ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да и для юноши тоже, – улыбнулся агент. – А как же депортированные с Медузы? Вряд ли уничтожение планеты не отразится на их реальных и потенциальных возможностях, в том числе и на способности к воспроизводству.

- Поживем – увидим. Но мне кажется, что компьютер все-таки один. Возможно, он находится на одном из огромных спутников Момрата, но использует четыре различные частоты какого-то неизвестного излучения. В этом случае их генотип не изменится – просто Харон заселят две различные расы. Постепенно мы изучим все секреты микроорганизмов Вардена и наконец-то покинем эту космическую тюрьму – хотя три планеты Ромба будут способны прокормить гораздо больше населения, чем теперь. На Цербере может прожить полмиллиарда, и миллиарда по три – на двух других. У выживших хватит времени разрешить все загадки. К тому же у них будет от чего оттолкнуться. Поставьте несколько действительно выдающихся умов перед проблемой, убедите, что она разрешима, и они в лепешку расшибутся, но решение найдут. Именно это качество и делает людей столь своеобразной космической расой.

Агент не удержался и задал еще один вопрос:

- Скажите, что будет с игрушкой Упсира? Она совсем безнадежна?

Думонис тяжело вздохнул:

- Джордаш – крупнейший специалист на Медузе. Он прямо сказал мне, что процесс проводился на физиологическом уровне и, стало быть, необратим. Я полагаю, что центральный компьютер Альтавар воспринимает Девушек Радости как растения и соответствующим образом поддерживает их существование. Вспомните о роли микроорганизмов Вардена. Зная возможности компьютера, мы можем полученную нами от Тарина Була информацию направить обратно – в Уби. Но не забывайте о последствиях. Ее организм имеет уже совершенно иной генетический код и просто не переварит ее. Но в то же время материалом для Уби служил Тарин Бул, а значит, его интеллектуальный потенциал остался тем же. Это, конечно, чисто академический вопрос, но мне КАЖЕТСЯ, что еще не все потеряно. Существо с ее телом и вашим выдающимся интеллектом вполне способно восстановиться за каких-нибудь два года. Об этом можно подумать на досуге.

- Мне до сих пор не по себе, – признался агент психологу, – но, если мы выживем в следующие трое суток, займусь проблемой вплотную. А сейчас мне пора.

Думонис положил руку ему на плечо.

- Поосторожнее с Упсиром, сынок, – заботливо сказал он. – Не забывай, он всегда был милитаристом – такова его испепеляющая ненависть к Конфедерации, но теперь, когда война действительно неизбежна, он заплатил кругленькую сумму и никогда не простит этого Альтавару. Однако Талант Упсир достаточно разумен и будет терпеливо ждать, пока не подвернется случай отомстить за свою вотчину. Стало быть, вся его злоба выльется на тебя и твоих братьев. Уже сейчас можешь мне поверить – он озабочен только этим. Но простое убийство не в его правилах. Он придумает что-нибудь изощренное, такое, что нам и не снилось.

Агент кивнул и обменялся сердечным рукопожатием со старым доктором:

- Я буду предельно осторожен. Только бы уцелеть в предстоящей заварушке.

- Да, – лицо Думониса озарилось улыбкой, – конечно. Империи никогда не уходят бесшумно.

Он вернулся на Буджум за несколько часов до истечения условленного срока. Об этом они заранее условились и с Конфедерацией, и с Морахом. Агент поднялся в отведенное ему помещение и по секретному каналу связи связался с командором Крегом.

- Планы не изменились? – спросил он с затаенной надеждой. – Эвакуация еще не закончилась, а пятьдесят или сто тысяч человек мы не вывезем.

- Нет, слишком поздно, – ответил Крег. – Даже эта отсрочка далась нам с огромным трудом. Похоже, драка предстоит серьезная. Мы засекли множество кораблей в различных точках Ромба. Они появляются из подпространства на считанные мгновения, и некоторые поистине огромны. Наши противники по-прежнему стоят на своем?

- Да. Морах и Альтавар непреклонны. Не нравятся мне эти неизвестные корабли в Ромбе. Однако до сих пор нет никаких признаков флота Альтавара. Сомнительно, что они готовы встретить удар Конфедерации. Мы провели компьютерное моделирование их потенциала, и даже если сознательно занизить их огневую мощь, результат получается более чем впечатляющим, – сообщил Крег. За минувшую неделю Военное Командование и Служба безопасности передали управление на запасные командные пункты. Если это не обманный маневр, они рассредоточились и собираются постоянно совершать разбойные нападения. Имей мы десяток “боевых платформ”, мы бы уничтожили сотни планет. На наших картах только одна цель нанесена наверняка – база на Буджуме, где ты сейчас находишься, извини за подробность. Они могут начать партизанскую войну. Внезапно появиться, разрушить слабозащищенные планеты и так же неожиданно скрыться. Нужно не меньше двух тысяч крейсеров, а у нас не наберется и трех сотен. В свое время даже это количество казалось чрезмерным.

- И руководство Конфедерации готово на такие жертвы?

Крег сухо усмехнулся:

- Сынок, ты слишком наивен. Совет и правительство, как и все влиятельные люди, отсиживаются в великолепно защищенных крепостях. Они могут помереть только от старости и теперь – взгляни правде в глаза – требуют победы любой ценой.

Любой ценой... Это многое объясняло. И Фэллон была права. И Корман. Все были абсолютно правы. Ромб Вардена – плоть от плоти Конфедерации, а Четыре Властителя – достойные члены Верховного Совета. Ромб – зеркальное отражение Конфедерации, пусть и с некоторой местной спецификой. Отныне агент навсегда порвал с Конфедерацией – окончательно и бесповоротно.

- Прощай, Папа.

- Прощай, Агент.

Он сгреб шифрующий блок передатчика и, размахнувшись, шмякнул его о стену. Отскочив, тот с грохотом покатился по полу – прямо к ногам человека.

Флот Конфедерации находился в полной боевой готовности. До атаки оставался один час.

8

Морах повернулся и кивком приветствовал агента.

- Добро пожаловать, мистер Кэрролл, – спокойно сказал он. Судя по тону, у него было хорошее настроение. – Присаживайтесь. Скоро здесь соберется весь штаб; отсюда мы будем следить за событиями. К сожалению, корабли Альтавара не предназначены для нас, как и их командный центр. Однако я перебросил к ним на борт пару передатчиков.

Морах слегка раздражал агента. Он впервые видел человека, способного на глазах превращаться из философа-скептика в проницательного следователя, и тут же – в нечто упсирообразное, сохраняющее невероятное хладнокровие. Однако точки над “i” еще не расставлены, и сейчас не время предаваться чувствам. Нужно работать – и постараться сделать все возможное.

За большим столом в центре комнаты собрались скорее заинтересованные, чем обеспокоенные люди. Некоторые держали в руках портативные терминалы, другие допотопные листы бумаги и ручки. Почти все они были с Харона. Представители Медузы отсутствовали.

На одном из больших экранов демонстрировалась тактическая схема боя. Здесь было показано положение планет Ромба, “боевых платформ” Конфедерации, а также движение всех транспортных кораблей и искусственных спутников. Схема ограничивалась орбитой Момрата.

Сначала эскадрилья разделилась на три группировки. Две под прикрытием крейсеров отошли к флангам, а третья, куда входили две “боевые платформы”, стала быстро приближаться к цели, явно намереваясь нарушить боевой порядок вражеского флота, если таковой и в самом деле имелся, и прощупать внутреннюю линию оборонительных систем Ромба Вардена; по-другому этот маневр объяснить было невозможно – радиус действия главных систем вооружения “платформ” равнялся световому году.

Агент нахмурился:

- Похоже, Альтавар не собирается защищаться. Морах откинулся на спинку кресла и внимательно взглянул на экран.

- Противник не встретит никакого сопротивления, кроме оборонительных комплексов на поверхности планеты, – пояснил он агенту. – Чем ближе он подберется, тем выше эффективность. А в нужный момент подойдут основные силы.

211
{"b":"273104","o":1}