ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фиговое дерево

Фиговое дерево иначе смоковница — из сем. крапивных или вязовых, достигает высоты до 8 м., дико растет на Востоке (Сирии, Малой Азии и пр.), разводится по побережью Средиземного моря (в Крыму, на Кавказе), во многих местах Азии, Америки и др. стран. Дерево это богато густым, белым млечным соком, молодые ветви густо опушены, а старые голы. Листья одиночные, крупные, черешковые, нижние цельные или слабо выемчатые, верхние о трех — пяти лопастях, сердцевидные; верхняя сторона листа зеленая, шершавая, нижняя — серая, мелковолосистая. Цветки мелкие однополые, собранные в своеобразные, грушевидные полые внутри соцветия (фиги), открывающийся узкою дырочкою; одни соцветия; рано созревающие к концу зимы, так наз. «grossi» или «orni», помещаются в верхней части прошлогодних ветвей над листовыми рубцами (такие соцветия у дикого Ф. дерева содержат большею частью мужские цветки, у разводимой женские цветки ); другие соцветия помещаются в пазухе листьев, из них самые нижние поспевают перед листопадом и называются «forniti» (они содержат женские цветки и лишь немного мужских или вовсе не содержат их), верхние, назыв. «cratiri» остаются на зиму (почти не содержат мужских цветков). Мужской цветок состоит большею частью из трех-пятираздельного околоцветника и 3 — 5 тычинок. Женские цветки двоякие: бесплодные, так наз. «орешковые», развивающиеся преимущественно у дикого Ф. дерева (caprificus) и плодущие, так наз. «семенные», развивающееся у настоящего, культурного Ф. дерева. В женском цветке околоцветник также трех-пяти раздельный, а пестик либо с коротким столбиком и рыльцем без сосочков (в орешковых цветках), либо с длинным столбиком и сосочками на рыльце (у семеннных цветков); завязь верхняя, одногнездная, односемянная; плод — костянка. При созревании плодов становится мясистым все соцветие (и околоцветник) и представляет соплодие, так назыв. фигу (винную ягоду, инжир). Оплодотворение перекрестное, совершающееся при посредстве орехотворок (Cynips psenes, иначе Blastophaga grossorum), кладущих яйца в завязь орешковых цветков, так как проколоть своим коротким яйцекладом завязь семянных цветков эти орехотворки не могут. Выведшееся из яичек новое поколение орехотворок ползает в том же соцветии, пачкается о пыльцу развившихся к тому времени мужских цветков, вылетает с пыльцою, наконец, вон; летит в другие соцветия, и в тех из них, где находятся семенные цветки, производит их опыление и оплодотворение. Это значение дикой смоковницы (caprificus) для плодоношения настоящей смоковницы было известно еще в глубокой древности. Еще тогда, для того, чтобы получить фиги, на ветви культурной смоковницы подвешивали ветви дикой смоковницы; эта операция была известна под именем «caprificatio», о ней упоминают Плиний и Теофраст. В новейшее же время значение капрификации и способы опыления были подробно изучены Вествудом, Дельпино, Сольмс-Лаубахом, Фр. Мюлером, Кином и др. Любопытно, что и у дикой смоковницы соцветия не одинаковы, а именно одни из них, так назыв. «mamme», содержат лишь орешковые цветки, в которых зимуют орехотворки, другие, так назыв. «profichi», содержат орешковые и мужские цветки. Фига богата (до 70%) сахаром, употребляется в пищу и как лакомство в сыром или в сушенном виде(«винные ягоды», «инжир»). В торговле различают несколько сортов фиг (в культуре известно много разновидностей Ф. дерева), напр. мелкие — марсельские, крупные — генуэзские; лучшими считаются левантинские фиги (доставляются из Смирны); сушеные фиги (каламатийские фиги) идут из приморского города Каламаты, гавани Мессины. С. Р.

Фиджи

Фиджи или Вити — о-ва в Южном Тихом океане, британская колония к В от Нов. Гебрид, между 15°30' и 19°30' ю. ш. и 177° и 178° з. д. Вся группа состоит из 225 коралловых и скалистых о-вов, из коих 80 обитаемых. Пространство 20806 кв. км. Морское пространство между главными о-вами группы называется Гороским морем. Два больших о-ва, Вити-Леву (12000 кв. км.) и Вануа-Леву (около 6500 кв. км.); далее о-ва Увалау, Ясуа, Кантаву, Вуна и малые о-ва внутреннего Гороского моря, известные под общим названием Вити-и-Лома, из коих главные — Горо, Найрай, Моала, Матуку и Ангау; к В тянется группа о-вков, из коих наибольший — Лакемба. В 1880 г. к Ф. в административном отношении присоединен остров Ротума, между 12° и 15° ю. ш. и 175 и 177° з. д. Население Фиджи в 1891 г. достигало 121180 душ: европейцев 4373, индусов 13282. туземцев 98478, полинезийцев, ротумцев и т. д. 6540. Гл. гор. — Сува, на южном берегу Вити-Леву; 850 европейцев. Ф. — вулканического происхождения, но признаки вулканической деятельности встречаются лишь в Саву-Саву, на южном бер. Вануа-Леву. Вершины о-вов имеют обыкновенно форму конуса или иглы и состоят из базальта. Климат мягкий и здоровый. Почва крайне плодородна; состоит из желтой глины и растительного перегноя. О-ва покрыты густою растительностью; в 1899 г. европейцы возделывали около 1000 гект. бананов, 9500 гект. кокосовых орехов, 200 гект. кукурузы, 10000 гект. сахарного тростника; около 500 гект. приходилось на рис, чай, табак, ананасы и т. д.; В колонии к тому же времени было 2000 лошадей, 1000 овец, 9000 ангорских коз, 17000 голов рогатого скота. Общий оборот иностранной торговли в том же году достигал 744900 фунт. стерл., в том числе 263044 ф. ст. приходились на ввоз, 481856 фунт. стер. на вывоз. Ф. сделались британской колонией в 1874 г. Управление — в руках губернатора, назначаемого королем; при губернаторе исполнительный совет из 4 членов и законодательный из 5.

Физическое лицо

Физическое лицо (человеческая личность, человек) — приобретает правоспособность с момента своего рождения. Под последним юристы понимают полное отделение плода от матери с проявлением самостоятельной жизни. Многие римские и старые западноевропейские юристы установляли ряд объективных признаков, наличность которых должна была служить показателем того, что ребенок родился живым. К этим признакам причислялись: крик ребенка (это утверждали, между прочим, прокульянцы против сабинианцев; мнение последних принято Юстинианом), раскрытие глаз и друг. В некоторых старых западноевропейских кодексах (прусск., бав., саксонск., австр.) была принята презумпция живорожденности, если плод отделился при нормальных условиях от здоровой матери. Новое герм. уложение отвергает решающее значение этих признаков, как покровительствующих иногда одной заинтересованной группе в ущерб другой. Для каждого данного случая должны быть заинтересованными лицами представлены самостоятельные доказательства по общим правилам о доказывании; в случае возможности решающее значение имеет судебно-медицинская экспертиза. Новые юристы отвергают также признак жизнеспособности родившегося, как условие приобретения им правоспособности. Выкидыш, появившийся на свет ранее физиологической возможности проявления жизни, конечно, не правоспособен, но установить в виде определенной юридической нормы момент жизнеспособности трудно; решающее значение должно все-таки иметь проявление жизни при рождении. Еще более трудно требовать признака жизнеспособности родившегося своевременно живым младенца в смысле прогноза его способности продолжать жизнь (франц. кодекс, ст. 725). Жизнеспособность ребенка может в каждом отдельном случае зависеть от сочетания разнообразных условий; правильное суждение о ней немедленно после рождения может быть составлено лишь в редких случаях. Точно также несостоятельно требование старых юристов, чтобы родившийся носил человеческий образ, а не был уродом (рим. право, прусск., бав. и сакс. кодексы). Все, что родилось живым от человека — человек; установить границу между уродами, имеющими и не имеющими человеческого образа, по крайней мере без специальной каждый раз медицинской экспертизы, нет никакой возможности. Не родившийся еще ребенок, зародыш — не человеческая личность, не индивидуум и, поэтому, не признается правоспособным. Старое положение: nasciturus pro nato habetur quoties de commodis ipsius partus quaritur, принятое в некоторых кодексах (бав., сакс. и др.), подлежит ограничению в том смысле, что охрана прав зародыша дается лишь на случай рождения его живым. Наследственные права зародыша охраняются, напр., лишь как права будущей личности; если ребенок родился мертвым, новой личности на свет не появилось и права остаются за теми, кто имел бы их при отсутствии зародыша. Русское право не дает специальных постановлений относительно начала человеческой личности, как субъекта прав; судебная практика не стеснена, поэтому, в решении относящихся сюда случаев применением указанных сейчас выводов новой юриспруденции. Принципиально у нас признаны лишь права зародыша, как будущего субъекта прав (п. 2 ст. 1106 т. Х ч. 1). — Начавшись рождением, правоспособность лица оканчивается с смертью, т. е. прекращением жизненных функций субъекта прав, констатируемым, при обыкновенных условиях, очень точно и определенно. Юридические определения, касающиеся момента смерти, требуются только для тех случаев, когда нет на лицо достаточно данных для суждения о том, жив человек еще или умер или когда нужно установить более ранний или поздний момент смерти по отношению к лицам, последовательность смерти которых неизвестна . — От рождения до смерти правоспособность лица продолжается непрерывно. Она не ограничивается ни вполне, ни частично теми или другими физическими качествами лица. Болезнь, недостаток тех или других свойств и качеств (глухонемота) и т. д. не умаляют правоспособности, хотя и оказывают влияние на дееспособность . Лишь пол долго оказывал влияние на состав прав физического лица: женщина долго подлежала более или менее полной и суровой опеке и ограничению прав в тех или иных отношениях. В русском праве, напр., до сих пор ограничены наследственные права женщины. Но эти ограничения — следствие не столько физических свойств женщины, сколько ее социального и экономического положения. См. Дювернуа, «Чтения по гражд. праву» (I); Анненков, «Система рус. гражд. права» (I) .

145
{"b":"274","o":1}