ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сбросил вызов. В нормальных обстоятельствах я бы переговорил с Челси, прежде чем вламываться в ее квартиру. К сожалению, время поджимало.

Дверь в квартиру Челси была на крепком замке. Я достал банковскую карточку, но и она не помогла. Ключом я не располагал. Высадить дверь? Не самый лучший способ, его всегда лучше оставлять напоследок. Я пошарил на притолоке, надеясь обнаружить запасной ключ. Дудки. Я закурил сигарету и походил взад-вперед. Предоставил слово своей музе. Где же Челси хранит запасной ключ?

В газетном киоске!

Я выбежал на Чендлер-авеню и прокрался к газетному киоску. На улице было довольно тихо, лишь кое-где маячили идущие по своим делам пешеходы. Я опустился на корточки за журнальными стеллажами и поглядел на окно своего офиса. С виду пусто. И никто за мной, похоже, не следит. Но все-таки я старался действовать как можно осторожнее. Просто на всякий случай.

Я приступил к обыску. Перелистывал журналы, раскрывал книги, передвигал огромные кипы брошюр. Водил ладонями по стойкам и полкам стеллажей. В конце концов поиски достигли этапа, когда оставалось только демонтировать весь киоск. Я обкатал эту мысль в голове. Если Челси держит запасной ключ здесь (а это кажется все менее и менее вероятным), она его прячет в легкодоступном местечке. Вряд ли я добьюсь своего, если сорву крышу. Наверное, все-таки придется высаживать дверь ногой.

Я уже повернулся, чтобы выйти, и вдруг задел металлический стеллаж с газетами. Я и глазом моргнуть не успел, как он наклонился и рухнул с оглушительным грохотом; газеты разлетелись. Я приподнял голову над прилавком. Вроде бы никого поблизости. Я снова опустился на корточки и стал подбирать газеты. При падении металлического стеллажа обнажился участок фасада кирпичного здания. Один кирпич слегка выступал. Я схватил его и потянул на себя. Он легко вышел. Я приблизил голову к отверстию и зажег спичку. Ключ от квартиры метнул мне в глаза оранжевый отблеск.

Через десять минут я был у Челси дома. Квартирка оказалась совсем маленькая — сущий подарок для того, кто пришел с обыском. По крайней мере, так я считал первые полчаса. Я заглянул в каждый выдвижной ящик, в каждый шкаф, пошарил на каждой полке и под мебелью. Шкатулка точно в воду канула. Я уселся за видеофон и еще раз набрал номер, который мне оставила Челси. По-прежнему «нас нет дома».

Тут мне пришло в голову, что я еще не осматривал бытовую технику. Я поспешил в кухню и поискал в кухонной плите, микроволновой печи и посудомоечной машине. Наконец открыл холодильник. Пусто. Я выдвинул лоток из-под морозильника. Ничего. Открыл морозильник: два лоточка для ледяных кубиков и полугаллоновая коробка шоколадного мороженого «хааген-даз». Я закрыл холодильник и закурил сигарету. А не пора ли маленько передохнуть? И перекусить?

Из кухонного шкафчика я достал глубокую тарелку, из выдвижного ящика со столовым серебром — ложку. Открыл морозильник, вынул коробку с мороженым, поставил на кухонный стол, снял крышку. И увидел шкатулку.

Я набрал номер гостиницы «Империал». Телефонистка меня соединила с Реган, и через несколько минут на экране появилось женское лицо умопомрачительной красоты.

— Привет, Тэкс.

— Здравствуй.

— Ты готов со мной встретиться?

Конечно, готов. «Остынь, Мерфи!»

— Думаю, я сумею втиснуть тебя в распорядок дня.

Реган обворожительно улыбнулась.

— Как это мило. Когда?

— В любое время, когда ты не занята.

— О, я всегда занята, но временем располагаю. Почему бы тебе не подъехать? Можно встретиться у меня в номере.

Предложение было заманчивое, но я не мог оставить шкатулку и не был абсолютно уверен в надежности Реган.

— Никогда не хожу на первое свидание в гостиничные номера. Целомудренный молодой человек, вроде меня, не вправе себе позволить такого предосудительного поступка.

Реган приподняла элегантно изогнутую бровь.

— Обещаю, я буду вести себя прилично.

— Ну, конечно, так я и поверил.

Улыбка ее была безупречна.

— А знаешь, другой мужчина на твоем месте не капризничал бы.

— Вполне возможно, другие мужчины при виде смазливого личика превращаются в медуз, но я не такой слабохарактерный.

В голосе Реган зазвучала притворная обида:

— Ладно, раз уж ты так дорожишь репутацией, давай встретимся там, где никто не покусится на кладезь твоих добродетелей. Здесь, в «Империале», есть бар. Сколько тебе надо времени на дорогу?

— Дай мне полчаса.

— Пусть будет двадцать минут. Ужасно не люблю ждать.

Кабак в «Империале» оказался классный — настоящие кожаные кресла, деревянные телефонные кабинки, в мужском туалете — диван. Блестящие серебристые обои увешаны десятками юбилейных фотографий с автографами. Бармен при галстуке и, по всей видимости, вполне лояльно относится к своей профессии.

— Вы наш гость?

— У меня тут встреча с вашим гостем.

— Вы — в первый раз, я угадал?

Я кивнул и выпустил струйку дыма.

— Что закажете?

— Бурбон. Неразбавленный.

Бармен повернулся и налил в искрометный хрусталь на два пальца бурбона. Снова повернулся и поставил стакан передо мной. Чем-то он смахивал на педиатра.

— За счет заведения. Считайте это приветствием гостиницы «Империал».

Я достал десятидолларовую бумажку и бросил ее на стойку бара.

— Считайте это десяткой.

Бармен дважды ударил пальцем по стойке и забрал купюру.

Я сделал хороший глоток и неторопливо осмотрел бар. Отменный бурбон — еще одно очко в пользу «Империала». Просторный зал. И не меньше дюжины посетителей различной степени алкогольного опьянения. Но, они так разбросаны, что бар ^выглядит практически пустым.

Уславливаясь с Реган о встрече, я знал, что доберусь до «Империала» за десять минут — просто хотел появиться в кабаке раньше Реган и провести рекогносцировку. Не было особых причин считать, что за нею следит АНБ, но я желал удостовериться.

Вроде бы здесь чисто. Я повернулся к бару и взял из большой хрустальной пепельницы полувыкуренную «Лаки». Через минуту, гася окурок, я учуял пленительный аромат, и слева от меня на вращающийся табурет опустилась Реган. Бармена точно подстегнули.

— Добрый вечер, миссис Мэдсен. Чего изволите?

— Бокал «пино нуар». А моему другу — что он захочет.

— Записать на ваш счет?

— Да, Дуглас, если можно.

Реган взглянула на мое отражение в зеркальной стенке бара. Голос ее звучал приглушенно, гипнотизирующе:

— Пожалуй, и впрямь недурное начало свидания.

Я взял стакан бурбона.

— Ну, не знаю, не знаю. Как насчет твоего мужа? А дети? Кстати, сколько их у тебя?

— Кажется, тринадцать или четырнадцать.

Бармен Дуглас выставил напитки. Реган, глядя на меня, приподняла бокал.

— За уникальную моральную устойчивость.

Мы выпили, словно совершили ритуал. Держа в руке бокал с вином, Реган другую руку сунула под табурет и взяла хозяйственную сумку.

— А не перейти ли нам в уголок потемнее?

Я положил сигареты в карман, допил первый стакан бурбона, встал, поднял рюкзачок, прихватил второй бурбон и пошел следом за Реган. Какая плавная походка, какая изящная фигура!.. Чем-то эта женщина напоминала тигренка, принесенного из лесу в дом. С виду — сама игривость и беззащитность, а попробуешь взять в руки — одной царапиной не отделаешься.

Мы облюбовали столик в углу, Реган выбрала ближайшее ко мне кресло. Впрочем, она села не слишком близко. Нагнулась в противоположную сторону от меня и достала из сумки элегантную косметичку, в которой почему-то оказались сигареты. Я зажег спичку и поднес к сигарете, уютно угнездившейся между спелых губ. И снова на мою грубую лапу легла прохладная ладонь. Реган затянулась, вынула сигарету изо рта и задула спичку. Мой желудок запрыгал, как рыба на палубе сейнера.

— Шкатулку принес?

Чтобы успокоиться, я тоже закурил.

— Да, только сначала надо кое-что обсудить.

30
{"b":"273106","o":1}