить.

Получив такой наглядный пример Васиного везения, отцы-командиры рисковать перспективным кадром не стали и на реальные прыжки его с собой не брали. Поскольку опасались, что стандартный десантный парашют Д-6, такую массу просто-напросто не выдержит, а переделывать грузовой под него не стали.

Не смотря на неудачную попытку стать орлом, из десанта его не списали. Потому что всего остального у него было с избытком. Поэтому и уволился он в запас имея на погонах только одну лычку. Зато широкую и вдоль! То есть старшиной! Потому что командир разведроты десантно-штурмовой бригады, в которую он попал после учебки, впечатлившись Васиными габаритами по самое нихочу, тут же, сходу, назначил его на вакантную должность — старшины роты! И, что характерно, не прогадал! Потому что все полтора года, которые Вася служил под его началом он мог спать спокойно. А не ночевать, как другие командиры, в казарме и не проводить выходные в расположении роты. Кроме него, никаких других авторитетов Вася не признавал. А жалкие попытки старослужащих роты объяснить молодому, но жутко перспективному старшине роты политику партии, вернее существующую в войсках негласную иерархию, потерпели сокрушительное фиаско. Сокрушительное, во всех смыслах этого слова. Даже шестнадцать дембелей разведроты имеющих соответствующую подготовку оказались бессильны против Васиных сокрушительных аргументов. Можно было бы сказать — убийственных, но по счастью обошлось без фатальных жертв. Хотя во всем остальном, все участники диспута, кроме Васи разумеется, долго носили на себе следы его воспитательного воздействия, а некоторым даже потребовалась медицинская помощь!

Да уж! Если сложить вместе выдающиеся природные данные с полученными в десантных войсках навыками, то получалась истинная машина для убийства. А если еще добавить и неиссякаемый авантюризм? То и вообще такая гремучая смесь получалась, что только держись. Кстати именно страсть к приключениям и сблизила нас в свое время. И разумеется страсть эта, как и у большинства мальчишек этого возраста была взлелеяна в основном на книжном материале. Что же делать, если в 70-е годы с фильмами этого жанра у нас в стране был жуткий дефицит. Да и хорошую книгу достать была задачкой не из самых простых. Поэтому и сошлись, что часто менялись друг с другом честно добытым. Карл Май и Фенимор Купер, Роберт Штильмарк и Рафаэль Саббатини, Вальтер Скотт и конечно же Александр Дюма. Именно герои их романов и были теми объектами для подражания, на которых хотелось походить двум впечатлительным подросткам.

Со временем я как то стал разделять вымышленный мир книжных героев и реальность, а вот Вася так и остался в душе непревзойденным романтиком. И объекты для подражания выбирал себе под стать. Любимым его героем был конечно же добродушный Портос, из незабвенных «Трех мушкетеров». Правда со скидкой на советскую застойную действительность. Больше всего ему запал в душу рассказ Портоса о его тренировках по примеру античного героя Милона Кротонского. «Я слышал, — говорил Портос, — что некий Милон Кротонский проделывал

удивительные вещи: он стягивал себе голову веревкой и движением головных

мускулов разрывал ее, ударом кулака сваливал с ног быка и уносил его на

своих плечах, останавливал лошадь на бегу за задние ноги и тому подоб

ное». В действительности ежедневно Милон взваливал быка на себя и переносил вдоль стадиона в Олимпии на расстояние больше 200 метров, выполняя этот прием каждый день. По мере роста быка, увеличения его веса, увеличивалась сила и выносливость самого Милона. К моменту, когда бык совсем вырос, Милон стал самым сильным борцом в Греции.

63
{"b":"273089","o":1}