ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

М. Р.

Фортунатов Филипп Федорович

Фортунатов (Филипп Федорович) — выдающийся русский языковед, брат Ал. и Степ. Ф. Ф., профессор сравнительного языкознания в моск. унив. и ординарный академик по отделению русского языка и словесности сп б. акд. наук. Род. в 1848 г., учился в петрозаводской гимназии, в которой его отец был директором, и в моск. унив., в котором окончил курс в 1868 г. В 1871 г. предпринял, вместе с В. Ф. Миллером, научное путешествие в Литву, результатом которого был ценный сборник литовских народных песен («Известия Московского Университета», 1872 г. и отд.). Вслед за этим он уехал в заграничную командировку, по возвращении из которой в 1875 г. защитил диссертацию на степень магистра, представлявшую издание древнеиндийского текста Sаmaveda Aranyaka Samhita, с приложением «Нескольких страниц из сравнительной грамматики индоевропейских языков». Вскоре засим он был избран в доценты московского унив. В 1884 г. различные выдающиеся отдельные исследования его, доставившие ему известность в науке и за границей, снискали ему степень доктора сравнительного языкознания honoris causa, предложенную одновременно киевским и московским унив. В 1898 г. Ф. был избран в члены академии наук, а в 1902 г., после 30-летней профессорской деятельности, оставил Москву и переселился в Петербург. Отличное знакомство со славянскими и балтийскими или литовскими языками характеризует все работы Ф., из которых особо выдающееся значение имеют исследования литво-славянского и индоевропейского ударения, пролагавшие пути в область в то время еще нетронутую и получившую с тех пор громадную научную важность. Можно сказать, что в этой области Ф. является первым тонером и одним из основателей современного учения об индоевропейском ударении, родоначальником исследований Левкина, Гарта, Штрейтберга и других новейших акцентологов. К заслугам Фортунатова относится и то, что он первый в наших университетах начал читать курсы по литовскому языку, столь важному для сравнительного языкознания вообще и славянского в особенности. Кроме того, он читал и общие курсы по фонетике и морфологии индоевропейских языков, а также специальные по старославянскому и готскому языкам. По литовскому языку он напечатал несколько статей в «Beitrage zur vergl. Sprachforschung» Куна и Шлейхера, в «Beitrage zur Kunde der indogerm. Sprachen» Бецценбергера и в московском «Критическом Обозрении». Кроме того, в 80-х и 90-х годах явился ряд его статей и рецензий в «Mittheilungen der litanischen litterarischen Gesellschaft», в геттингенских «Gelehrte Anzeigen» и в латыш. журнале «Austrums». В 1897 г. под его редакцией вышел первый выпуск «Литовского словаря А. Юшкевича», изданного академией наук и составляющего в высшей степени ценное научное приобретение, благодаря полноте и новизне материала. Фонетике санскрита посвящены: статья «L+dental im Altindischen», в «Beitrage» Бецценбергера (т. VI), и позднейшая работа о том же предмете: «индоевропейские плавные согласные в древнеиндийском языке», явившаяся в юбилейном сборнике в честь О. Е. Корша Caristhria (1896). Немецкий перевод ее, сделанный проф. Сольмсеном, появился в «Zeitschrift fur vergleich. Sprachforschung» Куна (т. XXXVI), где напечатан и другой интересный этюд Ф.: «Ueber die schwache Stufe des urindogermanischen avokals». Главное значение в научной деятельности Ф. имеют его труды в области литво-славянской акцентологии, открывающиеся весьма ценной статьей: «Zur vergleichenden Betonunglehre der lituslavischen Sprachen», в «Archiv fur slavische Philologie» Ягича (т. IV, 1880 и т. XI). Здесь установлен ряд новых законов ударения и количества, давших отправную точку для исследований Лескина и др., высказаны важные замечания относительно русского полногласия и связи некоторых особенностей его с отношениями ударения и т. д. Дальнейшее развитие взглядов Ф. в этой области дает его исследование «Об ударении и долготе в балтийских языках. I. Ударение в прусском языке», явившееся в «Русском Филолог. Вестнике», 1895 (нем. перевод проф. Сольмсена в «Beitrage» Бецценбергера, т. XXII). Фонетика общеславянского и старославянского языков служила предметом интересных и во многом самобытных университетских курсов Ф. Издание этих лекций его (в «Известиях» моск. унив.) давно уже начато (равно как немецкий перевод Бернекера, печатающийся в Лейпциге), но до сих пор они еще не обнародованы. Некоторые основные положения учения Ф. изложены им в его статье в «Архиве» Ягича (т. XI-XII): «Phonetische Bemerkungen veranlasst durch Miclosich's Etymologisches Worterbuch der Slavischen Sprachen», где он излагает свои взгляды на формы общеславянского языка, часто несогласные со взглядами Миклошича. Ценны и критические статьи Ф., часто излагающие и собственные взгляды критика на затронутые ее авторами вопросы. Таковы: отзыв о «Синтаксических исследованиях» А. В. Попова, талантливого, рано умершего ученика Потебни (в «Отчете о присуждении Уваровских премий», 1884), где находим ряд оригинальных гипотез Ф. о происхождении некоторых падежных окончаний индоевропейских языков, — и рецензия на сочинение ученика Ф., проф. Ульянова: «Значения глагольных основ в литовскославянском языке» («Отчеты о присуждении Ломоносовской премии», 1895). К ученикам Ф. принадлежат. проф. варшавского университета, ныне его ректор, Г. К. Ульянов, академик А. А. Шахматов, приват-доцент московского унив. В. К. Поржезинский, В. Н. Щепкин, Яблонский и др. До некоторой степени учениками Ф. могут считаться профессора казанского унив. Е. Ф. Будде и одесского Б. М. Ляпунов. Из нерусских ученых, занимавшихся у Ф., назовем проф. боннского унив. Сольмсена, проф.; гельсингфорского унив. Миккола, доктора Бернекера и т. д. Среди современных лингвистов Ф. занимает совершенно самостоятельное и независимое положение. В начал своей научной деятельности он несколько отражал влияние геттингенской школы (Фик) и отчасти Шлейхера, но впоследствии совершенно эманципировался от него и пошел своим оригинальным путем. Характерной особенностью метода Ф. является наклонность объяснять различные позднейшие фонетические особенности индоевропейских языков существованием соответствующих минимальных разниц уже в индоевропейском праязыке — прием, не составляющий исключительной особенности Ф. (на нем основаны гипотезы о двух и трех рядах заднеязычных согласных в индоевропейском праязыке Асколи-Фика-Шмидта, современное учение об индоевропейском вокализме и т. д.), но никем, вероятно, из лингвистов не применявшийся так широко и систематически. Фонетические гипотезы Ф. отличаются остроумием и сложностью комбинации, но страдают некоторой схематичностью и отвлеченностью, лишающими их иногда убедительности. Эта отвлеченность или метафизичность построений Ф. объясняется отсутствием у них надлежащей антропофонической или звуко-физиологической основы. Вследствие этого у Ф. нередко решение известной фонетической проблемы только отодвигается в область праязыка, но не разрешается действительным образом, и таким образом трудность «wird verschoben, aber nicht gehoben». Важное научное значение трудов Ф., впрочем, не колеблется этим недостатком, так как, несмотря на него, они в высшей степени возбуждают научную мысль и вызывают дальнейшую научную работу над затронутыми им вопросами.

С. Б — ч.

Фосфорит

Фосфорит (геол.) — плотный или волокнистый агрегат апатита (Са5(РО4)3Сl или Са5(РО4)3F обыкновенно с некоторой подмесью, напр., окислов железа, кремнекислоты, углекислой извести, песку, глины. Цвет его беловатый, сероватый, желтоватый или бурый; твердость около 5 или меньше, уд. вес 3 — 3,2; разлагается соляной и азотной кислотой. Ф. образует более или менее сплошные, иногда значительные залежи, или же является. в виде жил, конкреций, желваков, цемента песчаников и т. п. В одних случаях Ф. представляет анорганогенное отложение из минеральных источников, в других — он несомненно образовался за счет органических остатков, а именно из костей, зубов позвоночных (рептилий, рыб, млекопитающих), из глобигерин, моллюсков. Ф., состоящий преимущественно из костей, называется остеолитом. Ф. имеют большое значение в качестве удобрительного вещества и идут на приготовление суперфосфатов. Главными месторождениями Ф. являются меловые отложения Англии, олигоцен Керси (Quercy) во Франции, меловые отложения Бельгии, жилы в граните, кембрийских сланцах и девонских известняках в провинти Эстремадура в Испании, силурийские отложения Подолии, меловые отложения Курской губ., Нассау в Германии, а также Канада, Арденны, Южн. Каролина, Богемия и т. д. В России Ф. встречаются в трех областях: в юрских отложениях Костромской губ., в силурийских и ледниковых отложениях Подольской губ. и отчасти Бесарабии и в меловых отложениях Курской губ. и отчасти также Орловской, Воронежской, Тамбовской, Симбирской. В Костромской губ. Ф. образует два слоя в юрских отложениях Кинешемского уезда; он содержит 13-30% фосфорнокислой извести и перерабатывается на фосфоритную муку (Куломзинит). Такие же залежи встречаются в Ярославской, Московской, Смоленской губ. Kypский Ф., известный под названием рогача или саморода, образует один или два слоя, разделенных песком; это — конкреции или фосфоритный песчаник, заключающие многочисленные кости меловых ящеров и раковины моллюсков, напр. устриц. Главной областью распространения курского Ф. является Курский уезд, по берегам рек Тускари и Обмети, и в окрестностях гор. Курска. Добыча производится примитивным способом; Ф. идет на мощение улиц и шоссейных дорог. Отдельные куски курского саморода с верхней стороны бурого цвета и имеют бугроватую и глянцевитую поверхность, а с нижней стороны — черного цвета и имеют шероховатую поверхность и продолговатые сосцевидные отростки. Местные каменоломы называют верхний слой такого куска сорочкой, темную и плотную среднюю часть — сотенным камнем, а отростки, уходящие в песок — корнями. Вертикальные трещины, которыми разбит пласт саморода, называются разами. В 1859 г. французский ученый Гильемон предлагал вывозить курский самород за границу для переработки на суперфосфат; возникали и заводы для переработки его на месте; но все же до сих пор курский самород в качестве удобрительного вещества применения не имеет. Особенно важны и интересны залежи Ф. в бассейне Днестра в Подолии, отчасти Бесарабии, а также и смежной части Австрии. Месторождения Ф. находятся в Новоушицком, Проскуровском, Могилевском, Летичевском уездах Подольской и Хотимском уезде Бессарабской губ. Коренным месторождением являются здесь силурийские отложения; но обыкновенно Ф. находится уже во вторичном месторождении в меловых и ледниковых отложениях. Особенно производительны рудники в Журжевке и Григоровке. Ф. образует пластообразные залежи, состоящие из отдельных шарообразных конкреций, величиною с большой кулак и более. Эти конкреции обладают радиально-лучистым строением и содержат 70-75% фосфорнокислой извести и перерабатываются на удобрение. Из заграничных Ф. можно отметить, как особенно интересные, месторождения сев. Бельгии и Франции, напр. Сипли (Ciply), где Ф. состоит из небольших конкреций по раковинам фораминифер, и Ф. Керси (Quercy) во Франции, в которых находится множество костей третичных млекопитающих. К Ф. принадлежит также сомбрерит вестиндского острова Собреро и некоторые другие Ф. и фосфоритовые конгломераты, образовавшиеся из коралловых известняков, как, напр., на острове Кюрасао. В связи с Ф. следует также упомянуть апатитовые жилы в Норвегии.

162
{"b":"274","o":1}