Содержание  
A
A
1
2
3
...
78
79
80
...
175

С. Б-ч.

Триполи

Триполи (Tripoli, итал. Tripoli di Barbaria, тур. и арабск. Tarabulus-el-Gharb, т. е. западный Тарабул в отличие Тарабула Сиpийского ) — гл. г. турецкого вилайета того же наименования в сев. Африке, лежит под 32°54' с. ш. и 13°11' в. д., в плодородной равнине на берегу Малого Сырта, на выдающейся косе, насчитывает ок. 40 тыс. жит., в том числе около 4-5 тыс. европейцев, главным образом мальтийцев и итальянцев, и 8000 евреев, которые занимают особый квартал в городе, называемый Гарра, и держат в своих руках главные отрасли торговли. При городе гавань, защищенная особою батареей, но мало спокойная и недостаточно безопасная. Самый город со своими стройными минаретами и круглыми куполами 12 мечетей представляет очень красивый, привлекательный вид; но и вблизи он поражает европейца сравнительною (с другими городами Востока) чистотою и опрятностью своих узких и кривых уличек, хорошими караван-сараями, европейскими гостиницами и красивым дворцом бея — генерал-губернатора. Город окружен высокими стенами; 12 мечетей, 1 греческая церковь, 1 католическая церковь с францисканским монастырем, несколько синагог; общественные бани; заводы и фабрики кордуана, ковров, шелковых, шерстяных и хлопчатобумажных тканей и т. д. Из памятников древностей заслуживает упоминания триумфальная арка в честь Марка Аврелия с мраморными скульптурами. Т. является главным торговым пунктом страны и портом для ввоза во внутреннюю Африку, из которого товары караванными путями через Мурзук и Бильму идут на Борну. В 1892 г. в гавань Т. заходили 279 пароходов (преимущественно итальянских, французских и английских) с грузом в 244997 тонн и 203 парусных судна (преимущественно турецких) с грузом в 13930 тонн.

Триптих

Триптих — икона, состоящая из трех частей: средней доски, занятой главным изображением, и из двух привешенных к ней на петлях боковых створок с побочными изображениями (напр., на средней доске — Богоматерь с Младенцем, на створках — предстоящие ей святые). Створки, вращаясь на петлях, могут ложиться на среднюю доску и вполне заслонять собою находящееся на ней изображение, причем и то, что написано на них самих, делается невидимым. Иконы такого рода известны на Руси под названием «складней». Они завелись очень рано, прежде всего в Византии и Италии, откуда перешли и в другие страны Европы. Их брали с собой в путешествия и походы, хранили в домашних молельнях, помещали на алтарях и над алтарями, раскрывая во время богослужения или для поклонения верующих. Смотря по назначению Т., размер их бывал весьма различный — от величины в два-три дюйма до саженной. В значении надпрестольных икон Т. особенно сильно были распространены на западе Европы в XIV-XVI ст. В это время, кроме живописных Т., нередко изготовлялись резные из дерева, с рельефными, раскрашенными изображениями. Образцы подобных складней, иногда высокохудожественные и чрезвычайно роскошные, доныне уцелели в некоторых церквах Германии; их можно также видеть во многих музеях.

Тристан и Изольда

Тристан и Изольда — легендарные любовники, история которых была излюбленной темой средневекового эпоса и романа. Легенда о них, кельтического происхождения, возникла в Бретани приблизительно в Х в. по Р. Хр. и оттуда распространилась по Франции и Англии. Содержание ее сводится к тому, что витязь Т., племянник короля Корнвальского Марка, он же рыцарь «круглого стола» короля Артура, освободил Ирландию от Моргоута, чудовища вроде Минотавра, которое собирало с Корнваллиса дань молодыми девушками, и сосватал для Марка золотокудрую Изольду, дочь короля Ирландского. Во время путешествия из Ирландии в Корнваллис Т. и Изольда, по ошибке, выпивают любовное зелье и отныне связаны взаимной страстью навеки. Марк женится на Изольде, но последняя обманывает супруга с Т. После ряда веселых и опасных приключений, Т., изгнанный ревнивым королем, возвращается на родину, в Бретань. Там он женится, с отчаяния, на другой женщине, которая напоминает ему Изольду именем и наружностью — на Изольде-белоручке (lseult aux blanches mains). Начинаются странствия скучающего Т. и его подвиги. Т. получает в сражении рану; ее может излечить лишь первая Изольда, за которой Т. и посылает; вестнику он велит поднять на корабле белый парус, если он привезет Изольду, и черный — в противном случае. В миг приезда золотокудрой Изольды, ее соперница Изольдабелоручка, из ревности и мести, сообщает Т., что паруса на корабле — черные. Т., «удерживавший свою жизнь» (qui retenait sa vie — по выражению старых поэм) лишь до этой минуты, умирает. Золотокудрая Изольда умирает на его трупе. Из могилы любовников вырастают виноградная лоза и розовый куст, которые, обнявшись, вечно цветут. Самые имена героев указывают на древность легенды: Т., (Drystan) был у кельтов божеством, горевшим любовью к богине Изольде (Essylt); некоторые мифологи видят поэтому в Т. — воплощение солнца, в Изольде — воплощение земли, в любовном напитке — символ плодотворящего дождя. В легенде есть черты, роднящие ее с античными сказаниями (о Тезее: минотавр, история с парусами, повлекшая смерть Эгея) и древнегерманскими сагами (о Нибелунгах: любовь Зигфрида к Брунгильде, сосватанной им для короля Гунтера). Основная тенденция легенды — прославление страсти, рвущейся из границ социальных условий и приличий — обусловила успех ее в кругу средневековых романистов и читателей, недовольных аскетическим духом современности. Веселые авантюры Т. особенно ценились средневековьем; но уже очень рано появились меланхолические, мечтательные и сентиментальные поэтические варианты, украсившие первоначальное сказание. Этот двоякий элемент легенды: первобытно-страстный, античный, реалистический и утонченно нежный, средневековый, идеалистический, вызвал двоякое отношение к ней позднейших поэтов и романистов, искавших в легенде о Т. и Изольде уроков то природной, языческой, то человеческой, христианской морали. Прежде всего легенда обрабатывается в виде песен элегического содержания, так наз. «жалоб» (lai), которые пелись и декламировались во Франции трубадурами, под аккомпанемент роты (первобытной скрипки). Гомером этих былин считают Кретьена из Труа, XII в.; его обработка легенды до нас не дошла. Уже в древнейших обработках легенды, принадлежащих трубадурам (труверам) XII в. Бepулу (Beroul) и англо-норманну Томасу (Thomas), сказывается двойственное понимание легенды: Берул воспевает веселую, пикантную сторону приключений Т. и Изольды, в манере современной ему «побасенки» (fabliau); Томас выдерживает серьезный и элегический тон «жалобы» (lai). Вообще во французских древнейших обработках легенды о Т. и Изольде преобладает игривый и шутливый тон, не чуждый грубости того времени. Знаменитый немецкий эпик начала ХIII в. Готфрид Страсбургский, в своей поэме о Т., доведенной до второго брака Т., придерживается этого же тона; в его поэме большую роль играют хитрости Изольды, обманывающей мужа. Ранее Готфрида немецкую поэму о Т. написал (около 1175 г.) вассал Генриха Льва, Эйльгард Обергский, а Готфридова поэма вызвала позднейшие пересказы Ульриха Тюргеймского (1240 г.) и, в конце XIII в., саксонца Генриха Фрейбергского. Серьезного и нравоучительного тона придерживается в своей трагедии о Т. и Изольде, нюрнбергский поэтсапожник XVI в. Ганс Сакс; это уже не миннезингер, а «мейстерзингер» — более рассудочного и педантического типа: для него любовь Т. и Изольды — греховная связь, обрекающая их на погибель. В течение трех-четырех веков (с XIII по XVI в.) сюжет о Т. и Изольде разрабатывается на всяческие лады поэтами французскими (даже еще в XVIII в. романистами de Tressan и Creuze de Lessez), английскими и германскими, доходит до Италии и даже до России. Данте упоминает Т. и Изольду в своем «Аде» наряду с античными образцами верных любовников — Парисом и Еленой, Энеем и Дидоной. В Россию роман о Т. и Изольде проник из Сербии через Польшу в XVI — XVII в., одновременно с Бовой Королевичем; в Сербию он попал из Италии. Так наз. познанская рукопись (XVI в.) заключает в себе собрание нескольких повестей под общим заголовком: «Починаеться повесть о витязех с книг сэрбъских, а звлаща (т. е. особенно) о славном рыцэры Трысчане (т. е. Тристане), о Анцалоте (т. е. Ланцелоте) и о Бове и о иншых многих витезех добрых» (см. Веселовский, «Опыт истории развития христианской легенды»). Немецкие романтики XIX в. (Иммерманн) вновь открыли благодарный сюжет и обработали его с тенденцией более или менее идеалистическою (Рих. Вагнер — даже с тенденцией почти аскетической). Вагнер возбудил особенный интерес к легенде своею музыкальною драмою «Т. и Изольда», поставленною впервые в 1865 г. Обрабатывал тот же сюжет философ Эдуард Гартман. См. перечень произведений на тему Т. и Изольды, предшествовавших музыкальной драме Рих. Вагнера, в книге Kufferath'a, «Le theatre de R. Wagner. Tristan et lseult» (П., 1894) и в предисловии Всев. Чешихина к переводу «Т. и Изольды» Вагнера на русский яз. (Лпц., 1894).

79
{"b":"274","o":1}