ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грохот делался все оглушительней… «Руслан» неодолимо потащило вперед, и он помчался по полосе, убыстряя бег. Боцман и Пастух почувствовали, как все нутро у них потянуло куда-то вниз и плотно заложило уши. «Руслан» оторвался от земли.

Самолет взлетел и быстро пошел вверх, растворяясь в огромном черном небе.

Через несколько минут лишь удаляющаяся красная мерцающая искра указывала направление его полета.

* * *

Ну, вот и все, улетели… Голубков взглянул на часы. Две минуты первого. Его напряжение достигло предела. Все ли они предусмотрели с Нифонтовым? Не упустил ли чего-нибудь он сам? Сумеют ли его парни выполнить задание, и если сумеют, то какой ценой?

Сегодня самое трудное ложилось на них.

Примерно час назад вертолет с тремя другими его посланниками уже должен был приземлиться в Андреаполе… Как прошла встреча Трубача-Ухова и Перегудова-Дока с теми людьми, что назначили им свидание на платформе в Быкове? Засекли ли его помощники тех, кто должен был прийти к ним на свидание? Сумели ли сопроводить до места? Что ждет Мухина и Семена на этих чертовых гонках?

Как это бывало много раз в жизни, Голубков вдруг физически ощутил огромность этой ночной земли и неподвластную человеку непреодолимость расстояния.

Полковник чувствовал запредельное изнеможение, какое испытывал уже не раз в своей жизни. Оно нередко наваливалось и раньше — в Афганистане, потом — в Нагорном Карабахе и особенно — в Чечне. А в начале работы в управлении утомление ощущалось постоянно, чуть ли не каждый день.

Ему шел пятьдесят третий год. И он лучше любых врачей понимал, что на таком «форсаже» долго не вытянуть. Надо было хоть немного передохнуть, хоть малость отдышаться. Он усмехнулся, подумав: от этого «ралли», от этой «гонки на выживание».

В том же безумном режиме работа предстояла и завтра, и послезавтра, возможно — еще много дней. Сменить его не мог никто ни на одном этапе. Сойти с дистанции он не имел права — дублеров не было.

Но сегодня он не мог уже больше повлиять ни на какие события, а уж тем более — участвовать в них. Пора было отправляться в Москву. Но не было сил даже шевельнуться, и он понял, что обязан дать себе час передышки. Незадолго до взлета «Руслана», связавшись по радиотелефону с управлением, он вызвал машину.

Она должна была скоро подойти.

Ничего, подождут, подождут… После завершения погрузки «Руслана» жизнь на ночном аэродроме почти замерла. Солдаты куда-то исчезли, разбрелись офицеры, почти никого не осталось на летном поле и на стоянках, где виднелись вдали темные силуэты спящих самолетов.

Радуясь прохладе свежего ночного воздуха, полковник обессилено присел на траву, привалился спиной к бетонному цоколю ангара.

Несколько человек в военной форме и гражданской одежде вышли откуда-то из темноты, наверное, из штаба аэродрома. Похоже, как и сам он, эти люди остались на поле, чтобы присутствовать при взлете «Руслана». Стараясь быть незамеченным, полковник тихо отполз в сторону. Кем могли быть эти пятеро мужчин? Судя по всему — тоже чужие здесь, не иначе те, кто каким-то образом был связан с его противниками. Уж коли они оказались тут, за ними надо бы понаблюдать, проследить, если получится, подслушать их разговоры.

Прикрыв глаза, он расслабился — аутотренинг всегда помогал быстро восстановить силы. Он спал и не спал, попеременно заставляя тяжелеть и теплеть то одну, то другую руку, в то же время чутко прислушиваясь к негромким голосам тех людей, что привлекли его внимание. Они не уходили, не уезжали, словно тоже ждали чего-то. Но вот оттуда, где стояли они, до него донесся едва различимый звук вызывного сигнала микрорации. И те пятеро тотчас двинулись с летного поля.

Через секунду и он уже был на ногах и, стараясь быть незамеченным, пошел к главному КПП, где ярко светили прожектора и прогуливались у ворот люди с оружием.

Вдруг один из идущих впереди оглянулся. И тут же раздался одновременно изумленный и недоверчивый возглас:

— Мать честная! Никак ты, Голубков?! Константин!

* * *

Дышать становилось все тяжелее: они поднялись уже на большую высоту, летели в семи-восьми километрах от земли. Все сильней ощущался и холод. Однако признаков глубокого кислородного голодания пока не было. Вероятно, фюзеляж был все же герметизирован, хотя и не так, как салоны обычных пассажирских лайнеров.

Пастух и Боцман лежали между ящиками не шевелясь, у обоих затекли руки и ноги, ломило спину и шею. Это было опасно: перед тем, что им предстояло, мышцы должны были быть в идеальном физическом состоянии. А самолет поднимался все выше и выше… — Задохнемся мы тут на фиг, — под грохот двигателей прямо в ухо Пастуху с трудом выговорил Боцман, растирая свои немеющие руки и ноги.

— Ладно, — ответил Пастух и взглянул на светящийся циферблат часов: они находились в воздухе уже второй час… — Пошли на разведку.

И они поползли друг за другом по тесному коридорчику в сторону хвоста, достигли сквозного поперечного просвета, расползлись по нему вправо и влево и осторожно выглянули из-за ящиков. В огромном грузовом отсеке стоял все тот же полумрак, лишь несколько светильников горели по бортам и в потолке небесного колосса. Но и этого света Сергею хватило, чтобы различить в хвостовой части фигурку человека, сидящего в кресле спиной к борту. Он был метрах в сорока и казался совсем маленьким, но, приглядевшись, Пастух с завистью увидел, что на лице того — кислородная маска, а в руках — укороченный «Калашников». Сергей повернул голову. И в носовой части сидел такой же вояка при оружии.

Они снова сползлись в середине отсека.

— Двое, — прохрипел Боцман. — С оружием и в масках.

— И с моей стороны, — сказал Сергей. — Всего внизу — четверо. Стало быть, наверху трое.

Дышать было трудно, сердца колотились, перед глазами плыли сине-зеленые круги. Оставался только один путь — он напрашивался сам собой. Не сговариваясь, они снова вскарабкались на ящики и поползли по ним в сторону хвоста. Тут их увидеть не могли.

Огромный самолет плавно покачивало с крыла на крыло, и они что есть силы цеплялись на виражах за такелажные тросы и монтажные скобы. Ближе к хвосту шум двигателей стал намного сильней. Они ползли долго и наконец оказались над головами противников.

65
{"b":"27418","o":1}