ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот и дверь в квартиру Эмили. Но едва мои пальцы вцепились в дверную ручку, на меня обрушился таран. Я сполз по стенке, но Лич схватил меня за грудки, поднял и снова влепил в дверь.

— Разве я не говорил, чтобы ты сюда не совался?

— Кто-то спрятался у Эмили! Он ее хочет убить!

Лич поднял кулак.

— Лич, я Богом клянусь! Там кто-то есть.

Мутант поколебался, затем отшвырнул меня. Его лапища легла на дверную ручку. Та не поддалась. Лич глянул на меня, потом снова на дверь. Отступил на шаг, вынес вперед плечо и разбил дверь, точно пушечным выстрелом. Преодолевая головокружение — у Лича отменный хук правой, — я начал подниматься на ноги. В этот миг из квартиры выскочил человек в черном, перепрыгнул через меня и чесанул вниз по лестнице. Я кое-как утвердился на ногах и пустился в погоню. На нижней площадке хлопнула дверь черного хода. Я подбежал к ней, распахнул, осторожно сунул голову в проем, повертел ею и увидел человека в черном — он удирал по переулку, одной рукой прижимая к груди маленький металлический ящичек.

Я выбежал вслед за ним на Чендлер-авеню, затем вернулся в переулок, к пожарному выходу отеля «Ритц». Незнакомец добежал до перекрестка и свернул налево. Я тоже добежал до поворота и увидел его в длинном переулке за магазином «Электроника» и ресторанчиком «С пылу, с жару». Он припустил со всех ног. Гнаться за ним я не стал, предпочел повернуть и бегом возвратиться на улицу. Там я бросился прямиком к газетному киоску, где и укрылся. Выглядывая из-за прилавка, я ничего интересного не заметил. Выждал минуту, может, две, затем решил выйти. Но едва выпрямился, увидел злоумышленника: тот показался из-за харчевни Луи и метнулся через улицу к забору между ломбардом и магазином розыгрышей, без особого труда одолел его и исчез из виду.

Стараясь не шуметь, я направился к ограде. С той стороны доносилось едва слышное лязганье. Незнакомец поднимался по металлической лестнице на крышу ломбарда Ловчилы. Похоже, этот парень не пожалел времени, чтобы изучить округу. Я не представлял, зачем его понесло на крышу. Но это была моя округа, и я знал, куда надо идти, чтобы отрезать ему путь.

Я вернулся в магазинчик Рыжего и по тайной лестнице добрался до кровли. Медленно поднял крышку люка, вовсе не беспочвенно опасаясь поймать виском пулю. С ловкостью, которой позавидовал бы опытный вор-домушник, я пролез в люк и водворил крышку на место. Перебрался гусиным шагом за стенку водонапорной башни и навострил ухо. Но не услышал шагов — только далекий городской гул и возбужденные голоса со стороны «Фуксии Фламинго».

И тут раздался рокот спидера. Он совершенно не походил на голос моего малыша «лотоса» под капотом глухо урчал обузданный дракон. Скорее всего, это «аватара» — на таких спидерах летают в основном шишки из правительства и главари наркомафии. Я окинул взглядом ночное небо и через несколько секунд обнаружил «аватару» — спидер находился от силы в ста метрах и двигался с потушенными огнями прямо на меня.

В следующее мгновенье я увидел парня в маске, выбежавшего навстречу спидеру и замахавшего руками. Он стоял метрах в десяти, лицом ко мне, на притопленном участке крыши между магазином Рыжего и ломбардом.

Спидер приближался. Я встал во весь рост и бросился на человека в черном. Когда я прыгнул, он заметил меня или услышал, однако не успел ни увернуться, ни выстрелить из пистолета. Я угодил в яблочко; оглушенные столкновением, мы полетели с копыт. Он оправился первым и мастерски залепил мне в скулу. Падая навзничь, я заметил висящий в небольшом отдалении спидер. Мне удалось заехать противнику ногой по ребрам, тот скрючился и захрипел. Едва поднявшись на ноги, я пошел в атаку, но злоумышленник ловко увернулся и всадил мне локоть между лопатками. Я рухнул на четвереньки, схлопотал ботинком по ребрам и кувырнулся на спину.

Незнакомец метнулся к краю крыши. Его пистолет лежал в трех или четырех метрах от меня. Я набрал пригоршню мелкого щебня. Когда парень в маске нагнулся за пистолетом, я из последних сил вскочил на ноги. Все происходило, как в замедленном кино — я побежал к человеку в черном, он оглянулся, увидел меня, поднял пистолет. Я швырнул мусор. Он дернулся и выбросил левую пятерню чтобы прикрыть глаза. Я прыгнул, вынося плечо вперед, и почувствовал, как оно врезалось противнику в грудь. Выстрел. Парень в черном шатнулся назад, ударился об ограждение крыши и перевалился через него. Снова пистолет выпал из его руки. Протяжный крик, глухой удар, тошнотворный хруст костей.

«Аватара» спикировал и умчался вдоль Чендлер-авеню во мрак.

ГЛАВА 7

— Кофе. Гренки из белого хлеба, сверху аккуратно яйца.

Мак-Мальден откинулся на спинку кресла и выдернул из усов «Мерит».

— Мерфи, за кого ты меня держишь, черт бы тебя подрал? За официанта?

— Ладно, тогда просто чашку кофе. И пончик.

— Нет у нас тут никакой жратвы. — Он вытянул руку над брюхом и запихал сигаретный фильтр в дырявую макушку керамической собачки. Затем размяк в кресле и сцепил пальцы на огромном податливом куполе, который начинался на груди, а заканчивался ниже пояса. И ни тени смущения, ни малейшего желания хоть чуть-чуть замаскировать этакую красоту. Да, конечно, его предупреждали о вреде избытка холестерина, о высокой вероятности инфаркта. Он даже отказался от некоторых пустяков вроде пастрами и яичного рулета. Но Мак обожает свое чрево и невероятно им гордится. Хоть миллион лет ему тверди «нельзя же так», он ни за что не повернется спиной к своему животу.

— Что, даже пончиков нет?

Мак отрицательно покачал головой и потянулся за другой сигаретой.

— Да ты меня, наверное, разыгрываешь! Такое огромное здание, битком набитое легавыми… Неужели ни одного пончика?

— Знал бы ты, Мерфи, как мне осточертели эти тошнотики из замазки! Я тут завтраками не кормлю. Я хочу только задать тебе несколько вопросов, вытерпеть несколько идиотских шуток, а еще, если повезет, услышать от тебя пару-тройку связных ответов. А потом дать пинка в зад, и чтобы духу твоего не было у меня в кабинете! Вот после этого можешь куда-нибудь пойти и заказать завтрак.

Он таращил на меня зенки, точь-в-точь как охотничья такса — на хозяина, когда тот приказывает лезть под шкаф за комнатной туфлей.

— Ну, что скажешь? Будешь со мной играть?

Было поздно, самое меньшее пол-одиннадцатого утра. С момента падения несостоявшегося убийцы Эмили на Чендлер-авеню прошло часов пять или шесть. Когда появились фараоны, я все еще торчал на крыше, успел докурить «Лаки» до середины. Мне велели спуститься, и я глянул на физиономию Киллера Черная Стрела. Этого субчика я видел на фотке в доме 771 по Санта-Сена. Он пожимал руку президенту Линдерману.

Выслушав мои объяснения, легаши пожелали узнать, не соглашусь ли я проехать с ними в управление и отведать кофейку нового сорта. Я, конечно, знал, что кофе у них не вкуснее верблюжьей слюны. Они просто изображали вежливость. В здании управления полиции Сан-Франциско меня тактично усадили в кресло и предложили подождать, а чтобы я не скучал, сунули в руки кипу иллюстрированных журналов. Среди них попались совсем свеженькие, всего-навсего двухлетней давности.

Уж лучше бы дымить позволили. Правде, в приемной был телевизор, явно с дешевой распродажи лежалого товара. Я предпринял попытку выйти и отравиться никотином, но сержант, которому поручили за мной приглядывать, почему-то не одобрил эту идею. Чертовы некурящие!

Горе-телевизор истязал меня целую вечность — в чистилище за тот же срок и под той же пыткой я бы, наверное, искупил все свои грехи. Наконец меня проводили в кабинет Мак-Мальдена. Когда сержант затворял, дверь, в моей клешне пряталась полувыкуренная сигаретка. В комнате были еще двое мужчин, оба в добротных костюмах; они стояли в углах. Численное превосходство неприятеля всегда меня настраивало на агрессивный лад.

Как выяснилось, все это утро Мак расследовал убийство и сейчас расследует, хотя уже почти одиннадцать утра и давно пора баиньки. Он всегда меня допрашивал, когда я во что-нибудь влипал. Видно, ему очень нравилось пугать меня небом в клетку.

13
{"b":"273106","o":1}