ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот и все. Надежда только на самих себя. Черт! Надо же было так опоздать!

Пастух подошел к дверям квартиры Владимира Петровича Круглова и нажал на кнопку звонка. Там еще ни о чем не подозревали.

Не очень-то хотелось Сергею выступать в роли гонца трагических вестей, но выбора у него не было.

* * *

...Человек, который с некоторых пор уже не хотел, чтобы его именовали Петром Ивановым, спустился по трапу, но не проследовал с общей толпой, а направился к машине, где его уже поджидал шофер.

— Что новенького?

— Возникли некоторые затруднения.

— Некоторые?..

— Они на Мурыгина вышли.

— Ну а вы у него на квартире были?

— А как же... Там в бардачке...

Иванов открыл крышку и достал пистолет. Проверил наличие боезапаса. Удовлетворенно вернул оружие на место.

— Знаешь, кому передать?

— Знаю, — ухмыльнулся шофер.

— Поехали. К Тягунку.

Глава пятьдесят восьмая

Вопрос. Вы хотите добровольно рассказать следствию об убийстве Владимира Петровича Круглова?

Ответ. Да.

Вопрос. Ваше имя?

Ответ. Алексей Сухонин.

Вопрос. Дата рождения?

Ответ. Девятнадцатое января семьдесят шестого года.

Вопрос. В каких войсках проходили службу?

Ответ. В воздушно-десантных.

Вопрос. Где работаете?

Ответ. Нигде... Ну то есть я работал сразу после армии охранником в частной фирме больше года, но потом ушел оттуда.

Вопрос. Значит, это было четыре или пять месяцев назад?

Ответ. Четыре.

Вопрос. Почему вы ушли? Там, наверное, неплохо платили?

Ответ. Я ушел, потому что меня нашли те люди, которые организовали убийство Круглова. Они предложили очень большие деньги, и первым делом я должен был на некоторое время исчезнуть.

Вопрос. Какую работу они вам предложили? Что надо было делать?

Ответ. Сначала просто сказали, что им нужны надежные подготовленные люди для боевых операций и предложили деньги. Я согласился, и через неделю Джеф мне уже выплатил часть обещанных денег. А потом дали мне понять, что речь идет о ликвидации человека, но акция будет только одна, после чего мне заплатят все остальное и мы расстанемся.

Вопрос. Кто такой Джеф?

Ответ. Тот человек, который организовал убийство Круглова и втянул меня в это дело.

Вопрос. Расскажите подробней.

Ответ. Ну я толком-то и не знаю его. Видел его только один раз. В основном со мной общался другой человек, с которым я был в машине. Его зовут Макс. Настоящую фамилию не знаю. Макс много раз говорил от имени Джефа. Мол, Джеф все сделает, Джеф нас ждет, Джеф приказал и так далее. А самого Джефа я видел только один раз недели две назад.

Вопрос. Посмотрите на эти фотографии. Узнаете кого-нибудь?

Пауза.

Ответ. Да. Вот это Джеф, а вот это Круглов.

Вопрос. Что можете рассказать об этом Максе?

Ответ. Да что рассказывать? Нос у него такой, крючковатый, а на левой руке нет мизинца... Мне показалось, что он военный человек.

Вопрос. Сколько вы получили денег?

Ответ. Десять тысяч долларов при третьей встрече, после того как я согласился, еще десять тысяч после того, как мне рассказали, кто будет объектом...

Вопрос. Расскажите конкретно об операции.

Ответ. Макс объявился вчера около пяти часов вечера. Сказал, что операция назначена на сегодня... Потом вывез меня на место. Все показал, все рассказал. Потом мы поехали и проверили оружие, потом подготовились. Он сказал, что мне надо переодеться в женскую одежду, чтобы консьержка или какой-нибудь сосед в глазок видели бы женщину. Потом он сказал, что после операции мы сразу отправляемся на самолет и улетаем из Москвы, а уж там со мной рассчитаются окончательно. Вот. И документы новые обещал... Спрашивал еще, как мне понравится фамилия Иванов.

Вопрос. Иванов? Вам собирались сделать документы на фамилию Иванов?

Ответ. Не знаю. Наверное. Просто он спросил...

Вопрос. Куда надо было лететь?

Ответ. Я не знаю, он не успел рассказать.

Вопрос. Вас было только двое?

Ответ. Нет. Был еще кто-то. Макс постоянно связывался с каким-то человеком, который вел Круглова. Когда нам сообщили, что машина, на которой Круг-лов возвращался домой, свернула с проспекта Вернадского на улицу Удальцова, ну то есть когда оставалось минут пять-семь до его появления, я пошел в подъезд...

Вопрос. А имя Мустафа вы от Макса не слышали?

Ответ. Мустафа... Да! Точно, один раз слышал. Так Макс один раз назвал того человека, который вел Круглова сегодня.

Вопрос. А раньше вам приходилось когда-нибудь участвовать в подобных акциях?

Ответ. Нет...

Вопрос. Алексей, а вы никогда не задумывались, почему они выбрали именно вас?

Ответ. Ну посчитали, наверное, что я им подхожу.

Вопрос. Не показалось ли вам странным, что внешне вы очень похожи на Джефа?

Ответ. А это тут при чем?

Магнитофон щелкнул, и запись прекратилась.

Глава пятьдесят девятая

К таджикской границе вышли почти в срок. По дороге потеряли четверых. Один просто сбежал, не выдержал тяжести перехода, его пришлось догонять и расстреливать. Двое заболели. Щуплый приказал открыть один из мешков, сам сделал раствор и ввел больным наркотик. Они умерли с блаженными улыбками на устах. Передозировка убила их безболезненно. После этого никто в отряде не жаловался на недомогание.

А вот четвертый — это была головная боль Щуплого. Четвертый пропал, когда они уже были у цели. Пущенный в погоню отряд не нашел его. Останавливаться, чтобы найти предателя, времени не было. Впрочем, Щуплый не переживал. Никто в отряде не знал конечного пункта назначения и самого задания. Они шли, чтобы исполнить волю Аллаха, воспользоваться его грозным оружием, но что это была за воля и что за оружие приготовил им Аллах, в отряде не знал никто. Даже Щуплый. Может быть, это знал Крюк, но Крюк теперь разговаривал со Всевышним.

Щуплый много раз совещался со своими соплеменниками. И они пришли в выводу, что и Крюк вряд ли что знал. Никаких карт или документов у него не было. Когда его спрашивали о подробностях задания, он делал многозначительное лицо и молчал. Наверняка он был так же не посвящен, как и все остальные. Значит, теперь им надо дойти до местечка на границе, найти колодец и ждать. К ним должен выйти проводник. Он-то и знает дальнейший их маршрут.

Остался один ночной переход. Бойцы спали, а кавказцы, как обычно, собрались в кружок, обсуждая сегодняшний день и намечая план на завтра.

— Меня все тревожит сбежавший, — сказал Щуплый. — Как бы он не оказался шпионом.

Соплеменники молча кивнули. Их это тоже тревожило. Вся операция должна была пройти в строжайшей тайне. Если хоть крупица информации достанется врагам, все дело будет поставлено под угрозу срыва.

И не потому, что на отряд будут охотиться, что его могут уничтожить — этого бойцы не боялись. Они боялись, что оружие Аллаха может достаться кому-нибудь другому. А вот этого они допустить никак не могли.

— Я предлагаю, — сказал Щуплый, разбудить сейчас всех бойцов и двигаться небольшими группами, чтобы опередить врагов, если они захотят нас встретить в назначенном месте.

Соплеменники задумались. И так все были уставшими до невероятности. Ночные переходы вымотали людей окончательно. Короткие дневные сны не приносили облегчения. Было жарко, не хватало воздуха, ведь все люди прятались в укрытиях, а ими служили тесные пещеры, ямы, заброшенные караван-сараи. Пища была более чем скудная. Не хватало воды, многие болели, хотя и боялись в этом признаться. Кроме того, все понимали, что переход — это только начало, что самое трудное впереди. Скоро они ступят на чужую территорию. Там уж и такого укрытия не найти. Там уж о сне и думать не придется, там, возможно, начнутся бои, смерти, раненые, там начнется настоящий ад, к которому, впрочем, они готовы. Но поднимать сейчас бойцов в их последнем привале и снова вести по раскаленной пустыне — с этим не могли согласиться даже соплеменники Щуплого. Их вело вперед, в отличие от остальных, не только великое чувство причастности к грандиозным событиям в жизни исламского мира. У них были и другие стимулы — ненависть, мщение, джихад.

44
{"b":"27420","o":1}