ЛитМир - Электронная Библиотека

Тэкс! Сколько лет, сколько зим?!

Да, немало воды утекло, но у Пэтти Бейкер все те же пухлые розовые щечки, накладные ресницы и давно подружившиеся с пергидролем волосы.

Ага, Пэтти, порядком. Но ты ж меня знаешь. Все тружусь как муравей…

Конечно, я слегка преувеличивал, но ведь надо было как-то оправдаться» Каких-нибудь два годика назад мы с Пэтти отлично ладили. Недопонимание началось с прозрачных намеков на совместные ночевки. Мало-помалу джентльменские обязательства накапливались, и со временем я стал тяготиться визитами в Окружное управление полиции Сан-Франциско. Мне хватило одной ночи, чтобы убедиться: эта женщина не в моем вкусе.

Она пожевала губами и произнесла не без вызова:

— Держу пари, ты бы мог выкроить для меня вечерок-другой.

— Радость моя, вынужден заранее попросить прощения. Несколько месяцев, а то и лет, буду вкалывать без передыху. Кстати, я ведь и приехал по делу. Хочу еще разок попросить Мака о пустяковой услуге.

Пэтти одарила меня по-девичьи застенчивым и влюбленным взглядом. Вероятно, я был бы прощен, если бы попросил гораздо большего. Она потянулась к пульту видеофона, и громкоговоритель на консоли гнусаво проскрежетал:

— Ну что там еще?

Пэтти нажала кнопку и кокетливо взглянула на меня. Напрасные старания. Я остался непоколебим.

— Сэр, вас желает видеть мистер Тэкс Мерфи.

— Гос-споди Боже! Ладно, пропусти.

Пэтти нажала другую кнопку, и я направился к сканеру.

— Спасибо, Пэтти.

Она кивнула и ущипнула меня за ягодицу. От неожиданности я подпрыгнул и прибавил шагу. Я всерьез опасался за свою честь.

Мак-Мальдена я навещал исключительно в тех случаях, когда мне требовалось содействие управления Наша дружба была взаимовыгодной; по крайней мере, так считал я. В прошлом я помог. Маку раскрыть два-три преступления, хотя, сказать по правде, не ставил перед собой такой задачи. В числе тех дел — убийство Маршалла Александера, шалости Мика Флемма и таинственная смерть Рыжего Клоуна. Мак — полицейский старой закваски, он умеет платить по счетам, хоть и дергается всякий раз, когда я его о чем-нибудь прошу.

Старая плоскостопая ищейка восседала на вращающемся кресле с высокой спинкой. Из-под усов тянулась струйка дыма, а когти сжимали полицейский отчет. Стол трещал под бумагами, пластиковыми мешками-холодильниками со всякой всячиной, десятком, если не больше, стаканчиков из-под кофе и окаменелыми пончиками. Приткнув отчет среди всей этой красоты, Мак затянулся всласть и откинулся на спинку кресла. Когда бы я к нему ни заглядывал, он делал вид, будто у него невпроворот полезной для общества работы.

— Мерфи, давай побыстрее. У меня тысяча дел, и пустая трата времени в их число не входит.

Здорово, Мак. Жаль, что мы так редко видимся. Я без тебя скучал. Ей-богу, не вру. Что-то ты, старина, неважно выглядишь.

Да? Так ведь и ты не лучше. Давно на свалку пора.

Ладно, признаю, мне уже не двадцать восемь. Зато, если хочешь знать, у меня отличное самочувствие, я купил соковыжималку, и, честное слово, она работает. Кстати, тебе бы тоже не повредил коктейль из свежего капустного и морковного сока…

— Ты что, завязал с частным сыском и нанялся в «Робко»? Не хочу я покупать чертову соковыжималку! А еще меньше хочу, чтобы в этот кабинет вваливались всякие умники и действовали мне на нервы. Пшел вон!

— Ну что ты, Мак, успокойся. Я просто пошутил. Я сюда не с бухты-барахты явился, у меня веская причина. Вот, взгляни.

Я вынул из кармана пальто письма и опустил их на захламленный стол перед Маком. Он закурил новую сигарету и неторопливо рассмотрел мою добычу. После чего жестом велел мне затворить дверь кабинета.

— Где взял?

Признаюсь, я опешил, услыхав совершенно незнакомый тон. Мак смотрел мне прямо в глаза, и в его взоре не было обычного притворного раздражения или напускной неприязни.

— У клиента.

Мак вернул мне письма, затем достал из выдвижного ящика стола лист бумаги и авторучку.

— Мне эти бумажонки ничего не говорят, — произнес он, одновременно водя авторучкой. — На твоем месте я бы их выбросил.

Он протянул мне лист.

«Не могу говорить. Похоже, мой кабинет на прослушке».

«Кто?» — изобразил я губами, а когда Мак вновь застрочил авторучкой, сказал вслух:

— Да я, вообще-то, и сам решил, что эти письма — ерунда. Просто решил зайти на всякий пожарный.

Мак поднес к моим глазам лист.

«АНБ».

О, черт! Агентство Национальной Безопасности на мелочь не разменивается. Похоже, я вляпался во что-то очень серьезное. Я взял из руки Мака лист, а со стола — авторучку.

«Что ты знаешь об авторе этих писем?»

— Ты вчера как, за «Гигантов» болел? — спросил Мак.

— Не-а, — подыграл я. — Не до того было. И газет сегодняшних еще не читал. Кто выиграл?

— «Доджеры», пять — четыре. В девятом залепили три. — Он протянул мне бумагу.

«Киллер Черная Стрела. За последние два года замочил семь или восемь в АЗ и НВ. Тоже стрелки в письмах. Несколько недель назад убил тут девушку, такая же записка. Дело закрыли федералы».

Я было хотел еще порасспросить Мака, но в его глазах появился блеск, который означал только одно: «Вали из моего кабинета».

— Ладно, Мак, рад был с тобой повидаться. Может, как-нибудь вместе сходим в «Подсвечник» на матч.

Я встал. Мак выдвинул из стола ящик и порылся в нем.

Тэкс, раз уж ты уходить собрался, не закинешь ли по пути в почтовый ящик? Окажи старику услугу, потом сочтемся.

Я забрал у него визитную карточку и сунул в карман.

Никаких проблем. Ладно, Мак, я пошел. Как-нибудь увидимся.

На сей раз Пэтти выпустила меня без обычных слоновьих заигрываний и бронебойных намеков на восторги будущих свиданий. Мне не терпелось взглянуть на визитную карточку, но я все-таки решил погодить, пока не окажусь в относительном уединении, то бишь у себя в офисе.

Измятая визитная карточка была не из роскошных. Она гласила: «Лукас Пернелл. Журналистские расследования». Оттиснутый на карточке номер перечеркнут, другой написан карандашом. Визитка смотрелась не слишком многообещающе, но без причины Мак ее бы мне не дал. Я понажимал на кнопки видеофона.

— «Бей-сити миррор», отдел распространения. Чем могу помочь?

— Я хочу поговорить с Лукасом Пернеллом.

Экран видеофона оставался темным, и я предположил, что голос принадлежит роботу. Как ни странно, я ошибся.

— С кем?

— С Пернеллом. С Лукасом Пернеллом.

— Нельзя ли назвать дополнительный номер?

— Мне дали только этот.

— Подождите, пожалуйста.

Из динамиков видеофона полились трели духовых инструментов: я узнал оркестровую версию «Крика в небе» из последнего альбома Саундгардена. Старый друг лучше новых двух. Наконец прорезался голос.

— С кем вы хотите поговорить?

— С Лукасом Пернеллом.

— Секундочку.

Примерно через минуту видеофон дал гудок, затем мои динамики грянули другим голосом:

— Пернелл слушает.

— Мистер Пернелл, меня зовут Тэкс Мерфи, я частный детектив и друг Мак-Мальдена.

— Это что, розыгрыш? Я не знаю никакого Мак-Мальдена.

Либо Пернелл меня прощупывает, либо все это — сплошное недоразумение.

— Гм-м… возможно, я что-то напутал. Но в любом случае я располагаю письмами, которые могут вас заинтересовать.

Недолго помолчав, он произнес:

— Письма?.. Острого содержания?

— Наверное, можно сказать и так.

— Вы правы, мне это интересно. Надо встретиться. Я вам скажу, где и когда.

Динамики щелкнули.

Несколько часов кряду я шерстил Интернет в поисках сведений о Киллере Черная Стрела, но так ничего и не нашел. В конце концов я выключил компьютер и налил себе бурбона. Глаза щипало. Болела спина. Пожалуй, теперь не грех и вздремнуть.

Вдруг загудел факс и выдал лист. Я оторвал его и прочел:

«Сумерки. 01.00».

9
{"b":"273106","o":1}