ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Мерседес» выехал со стоянки и поехал куда-то не в город, а в поле. Но «мерседес» Кожевникова не интересовал.

Когда славяне скрылись, он двинулся к машине кавказцев. Те что-то укладывали в багажник, на приближающегося человека внимания не обратили. А зря.

Первым Кожевников вырубил торговца. Так, легко, без членовредительства. Ребром ладони по шее, и маленький человек ткнулся лицом в землю. Двое других были куда крепче. В первую секунду они даже не поняли, что произошло, а Кожевников уже двинул в солнечное сплетение одному, выставленной костяшкой согнутого пальца в висок другому. Кавказцы повалились, как снопы.

Пакет с деньгами беззаботно лежал на заднем сиденье машины. Кожевников сел за руль, машина рванула с места, когда вдруг сзади ударила автоматная очередь.

— Вон как, — сказал Кожевников и вильнул рулем. Было большое желание вернуться и добить торговцев, но отвлекаться ему сейчас было нельзя.

Через час он был в аэропорту. Через три часа вылетел в Таджикистан.

Глава пятьдесят четвертая

— Этот козел нас всех завалит!

Роман Шафран уже достаточно набрался, чтобы позволить своему раздражению выплеснуться наружу.

Его собеседнику приходилось время от времени напоминать перебравшему помощнику депутата, что вокруг люди. Шафран каждый раз понимающе кивал головой, но через пару минут его голос снова поднимался.

— Этот козел сначала утопит в говне Петровича...

Выпил.

— ...а за Петровичем поползу туда же и я!

Шафран гоготнул.

А потом снова отпил пива.

— Козел!

— Потише, Роман.

— А ведь я предупреждал... Вот вам, пожалуйста, и результат! Ну ничего, теперь я его разделаю под орех. Петрович дал мне карт-бланш.

Воистину логика пьяного не поддается никакой логике.

Собеседник жестом прервал помощника депутата:

— Погоди, Роман, я пойду отолью.

Шафран глотнул еще «Гиннеса», обвел зал мутным взором. Сегодня утром в разговоре с ним Круглое вспомнил, что Иванова посоветовал Петровичу один его знакомый, человек, занимающий вполне солидный пост.

Олег... какой-то Григорьевич, что ли?

И вот тогда Шафран предложил своему шефу проверить хорошенько Иванова.

Шафран тут же, прямо из депутатского кабинета, начал звонить. Он пошустрил по своим милицейским связям и попросил проверить Петра Иванова. Даже номер водительского удостоверения сообщил, которое как-то подсмотрел при случае и запомнил.

Они ждали звонка почти час. Наконец знакомый Шафрану генерал перезвонил и каким-то удивленным голосом сообщил, что человека с такими данными не существует. То есть Ивановых-то навалом, но именно такого нет.

Выяснять какие-то еще подробности да уточнять теперь просто не было смысла. И так было ясно, что с такими подозрительными людьми лучше не иметь дела совсем.

Вот после этого Шафран и почувствовал, что начинает выигрывать, и отправился в бар на втором этаже Ирландского Дома, чтобы хорошенько хряпнуть по этому поводу темного и расслабиться.

Но расслабиться не удалось. Уже через мгновение он увидел, как какой-то наглец уселся напротив за его столик.

— Але, мужик, занято, не видишь?!

— Не вижу, — честно признался молодой человек и сел рядом.

— Топай отсюда! — возмутился Шафран.

— Поговорить бы надо.

Лицо депутатского помощника вытянулось от такой фамильярности:

— Ни х... себе, а ты кто такой?

— Ого, — сказал молодой человек, — это в какой же фракции используют такие непарламентские выражения?

Шафран вздрогнул:

— Так вы от Иванова! Руки марать не хочется! Козлы, бля...

Боль в правой руке прервала речь депутатского помощника.

Шафран сдавленно, чуть слышно всхрипнул и удивленно уставился на свою руку. Ее, словно клещами, сжала рука молодого человека.

— Лучше сядем в машину и поедем к вам домой. Ясно?

Шафран обалдело молчал.

Молодой человек чуть сильнее сжал его руку.

— Ай! Ясно, ясно...

Парень, сжимавший его руку, чуть ослабил хватку, поднялся и подтолкнул Шафрана. Так под ручку они и вышли из бара. Когда они уже направлялись к припаркованным в ряд автомобилям, Шафран вдруг встрепенулся и повернул голову в сторону группы из четырех человек, стоявших у серебристого БМВ. Это был автомобиль и люди его собеседника, того самого, который ушел в туалет.

Круглое, правда, не любил, когда он связывался с теми, кого обычно называют бандитами, но вот вам простое доказательство: кто еще может помочь ему в этой ситуации?

— Вован! — крикнул Шафран.

Люди у БМВ насторожились и через мгновение разглядели Шафрана, конвоируемого к машинам.

Но молодой человек даже не остановил своего движения. Он повернул Романа в противоположную сторону, так, чтобы Шафран оказался спиной к своим, и потащил дальше.

— Эй, мужики! — окликнули их от БМВ, и трое быстро пошли вслед за ними.

— Вован! — еще раз попытался крикнуть Роман, но получил короткий и болезненный удар в живот, и голос его сорвался в хрип.

— Заткнись, — тихо проговорил молодой человек. Тем временем трое из БМВ нагнали их.

— Роман, что у вас? — спросил один беспокойно.

— Эй, братан, ты кто? — спросил грозно другой.

— Давай-ка обратно! Разберемся! — потребовал третий.

Роман так и не разглядел, что там произошло. Неожиданно он почувствовал резкую боль в лодыжке левой ноги, вскрикнул и повалился. Видимо, молодой человек решил пресечь его возможную попытку к бегству, пока сам будет разговаривать с тремя людьми Вована. Но разговора как-то не получилось. Как только Шафран рухнул на асфальт и пока еще даже не успел схватиться за поврежденную лодыжку, все общение молодого человека с ребятами Вована уже практически было закончено. Только несколько возгласов, несколько резких движений, один явно сильный удар по лицу. И через пару секунд трое из БМВ разлетелись в разные стороны. Удивленные прохожие поворачивали свои головы в сторону «разговора», но любопытства старались не проявлять и быстро шли своей дорогой.

Еще через минуту Роман сидел в машине и пони-мат, что поговорить с ним хотят серьезно, и не на шутку испугался, что это может иметь отношение к Иванову.

Сергей Пастухов, конечно, не имел никакого отношения к Иванову, но догадки и страх Шафрана принял к сведению.

Добрались до его дома быстро, Сергей отобрал у Романа ключи от квартиры и сам отпер дверь.

— Отпусти руку, — потребовал Роман. — Больно.

— Терпи, казак, — проворчал Сергей.

Из комнаты вдруг послышался какой-то приглушенный шум и торопливый шепот. Оба тут же насторожились.

Особенно Шафран. Он понимал, что в его квартире сейчас должна находиться Лина, его сожительница. Двадцатитрехлетняя красавица Лина, приехала с Украины. Шафран взял ее, как говорится, на полный пансион. Он обеспечивал ее, холил и лелеял. Ведь она должна стать его собственностью.

Что там такое в комнате? Неужели она не одна?! От такого предположения Шафрану захотелось рассмеяться на весь подъезд, от души, потому что более неподходящего момента для этого трудно себе представить.

Сергей не отпускал его руку. Во второй его руке мелькнуло оружие.

Роман усмехнулся.

— Кто там? — тихо спросил Пастухов. И тут Шафран не выдержал.

— Я не знаю, кто там, — неожиданно громко сказал он. — Но пристрелить можно обоих.

В комнате что-то упало.

Сергей распахнул дверь, за которой оказалась просторная комната с широким эркером. Большой угловой диван был разобран, и на нем сгрудилось постельное белье, на креслах разбросана одежда.

У дивана склонилась красивая и очень испуганная женщина в шелковом халате, которая пыталась что-то убрать, а в конце комнаты, в свете окна, застыл молодой человек. Молодой человек успел надеть только джинсы. Когда дверь распахнулась и девушка, и парень увидели Пастухова с пистолетом в руке, полное оцепенение и панический страх сковали их немедленно.

— Здравствуй, Лина, — сказал Шафран и рассмеялся.

41
{"b":"27420","o":1}