ЛитМир - Электронная Библиотека

Техника, при помощи которой создали Залу – Киру, оставалась загадкой даже после многочисленных исследований. Не считая необычной конфигурации микроорганизмов Вардена, никаких отклонений от нормы не было. Однако это был не психический, а физиологический феномен.

Увидеть идеального убийцу и понять, что этот уродец олицетворяет именно те качества, которыми ты Прежде гордился, – такое может ошарашить любого. Я и сам, не имея ни веры, ни принципов, искренне считал себя отважным борцом за всеобщую справедливость. Харон меня многому научил и разрушил былую уверенность в собственной правоте. Мои цели не изменились в первую очередь потому, что противник был мне омерзителен – а не только из-за безграничной преданности Конфедерации. Интересно, испытали ли нечто подобное мои двойники на Лилит, Цербере и Медузе? Про себя я мог сказать только одно:’ лишь здесь я стал истинным человеком, и хотя слабее, чем Кира, но зато гораздо более цельным.

Объяснить свои душевные терзания Дарве оказалось непросто, она так и не смогла понять меня. Что поделать – Дарва не была рождена для ВЕРЫ.

Видимо, этим я и отличался от Киры. Я был верующим с рождения, но, хотя утратил своего идола, взамен обрел человечность. Здесь, на Хароне, я был превращен в животное, зато возродился подлинным человеком. Кира была превращена в машину, да так и осталась машиной. Навсегда.

В известном смысле она вынудила меня присмотреться к самому себе – и благодаря этому в конце концов я познал свободу. Последние оковы затверженных догм и стереотипов пали. Как и крошечный доктор с Цербера, я разорвал путы прошлого и сознательно стал союзником Думониса, потому что наши интересы в данным момент совпадали.

Впервые я всерьез заинтересовался своей особой и, к огромному удивлению, при помощи ВА различил крошечное устройство из органики, вживленное в укромном уголке моего мозга. Я претерпел фантастическую метаморфозу, познал дикую жизнь в джунглях – оно выдержало все. Так что ты, наверное, слышишь меня, мой двойник... Моя Кира.

Корил с мрачным видом сидел в своем кабинете, заваленном рапортами и фотографиями.

- Впервые за эти годы я вынужден пойти на компромисс.

- Дурные новости?

- Да, – кивнул он. – Но наша крепость изначально была обречена. Ее падение – это вопрос времени. Она, разумеется, способна выдержать многое, но как только ее координаты станут известны, противник применит тяжелое оружие из космоса. Весь этот чертов континент сгорит дотла.

- Тогда почему этого еще не произошло?

Корил невесело улыбнулся:

- Замечательный вопрос. В основном потому, что Конфедерация очень внимательно следит за системой Ромба. На Хароне у наших противников нет необходимого вооружения, а завезти его Извне невозможно – все грузопотоки тщательно контролируются. Корабль уничтожат, не задумываясь. Правда, у них есть космические аппараты союзников-пришельцев, но использовать их – значит, преждевременно раскрыть свои карты. Так что они попытаются обмануть наши микроорганизмы Вардена, и рано или поздно им это удастся.

- Сколько времени у нас в запасе? – с тревогой спросил я.

- Кто знает? День? Неделя? Месяц? Или считанные минуты? Точно я знаю одно: когда-нибудь это случится. Сколько можно играть в кошки-мышки? – Корил откинулся на спинку кресла, и я впервые заметил, как он постарел. – Итак, мой друг, атака – лучший способ защиты. С этой пассивностью пора кончать. – В глазах его отражалась вся серьезность принятого решения. – Ты знаешь. Парк, впервые я понял, что все эти годы обманывал самого себя. Мне НРАВИТСЯ здесь. Я люблю исследования, мир и покой, неприхотливость. Мне даже нравилось руководить повстанцами. Но между провозглашением борьбы и реальной борьбой огромная пропасть. А ведь это так замечательно – всю жизнь готовиться, но так и не начать! Вот почему старый подлец Думонис не выдержал!

- Что произошло?

- Сукин сын! Он единственный посторонний человек, кто знал точное местоположение базы. Да, надо было... – При воспоминании о докторе его лицо так побагровело, что я даже испугался, однако Корил моментально овладел собой.

- Эх, проклятие, – горько сказал он. – А ведь я считал, что он имеет право знать наши секреты. Без него наше существование было бы невозможно.

- Вы считаете, что он предал нас? Корил молча кивнул.

- Но почему?

- Исключительно для того, чтобы вынудить меня действовать. Черт побери. Парк, я ведь давно к этому готов. Ты же был в Бурже, а это ведь только легкая проверка сил. Вот зачем Думонис прилетел сюда. Мы много беседовали, и я привел ему тысячи доводов, но он не выдержал и взялся за дело сам.

Я обеспокоенно нахмурился:

- Что это за человек? Откуда у него такие возможности?

- Вероятно, он самый опасный человек в Ромбе, – ответил Корил. – Настоящий гений, особенно в искусстве управлять сильнейшими мира сего. Сейчас он ведет сложнейшую политическую игру с Конфедерацией, и боюсь, скоро Властителям Ромба придется отстаивать его шкурные интересы. О мотивах я умолчу, скажу лишь, что личная власть Думониса не прельщает, иначе он давно уже стал бы Властителем. Однажды я поинтересовался, почему он помогает нам, и знаешь, что он ответил? Что это развеивает его смертельную скуку! Ну да хватит об этом. Думонис нанес мне сильнейший удар, и теперь у меня только один выход – действовать.

- Вы хотите контролировать события?

Корил кивнул:

- Больше я не собираюсь играть в поддавки. Ты здесь новичок и даже не представляешь, чем я располагаю.

- Это оборудование, – обвел я руками, – позволяет управлять целой планетной системой, а не только Хароном; сторонников у вас хватит. Не вижу, с какими проблемами вы можете столкнуться, по крайней мере вначале.

Он мрачно усмехнулся:

- Ты, Парк, судишь очень поверхностно. Во-первых, мы не можем положиться на оружие. Неужели ты ни разу не задумался, почему солдаты в Бурже были вооружены винтовками? Использовать на Хароне даже слабый лазер – значит, подвергаться смертельному риску. Крошечный смерч – все мы в мгновение ока окажемся на том свете.

- С первого дня я только и слышу об этих самых смерчах, – сказал я. По-видимому, они очень редки. Я не только не видел ни одного сам, но даже не встречал очевидца.

- Да слава Богу. Эти ужасные, иного слова не подберу, электромагнитные штормы достигают ионных слоев атмосферы. Никто не знает, как они образуются, но это страшнее любого ада. Ты не поверишь, но есть даже секта, которая им поклоняется. Они возникают без всякой видимой причины. Ни один уголок на планете не застрахован от них – кроме центральных районов Гамуша. Иногда проходят целые десятилетия без единого смерча, а затем они обрушиваются десятками и даже сотнями одновременно. Помимо урагана, не меньший вред приносят магнитные бури, превращающие электрооборудование на многие десятки километров вокруг в прах. Никакое волшебство, ничья сила воли не в состоянии противостоять им. Про них известно только одно – любое устройство, использующее электроэнергию, притягивает их как магнит.

- Звучит жутковато, – согласился я.

- И случается гораздо чаще, чем ты думаешь, – добавил Корил. – Сейчас к северу от нас бушуют три смерча одновременно – и именно туда нам предстоит отправиться.

Я обреченно вздохнул:

- Ясно. Однако, учитывая низкую эффективность и слабую вооруженность войск режима, ваши шансы на победу весьма высоки. Судя по столкновению в Бурже, вам бояться нечего – простой народ Харона в конечном счете одержит верх.

- Обычно так и бывает, – согласился Корил. – Мы в состоянии без всяких проблем захватить процентов семьдесят населенных пунктов на севере, а также несколько поселений здесь, на Гамуше. О Тукуане можно не беспокоиться. У меня достаточно сильных и хорошо подготовленных волшебников, чтобы взять ключевые пункты вроде Монтлэ и Куберы. Но это еще не победа. Пока мы не захватим Замок, противник будет контролировать космодром, а также единственный пункт управления экономикой всей планеты. Он разрушит промышленность. Наступит голод, а с ним и народные волнения. Противник обратится за помощью к остальным властителям, а возможно, и непосредственно к пришельцам. Если мы не возьмем Замок, то проиграем, пусть даже вся планета окажется в наших руках.

141
{"b":"273104","o":1}