ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Учредительные собрания

Учредительные собрания — собрания народа или его представителей для учредительного законодательства, т. е. для выработки новой конституции или для изменений в уже существующей. По составу и степени власти можно различать несколько видов таких собраний. Принятие конституции или изменения в ней может быть делом или собрания самих граждан, пользующихся политическими правами (при непосредственном народовластии, как напр. в античных республиках), или представительного собрания, или, наконец, представительного собрания и народа вместе. У. представительные собрания бывают различных родов. Во-первых, характер У. собраний может принадлежать не специальным учреждениям, а обыкновенным законодательным собраниям, если за ними признается право производить изменения в конституции. При этом конституционные изменения могут проводиться или в порядке обычного текущего законодательства, как это имеет место в Англии, или же с соблюдением каких-нибудь особых условий. Так, прусская конституция требует в подобных случаях двух последовательных голосований, с промежутком в 21 день между ними. Другие конституции требуют известного большинства голосов и известного минимума голосующих: бельгийская конституция 1831 г., напр., требует в таких случаях присутствия по крайней мере двух третей общего числа членов и принятия проекта большинством двух третей голосующих. В некоторых странах У. законодательство хотя и предоставляется собраниям обычного состава, но при этом требуется, чтобы для обсуждения изменений в конституции такие собрания обязательно обновлялись посредством распущения и назначения новых выборов. Такое требование встречается, напр., в конституциях бельгийской 1831 г., румынской и швейцарской федеральной (в последней — лишь в случае общего пересмотра конституции). Наконец, У. законодательство может быть поручаемо собраниям, специально выбираемым на основаниях, отличных от обычного порядка образования законодательных палат. Такой порядок был установлен, напр., французской конституцией 1791 г. и сербскими конституциями 1869 и 1888 гг. (в Сербии такие У. собрания называются «великою народною скупщиною»). Существует различие между У. собраниями суверенными, т. е. такими, которым принадлежит право не только вырабатывания текста, но и окончательного утверждения конституционных законов, и такими, выработанные которыми изменения получают силу закона лишь после санкции народа или монарха, или же обоих этих факторов. Примером суверенного У. собрания может служить французское национальное собрание 1848 г. Конституции отдельных штатов Сев. Америки и швейцарские конституции устанавливают обязательное утверждение конституционных изменений народом, как единственной суверенной властью. Там, где конституция признает теорию договора между страной и монархом, для конституционных изменений обязательно требуется согласие монарха (напр. уже упомянутые сербские конституции). См. Borgeaud, «Etablissement et revision des constitustion en Amerique et en Europe» (П., 1893). Д. К.

Уччелло

Уччелло (Паоло Uccello, 1397 — 1475), собственно Паоло ди-Доно — итальянский (флорент.) живописец, сначала золотых дел мастер и ученик Лоренцо Гиберти, помогавший ему при исполнении знаменитых дверей флорентийского баптистерия, изучавший потом перспективу под руководством Дж. Манетти и, занявшись живописью, старавшийся щеголять перспективными сокращениями во всех произведениях своей кисти. К первой поре его деятельности относятся четыре картины, изображающие сражения (наход. в галерее Уффици, у г. Ломбарди, во Флоренции, в лондонской национальной галерее и в луврском музее в Париже); они были написаны для садов Бартолини в Гвальфонде, близ Флоренции, и отличаются смелостью передачи движений, удачно выполненными ракурсами и тщательною выпискою деталей, в особенности животных, лошадей и птиц (отсюда — прозвище художника; uсcello = птица), но слабы по рисунку. В 1436 г. У. написал во флорентийском соборе колоссальный портрета английского кондотьера Дж. Гоуквуда верхом на коне, замечательный благородством постановки фигуры и правильностью ракурса. Фрески, которыми У. украсил в 1446 — 48 гг. клуатр церкви Санта-Мариа-Новелла во Флоренции, сильно пострадали от времени; они написаны в два тона, в подражание барельефам, и представляют эпизоды из истории Адама и Евы и сцены всемирного потопа; кроме основательного знания перспективы, в них художник выказал необыкновенное по его времени понимание пропорций и движения фигур. Впоследствии У. работал в Падуе (фрески в Каза-де-Витали) и в Урбино, где им написаны в 1468 г., в коллегии Сколопи, сцены из легенды о похищенном монстранце. В луврском музее — любопытный портрет работы У., изображающий его самого вместе с Джотто, Донателло, Брунелески и Дж. Манетти.

Ушаков

Ушаков (Симон или Пимен Федорович, 1626 — 86) — знаменитый московский иконописец, происходил, вероятно, из посадских людей и, по-видимому, очень рано получил основательную подготовку к своей специальности, так как, будучи всего 22-х лет от роду, был принят в царские «жалованные» (т. е. получавшие постоянное содержание) мастера Серебряной палаты при Оружейном приказе. Здесь прямыми его обязанностями было «знаменить», т. е. делать рисунки для разных предметов церковной утвари и дворцового обихода, преимущественно для золотых, серебряных и эмалированных изделий, расписывать знамена, сочинять узоры для рукоделий, чертить карты, планы и т. д. Усердно исполняя подобные работы, он писал, кроме того, образа для двора, церквей и частных лиц, причем приобрел вскоре известность лучшего на Москве иконописца. С переводом У. на службу из Серебряной палаты в Оружейную, в 1664 г., круг его деятельности расширился, а слава возросла еще более: он стал во главе прочих царских мастеров, образовал целую школу иконописцев, пользовался милостями царя Алексея Михайловича и его преемников на престоле, исполнял всяческие их поручения по художественной части и до самой своей кончины жил в довольстве и почете. Икон, писанных У., дошло до нас довольно много, но, к сожалению, большинство их искажено позднейшими записями и реставрациями. Как на сохранившиеся лучше других и особенно любопытные, можно указать на иконы: Благовещения, в которой главное изображение окружено композициями на темы акафиста Пресв. Богородицы (наход. в церкви Грузинской Божьей Матери, в М.), Владимирской Богоматери с московскими угодниками (там же), св. Феодора Стратилата (у могилы царя Федора Алексеевича, в Архангельском соборе), Нерукотворенного Спаса (в соборе Троицко-Сергиевской лавры), Сошествие Св. Духа (там же) и на икону-портрет царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича (в Архангельском соборе). Эти произведения, равно как и другие работы У. свидетельствуют, что он был человек весьма развитый по своему времени, художник талантливый, прекрасно владевший всеми средствами тогдашней техники и старавшийся вывести русскую живопись из застоя и рутины, в которых она находилась до его появления. Оставаясь на почве исконного русско-византийского иконописания, он не относился равнодушно к западному искусству, веяние которого вообще уже сильно распространилось в XVII стол. на Руси, писал и древним пошибом, и в новом. так назыв. «фряжском» стиле, улучшал первый заимствованиями из второго и, вместо рабского повторения одних и тех же типов икон, вместо изображения окоченелых, неестественных фигур, изобретал новые композиции, присматривался к западным образцам и к натуре, стремился сообщать фигурам характерность и движение, хотя достигал всего этого, конечно, лишь настолько, насколько было ему доступно при тогдашней зависимости искусства от церкви и от требований русского быта. В круг занятий У. входило изготовление рисунков для граверов. Д. Ровинский в своем «Подробном словаре русских граверов» указывает на два офорта, исполненных им самим. Ср. Г. Филимонов, «Симон У. и современная ему эпоха русской иконописи» (Москва, 1873).

126
{"b":"274","o":1}