ЛитМир - Электронная Библиотека

Рита уставилась на старушку:

– Вы имеете в виду, что я должна… э-э… подоить корову? – уточнила она.

– Ну конечно! – весело подтвердила Аглая. – Да ты не боись, Розка добрая. Давай-давай, не стесняйся!

Всю жизнь прожив в городе, Рита понятия не имела, с какой стороны подходят к корове. Она видела в кино, как это делается, но никогда не приближалась к этим рогатым «монстрам» на расстояние вытянутой руки, не говоря уже о том, чтобы заняться дойкой!

Аглая верно истолковала замешательство Риты. Она подошла к корове сбоку, пододвинула ногой табуреточку, присела и взялась за вымя Розы. Корова вела себя смирно, словно только и ждала, когда ее освободят от тяжести молока. Аглая мягко потянула за соски, и в пятилитровое блестящее ведро брызнули струи желтоватой жидкости. Сделав несколько однообразных движений, Аглая, кряхтя, встала с табуретки и кивком пригласила Риту продолжать. Рита предпочла бы расплатиться деньгами, но – делать нечего, пришлось выполнять задание. Дергая за соски Розы, которая вела себя как настоящая леди даже в столь неумелых руках, Рита вспоминала старинные русские сказки. В них героям постоянно приходилось исполнять всевозможные поручения, а в конце они получали волшебную награду – скатерть-самобранку, шапку-невидимку или ковер-самолет. Рита же получила от Аглаи две булавки и порошок непонятного происхождения. Могут ли они сойти за чудесные подарки?

Время покажет! Кажется, она начала приноравливаться к ритму, и дойка больше не казалась таким уж непостижимым занятием.

От посещения старушки-колдуньи у Риты остались противоречивые впечатления. Несмотря на то, что она так до конца и не поверила в необыкновенные способности Аглаи, в голове тем не менее зрел план, как вычислить таинственную брюнетку. У нее чесались руки сесть, записать имена подозреваемых и начать их разрабатывать. Слава богу, Алина – блондинка!

Одно хорошо: Аглая подтвердила, что Игорь не болен. Правда, Рита смотрела немало передач, в которых знахари убеждали людей, что они здоровы, а вскорости те умирали, так и не удосужившись обратиться к официальной медицине. Однако в случае Байрамова официальная медицина оказалась бессильна, поэтому Рита не видела иного выхода, кроме как воспользоваться пусть и сомнительной, но все же помощью Аглаи!

Она вернулась домой в начале четвертого. В запасе достаточно времени, чтобы привести себя в порядок к моменту, когда Лена привезет шумных и веселых племянников, умеющих все поставить с ног на голову и за пять минут устроить такой невообразимый беспорядок, что разгребать его потом приходится неделю. Если бы на то была ее воля, Рита ни за что не согласилась бы принимать ребятишек дома – только на нейтральной территории, желательно на открытом пространстве, лучше всего – на пустыре, где невозможно что-либо сломать или испортить! Но внуков пригласила Наталья Ильинична, и с этим ничего не поделаешь. Мама обожает детей и позволяет им делать все, что заблагорассудится. Они тоже без ума от бабушки и радуются полному отсутствию контроля с ее стороны. Племянники не боятся никого на всем белом свете, кроме Игоря. Стоит ему посмотреть на них тяжелым взглядом, как они умолкают, словно по команде. Несмотря на это, Байрамов детей любит. Он вырос в большой семье, поэтому отношение Игоря к малышне в целом положительное. Он может легко увлечь их интересным рассказом или заставить что-то сделать так, что ребятишки и сами поверят, что занимаются этим по собственному почину. Иногда Рита даже ревнует племянников к Игорю, так ловко у него получается управляться с ними! Ваня и Юля любят тетю, но, как водится у детей, не могут лишить себя удовольствия потрепать ей нервы. У Игоря таких проблем не возникает. Он обращается с ними строго, но впечатление такое, что, имей они выбор, непременно выбрали бы в качестве няньки именно Байрамова, а не любящую и всепрощающую тетушку или бабулю.

Рита вытащила из сумки телефон и обнаружила около двадцати не принятых сообщений! Ну да, она убавила звук, когда отправилась к Аглае, чтобы ее ничто не отвлекало. Больше половины сообщений от Игоря: он недоумевал, куда подевалась его женщина. Рита быстренько отбила ему длинное послание. Звонить поостереглась: репетиция в разгаре, а Игорь звереет, когда его прерывают во время работы.

Усевшись за стол, она вытащила мамины принадлежности для шитья. Наталья Ильинична до сих пор штопала дыры в их с Игорем одежде, сама же Рита не слишком умело обходилась с иголкой и ниткой. Единственным ее коньком в семейном общежитии являлось умение хорошо готовить, но Байрамов, к сожалению, совершенно не способен оценить данный талант. Он не видит ни малейшей разницы между заваренным наспех «Дошираком» и изысканным супом из кролика со спаржей!

Рита порадовалась, что мамы нет: ей вовсе не улыбалось зашивать в одежду обереги Аглаи под осуждающим взором Натальи Ильиничны! Она, несомненно, сочла бы свою дочь рехнувшейся, если бы увидела такую картину. Рите с грехом пополам удалось вшить в свой любимый нашейный шарфик травки колдуньи, и она принялась размышлять о такой вещи, которую Игорь всегда берет с собой. Его черное пальто? Но ведь он снимает его, когда приходит на работу. Галстук? Байрамов галстуков не носит. Свитера и джинсы он меняет каждый день и тут же стирает в стиральной машине, не говоря уж о носках! Так куда же зашить Аглаин оберег? Все не так просто: придется постараться и придумать, как уберечь Игоря от посягательств чужой тетки!

В половине шестого появилась Леночка с Ваней и Юлей, разодетыми в пух и прах. Наталья Ильинична еще не вернулась, и это означало, что Рите некоторое время придется справляться с племянниками самостоятельно! Такая перспектива ей не улыбалась, так как она рассчитывала поработать нал делом Каюровой, в котором пока не имелось ни единой зацепки. Теперь об этом можно было забыть: на кухонном столе лежала записка от матери, что она отправилась в магазин, чтобы купить детям «что-нибудь вкусненькое».

Едва раздевшись, ребята принялись носиться по квартире, словно стадо антилоп.

– Господи, – простонала Рита, у которой тут же закружилась голова, – и как ты их только выносишь каждый день?

– Ну, для этого ведь и существуют школа, кружки и любящие тети и бабушки, верно? – усмехнулась Лена. – Только спихнув на время «цветы жизни» кому-то другому, удается немного побыть в тишине!

Через четверть часа Лене и Рите удалось усадить детей за просмотр любимой ими телевизионной программы.

– Не представляешь, как я благодарна вам с Натальей Ильиничной! – сказала Лена на прощание. – Теперь я могу наконец сходить в салон красоты и на целых два часа почувствовать себя совершенно свободной!

– С богом, – напутствовала ее Рита.

Ей вдруг пришло в голову, что золовка как-то изменилась. Все время, что Рита знала жену брата, та была серой мышкой – тихой, покладистой, занятой домом и семьей. Рита терялась в догадках. Неужели у них с Мишей второй медовый месяц? Михаила не смущал факт, что он делит время между женой и любовницей. Первую он обожал как мать своих детей и понимающего друга. Вторая была необходима, чтобы отдохнуть от семьи и расслабиться. Рита не одобряла поведения брата, а Наталья Ильинична ничего не знала о происходящем в семье первенца и продолжала считать его святым. Рита не желала разочаровывать мать, да и брата, в минуту слабости доверившегося ей, подводить не хотелось. Она надеялась, что рано или поздно любовница Михаилу надоест. Однако его роман продолжался третий год, а конца не намечалось. Рита брата обожала, но считала, что ему не помешала бы хорошенькая встряска. Вот если бы Леночка изменила… Нет, это кажется невозможным! Миша считает, что жена целиком и полностью принадлежит ему, во всем от него зависит и не сможет существовать отдельно. «Зря все-таки она бросила институт», – думала Рита, возвращаясь в гостиную. Юля с Ванькой увлеченно пялились в экран. Может, еще удастся поработать?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

15
{"b":"273097","o":1}