ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О’кей, так откуда же ветер’дует?

— Я не понимаю, о чем вы, лейтенант? — Он изо всех сил старался придать своей физиономии невинно-недоумевающее выражение. — Я всегда волнуюсь из-за убийств в моем округе, — с достоинством произнес он, — нераскрытые дела производят на избирателей плохое впечатление. И я не сразу сообразил, что Сисси Сент-Джером является единственной дочерью Реймонда Сент-Джерома. — Он состроил немыслимую гримасу, выдав ее за дружескую улыбку. — И лишь когда сегодня утром мэр позвонил мне и мельком упомянул, что эта особа является единственной дочерью человека, который был его лучшим другом вплоть до самой кончины… Мэр, — тут три из четырех подбородков Лейверса задрожали от подавляемых эмоций, — наделен даром ясно выражать свои мысли, порой он бывает даже излишне резок, чтобы не сказать груб. Он возложил на меня персональную ответственность за безопасность девушки. И добавил, что, если мои сотрудники не расследуют это преступление в течение сорока восьми часов, он поручит криминальному отделу города довести его до ума. И разумеется, заменит кое-кого из сотрудников. — Лейверс бросил на меня многозначительный взгляд. — Можете не сомневаться, Уилер, я не стану особенно переживать, если под сокращение попадете в первую очередь вы!

— В этом деле много странностей, — заговорил я, игнорируя последнюю фразу, которую мне доводилось выслушивать неоднократно. Вероятно, на этот раз это не было пустой угрозой, но у меня и без того было проблем выше головы, стоило ли волноваться еще из-за одной? — Убитого звали Леквиком, но, куда бы я ни кинулся и к кому бы ни обратился с любым вопросом, почему-то всегда разговор заканчивается упоминанием покойного Реймонда Сент-Джерома.

— Так что?

— Вроде бы он был убит около года назад. Несчастный случай или взрыв на одном из его собственных нефтяных приисков, — сказал я. — Имеется другая теория, что это вовсе не был несчастный случай. Сент-Джером был по макушку в долгах, он выплачивал алименты своим трем жадным бывшим женам, добавьте к этому траты на шантажировавших его бывших любовниц…

— Этот человек был одним из ближайших друзей мэра?

— Альтернативная версия — самоубийство, — продолжил я, — он намеренно покончил с собой, чтобы его дочь могла получить страховку.

— Я просто не знаю никого подобного ему, — с ханжеской миной произнес Лейверс, — должен признаться, я поражен нашим мэром… Три бывшие жены, вы сказали?

— Четыре, — устало поправил я, — но одна из них, мать Сисси, похоже, никогда не пыталась что-то урвать. И возможно, семнадцать бывших любовниц, если не преувеличивает его дочь.

— Ну и ну! — Он весело потер руки. — Похоже, вы уже довольно далеко продвинулись с этим делом. Хорошая работа, Уилер!

— Может быть, вы лично хотите проверить все, шериф? Выясните, на самом ли деле он обанкротился, не мог ничего спасти из своего огромного капитала и действительно ли погиб при взрыве в шахте?

— Зачем это делать? Ясно, что вы собрали достоверные данные. Я доверяю вам, лейтенант, и…

— Но ведь это всего лишь предварительный материал, требующий перепроверки, шериф. И я подумал, что, если случайно, в дружеской беседе с мэром вы упомянете эти факты, а потом окажется, что в чем-то они неверны, это сможет его убедить, что вы сами и ваш департамент работаете недостаточно эффективно, как вы считаете?

— Я считаю, что вам необходимо тщательно перепроверить все так называемые факты, которыми вы располагаете в данный момент, Уилер. — Его голос снова стал ледяным. — Я, со своей стороны, займусь материалом на Сент-Джерома. Совершенно очевидно, что мне приходится рассчитывать на одного себя. Вы меня крайне разочаровали, лейтенант. Было время, когда я без опасения мог поручать вам расследование второстепенных…

Несомненным преимуществом подобных приступов красноречия шерифа было то, что он всегда закрывал при этом глаза, чтобы сосредоточиться на выборе правильного слова или фразы. Теперь он завелся минут на десять—пятнадцать, как минимум, до телефонного звонка.

— Он прогнал вас из кабинета? — прозвучал виноватый голос.

— Нет причин для беспокойства, детка!

Изобразить на физиономии явное безразличие было несложно, труднее было не перестараться с унылыми нотками в голосе. Аннабел быстро бы заметила фальшь, и это все бы испортило.

— Я мерзкая предательница! — страстно воскликнула она.

— Ничего подобного, Аннабел!

Я поднял подбородок на пару дюймов, изображая бульдожью решительность.

— За кого он себя принимает? Максимум, что он может сделать, это снова отправить меня в транспортный отдел управления.

— Ох, Эл! Господи, я не знаю, что я готова с собой сделать за собственное безрассудство. Так вас подвести, это… такое не прощается!

— Я прощаю вас от всего сердца, душенька, да и прощать-то нечего, — произнес я, постаравшись придать голосу искреннее звучание.

— Я не могу все вернуть назад. Но постараюсь заслужить ваше прощение, Эл Уилер!

— Забудьте об этом пустяке, — произнес я галантно, — все равно вы самое удивительное чудо, взращенное в стране цветущих магнолий.

— Не надо! — Две большие слезы скатились по ее щекам. — Мне становится еще больнее оттого, что вы все понимаете и прощаете, Эл! Мне было бы легче, если бы вы меня ударили.

— Вы просто расстроились. Забудьте про этот пустяк. Ну что страшного, если я стану работать в дорожной полиции? Свежий воздух… Как вы считаете, Лейверс не станет настаивать, чтобы меня направили в загазованный район, верно?

— Эл! — Ее голос был полон раскаяния и страстной искренности. Я твердыми шагами направился к выходу. — Я это сделаю для вас. Посмо’трите, как это будет!

Глава 7

У мисс Уоринг и мистера Солона были смежные номера на пятом этаже, сообщил мне дежурный клерк в отеле «Пайнз». Он с удовольствием позвонит мисс Уоринг и предупредит ее, что к ней пришел посетитель, м-р…

— Лейтенант, — односложно ответил я и сунул ему под нос свой значок в доказательство сказанного, затем добавил, что буду крайне недоволен, коли он вздумает предупредить мисс Уоринг о моем приходе. В равной степени я буду недоволен, если он позвонит мистеру Солону и упомянет о моем посещении. Я предпочитаю, чтобы он занимался своими делами, я же займусь моими.

У дежурного клерка был невероятно несчастный вид, когда мы с ним расстались; я даже задумался, не был ли я излишне строг к нему, но, в конце концов, это было его личным делом. Ясно, что у работников отеля в большинстве случаев возникает доброжелательное отношение к своим постояльцам. Так что, если в данный момент Аманда Уоринг пользовалась его симпатией, мне требовалось поэнергичнее поднажать, дабы он не наделал глупостей.

Лифт доставил меня на пятый этаж, и я нашел без труда номер люкс. Она выкрикнула нетерпеливое «Входите!», когда я постучал в дверь, и я подумал, что не следует ожидать вежливых манер от куртизанки.

Аманда стояла спиной ко мне, глядя в окно, когда я вошел в комнату. Я неслышно закрыл за собой дверь и, прислонившись к притолоке, замер в ожидании. Через несколько минут она нетерпеливо повернулась.

— В чем дело? — Ее темные глаза сердито блеснули, когда она увидела меня. — Опять вы?

На ней была пижама из белого крепа с брюками-клеш, которые делали ее чем-то похожей на матроса. Талия перетянута широким плетеным ремнем из позолоченной кожи. Ее кольцеобразные серьги с маленькой птичкой внутри можно было с полным основанием назвать «золотой мечтой». Впрочем, в высших эшелонах капризные дамы назвали бы их просто забавными.

— Ну? — Ее надменное лицо слегка покраснело, скорее от негодования, а не от смущения. — Чего вы хотите, лейтенант?

— У меня появились дополнительные вопросы, — пояснил я, оторвавшись от притолоки. — Вы могли бы немного расслабиться, Аманда. На нашу беседу потребуется какое-то время. — Я, не спрашивая разрешения, сел на ближайший стул.

— Какие вопросы? — Она сложила руки под грудью, ее плечи слегка опустились, она не скрывала своего недовольства.

15
{"b":"273787","o":1}