ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Артист заметил женщину, которая вышла из соседнего дома на задний двор и направилась к грибку. Это была стильная блондинка с томным выражением лица.

Она тоже расстелила полотенце и улеглась, положив перед собой корзиночку с черешней.

Они были вдвоем, и просто грех не познакомиться. К тому же это стало бы отличным прикрытием.

— Не густо тут у вас в будни. Неужели хозяева так заняты кованием денег, что выходят на водные процедуры исключительно в ночное время? — сказал Артист.

— Если бы в ночное — это еще полбеды. Не выходят вообще. Предпочитают отдыхать на Кипре.

— Деньги есть — почему бы не слетать.

— А вы недавно у Бориса Евгеньевича?

— Я не у Бориса Евгеньевича. Я сам по себе.

— Как это сам по себе? Чего же лежите на их участке? Сейчас дебилы появятся, будет скандал. Вон, вас уже заметили...

Блондинка кивнула в сторону дома. На втором этаже Артист заметил колеблющуюся штору.

— Так вы не ихний? Ползите сюда, — пригласила она на свою территорию. — У кого служите?

— Ни у кого. Я сам по себе.

— Ну вот опять. Здесь нет никого сам по себе. Здесь либо обслуга, либо такие бугаи.

Она опять показала кивком головы на задний двор губернаторского дома. Туда вышел и сделал вид, что проверяет машину, крепкий мужик.

— Ненавижу... — почти прошипела она, когда к первому у машины присоединился второй.

Теперь они стояли и откровенно разглядывали Артиста и блондинку, даже не потрудившись для вида поковыряться в моторе.

Артисту совершенно не улыбалось ввязываться в какой-либо конфликт. На этот счет он имел четкие инструкции от Дока.

— Смажьте мне спину...

Она протянула Артисту бутылочку масла для загара, и Артист чертыхнулся про себя. Однако бутылочку взял и, вылив несколько капель на тело, принялся втирать масло в кожу. Блондинка спустила бретельки купальника до предела и легла на живот, поглядывая время от времени в сторону бугаев.

— Ну вот, кажется, началось... — сказала она, и Артист увидел, как, посовещавшись и посмотрев на окна дома, мужики неторопливо направились к забору, отделяющему пляжи от загородной резиденции.

— А хотите, я покатаю вас на велосипеде? — спросил Артист и, не дожидаясь ответа, взял ее за руку и заставил подняться.

Блондинка удивленно посмотрела на молодого незнакомца, но поняв, что тот не хочет свары с людьми губернатора, пошла к воде.

Надо было сделать такой шаг чуть раньше, когда мужики еще стояли во дворе, не решаясь в открытую подойти к ним. Артист и блондинка не успели.

Наверное, водоем за время жары несколько обмелел, так как вытащенный, возможно, несколько дней назад на берег велосипед теперь находился довольно далеко от глубокого места.

Артист напрягся. Под его сухой загорелой кожей рельефно обозначились узлы мышц, и двое подошедших опытным взглядом сразу оценили физическую подготовку соперника. Издалека он не смотрелся ни грозным, ни достойным опасения. Тем не менее они посчитали численный перевес решающим.

— Ты кто такой? — спросил первый.

— Человек. Толкни-ка с той стороны... Тяжелый, черт.

Второй машинально дернулся выполнить просьбу, но тут же остановил движение и, злясь за него на себя, насупился. Было ему от силы лет двадцать. Только что из армии, решил про себя Артист, различает командирский голос рефлекторно.

— У нас тут чужие не ходят. Пропуск на территорию зоны отдыха у тебя есть?

— А я берегом прошел.

— Между прочим, это частная собственность. Собирай манатки и дуй отсюда, пока мы добрые.

— А вот ругаться, и при женщине — нехорошо. Видимо, ты даже в детстве не сидел в одной песочнице с культурными детьми.

Артист наконец вытолкнул велосипед на свободную воду и теперь начал отмывать руки от ржавчины, которая местами покрывала поплавки.

— Парень перегрелся, — сказал первый.

— Надо ему водички местной попить, — поддержал второй и сделал шаг вперед.

Напрасно он это сделал.

Артист уже давно был подобен взведенной пружине. С разворота он провел прием маваши-гири, угодив нападавшему точно в ушную раковину. Результат не замедлил сказаться. Парень завертелся волчком, тонко и противно заверещав от неожиданной боли и мгновенной глухоты.

— Уи-и-и...

Второй попытался поставить блок, но куда ему было соревноваться в скорости с профессионалом. Для уличных драк, может, это и сошло бы, но тягаться с Артистом...

Второй хрюкнул по-свинячьи и осел на песок, ловя раскрытым ртом воздух. Удары прозвучали глухо и оттого особенно удручающе обыденно. Словно кто-то ударил дважды по отбивной деревянным молотком.

— Счастливого плавания...

Артист помахал блондинке ручкой.

Велосипед, повинуясь силе инерции, тихо удалялся от места схватки. Блондинка восхищенно смотрела на незнакомца. А тот стряхнул песок с полотенца, взял горсть черешни из ее корзинки и пошел вдоль берега, не оборачиваясь.

Теперь их база была здесь. В автомобиле ЗИМ. Возвращаться на квартиру Гоноросова не было никакой возможности. Во-первых, там наверняка уже пасутся местные милиционеры. Во-вторых, квартира была так раздолбана, что на улице и то было безопаснее: меньше дуло.

Аню, напуганную перестрелкой, отправили к знакомым Гоноросова. Бедная девушка и не знала, что ее проблемы по сравнению с солдатскими — пустяки. Наверное, и сама уже не рада была, но держалась стойко. Впрочем, немного побаивалась, разумеется.

— Ну? — спросил Муха.

— Дача губернатора, — пожал плечами Артист.

— Да это мы без тебя, — махнул рукой Муха. — Хочешь послушать?

Он передал Артисту наушники, и тот услышал, как разговаривали на даче.

— И ты не мог его отоварить?

— Он первый напал. Он сильный, зараза.

— Козлы, сколько вас учить?!

— Ага, сам бы попробовал, — жаловались охранники, видно, своему начальнику.

— Еще раз появится, арестуйте...

Артист криво улыбнулся, снял наушники.

— Завтра у них встреча здесь, — сообщил Муха, — а Дашева они переправляют прямо в Куляб.

— А по поводу Игоря ничего? — спросил Гоноросов.

— Ничего.

— Все, молодежь, надо выручать парня, — стукнул по рулю Носорог.

— Надо, — кивнул Боцман.

— Дождемся Дока, — остановил Муха. — А уж потом...

Артист сощурился на солнце.

— Я бы еще поразведал, — сказал он.

— Ага, телки там знатные, — ухмыльнулся Боцман.

— Нет. Что-то мне все это не нравится.

— А нам нравится? — спросил Муха.

— Это ж ваша работа! — развел руками Носорог.

— Я не про это. Вот давай прикинем. Вчера два отморозка напали на нашу базу. С какого хрена?

— А как ты думаешь? — язвительно спросил Боцман.

— Я думаю, что, если бы хотели нас кончить, побольше нагнали бы.

— Ага, они так развлекались, — хохотнул Муха. — Один доразвлекался навсегда.

— Все равно не понимаю. Уж слишком все просто.

— Тебе сложностей не хватает? Решай кроссворды.

— Потом, посмотрел я на этих охранников — на бандитов не похожи.

— А на охранников?

— То-то и оно, что и на охранников не похожи!

— Ты у нас знатный физиономист! — улыбнулся Боцман.

— Не в этом дело. Понимаешь, охранник никогда не скажет — «арестуй его».

— Может, он по привычке, может, он бывший мент.

— А если не бывший?

— Тем хуже для них.

— Аналитики хреновы, мать вашу, — стукнул по рулю Носорог. — Вы о себе печетесь, а на человека вам наплевать? Если вы не пойдете, я сам пойду!

— Да пойдем мы, пойдем, успокойся, — сказал Боцман.

— Дождемся Дока, — подвел черту Муха. — И Пастуху сообщим.

— Нет, они тут спать собрались! — все возмущался Гоноросов.

Артист потянулся, закинул на плечо полотенце и снова двинулся к дачному поселку. Что-то его все-таки тревожило.

51
{"b":"27420","o":1}