ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Было ясно, что он требует, — оружие оставить.

Бойцы поначалу было опешили. Как они пойдут без оружия, но потом поняли, что, если отряд будет обнаружен вооруженным, проводнику несдобровать. Его расстреляют пограничники. Проводник просто не хотел рисковать.

Щуплый попытался со стариком поспорить, но это было бесполезно. Старик долго смотрел на убеждавшего его кавказца, а потом просто развернулся и пошел в обратную сторону.

Щуплый догнал его, пригрозил пистолетом, но старик только махнул рукой и продолжил свой путь.

Конечно, они могли бы убить проводника, но тогда им самим через горы не пробраться. А вот без оружия они, по крайней мере первое время, обойтись смогут.

И Щуплый дал приказ разоружиться. Правда, воины незаметно оставили себе по пистолету и паре гранат, а также ножи. Но старик подобного надувательства не потерпел. Он показал на торчащий из-под рубашки у одного из бойцов пистолет и снова ткнул в землю.

Игра в эти поиски утаенного оружия могла затянуться, если бы старик снова не повернулся и не двинул туда, откуда и привел кавказцев.

Тогда они оставили все оружие.

И вот теперь они шли по территории Таджикистана. Проводник знал свое дело. Он провел их так, что по дороге им не встретилась ни одна живая душа, если не считать горных козлов, орлов, которые парили в вышине, и кузнечиков, которые веером выскакивали из-под ног.

Только здесь, внизу, когда они спустились с гор, старик остановился и начал свой «разговор». Он расчистил от камешков место и начертил на земле довольно понятную схему. Вот здесь они — двенадцать бойцов и проводник. Вот здесь граница, которую они уже прошли, вот место их назначения. Вот имя человека, который их встретит возле излучины вот этого ручья. А старик — стрелка показала — вернется домой. Его дело сделано.

— Что за человек? — спросил Щуплый.

Старик поднял белый камень. А чтобы тот понял окончательно — поднял черный камень и показал на Щуплого.

Значит, их встретит белый. Русский? Но почему у него тогда имя Джеф?

Впрочем, эти вопросы Щуплый оставил на потом. Сейчас надо было проводить старика. Конечно же Щуплый не собирался так просто отпускать проводника. Да, старик нем, но может же объясниться. Значит, тайну могут узнать враги. А этого Щуплый не мог допустить.

В самом деле он был даже рад в глубине души, что остальных бойцов больше нет в живых. Оружие Аллаха помогает избранным, им не должны владеть сотни и даже десятки.

Щуплый считал себя избранным.

— Хорошо, — сказал Щуплый старику. — Благодарим тебя, Аллах тебе в помощь.

Старик не понял, но улыбнулся. Это была странная улыбка. Щуплый считал, что старик вообще не умеет улыбаться.

Они попрощались со стариком, пожелали ему счастливого пути и отправились в указанном направлении.

Старик пошел обратно к границе.

Когда он скрылся из виду, Щуплый остановил отряд и сказал своему помощнику:

— Догони его.

Тот все понял сразу. Поднял с земли увесистый, но не очень тяжелый камень и побежал за стариком.

Отряд кавказцев уселся в тенечек ждать своего бойца.

Тот вернулся очень быстро, руки были в крови.

— Ты его спрятал? — спросил Щуплый.

— Да.

— Обыскал?

— Да.

— Что-нибудь нашел?

— Нет.

— Старик все носил в голове.

— Теперь ему не в чем будет носить, — усмехнулся помощник.

К излучине ручья они вышли к вечеру. По дороге не встретили никого, старик знал свое дело, он их вел к победе, не зная, что в этой победе он будет очередной жертвой.

Просто так сидеть и ждать Джефа Щуплый не хотел. Надо было действовать. Надо было доставать оружие. Возвращаться за брошенным не было никакого смысла. Оружие надо было взять здесь, а в том, что оно здесь было, кавказцы были уверены.

Щуплый оставил своего помощника ждать Джефа, а сам с остальными решил пойти дальше, найти заставу или хотя бы дорогу, по которой ходят военные машины.

В лагере их обучили, как драться без оружия. Собственно, приемы были вполне известные — задушить, свернуть голову, выколоть пальцами глаза. Но для того чтобы приблизиться к врагам на расстояние вытянутой руки, когда враг воспользоваться оружием не может, нужна была хитрость.

Хитрости эти тоже были отработаны в лагере.

Из группы военных выманивались один-два солдата, а там уже дело простое.

Заставу Щуплый и его соплеменники не нашли, до дороги не добрались, но заметили небольшой дозор, который с собакой на поводке обходил границу.

Это было как раз то, что нужно.

Щуплый подозвал к себе одного из соплеменников, выбрав его в качестве приманки, острым камнем полоснул того по щеке, от чего кровь залила все лицо. Кавказец лег в траву, постанывая и хрипя. Остальные воины скрылись в ближайших кустах.

Дозор очень скоро приблизился. Собака стала рваться с поводка. Солдаты — это были не русские, а, скорее всего, таджики — вскинули оружие.

— Помогите! Помогите! — звал «раненый».

Пока что все шло по плану. Один сейчас останется помогать «раненому», а двое других отправятся с собакой искать тех, кто ранил «несчастного».

Щуплый уже распределил роли между соплеменниками. Он и еще двое возьмут на себя поводыря собаки, двое убьют собаку, остальные убьют напарника. Того, кто остался с «раненым», убьет сам «раненый».

План удался, впрочем, не все так просто оказалось.

Когда дозор увидел в траве истекающего кровью человека, один из солдат достал рацию и сообщил на заставу, требуя прислать помощь.

Щуплый знал, что солдаты сообщат о случившемся на заставу, однако надеялся, что они сначала осмотрят раненого. Эти, видно, были хорошо проинструктированы, они сообщили сразу. Ну что ж, значит, у кавказцев осталось совсем немного времени.

Тот, что с рацией, остался возле истекающего кровью. Кавказец стонал и показывал рукой в сторону засевших в кустах соплеменников.

Поводырь спустил собаку. Та рванулась в кусты. Здесь ее ждала смерть. Собак, даже самых злых, убивать тоже учили в лагере. Главное — перевернуть ее на спину, лишить движения. И соплеменники Щуплого справились с этим блестяще. Один из них поймал в прыжке собаку за передние лапы и резким движением перевернул ее и ударил о землю. Собака даже не успела взвизгнуть, как второй вонзил в ее раскрытую оскаленную пасть кол, пробив небо и раскроив череп. Собака только ногами задергала.

Поводырь ничего не понял, все произошло моментально и тихо. Он влетел в кусты вслед за собакой и был встречен ударом палки по кадыку. Такой удар лишает человека сознания сразу же. Он не успевает издать ни звука. Второй кавказец поймал падающего назад поводыря и резко повернул его голову. Жутко хрустнули позвонки, полилась изо рта кровь. Но хруст позвонков вполне можно было принять за звук сломавшейся ветки. Поэтому и второй солдат ничего не заподозрил. Он, впрочем, бежал несколько в стороне, держа автомат на изготовку. Надо было привлечь его внимание. Надо было заманить в кусты.

Щуплый бросил камень, солдат обернулся и позвал сослуживца:

— Рахмат! Ты где?

— Я! — просипел Щуплый. — Сюда!

Солдат обманулся. Он кинулся в кусты и был встречен сразу двумя ударами — двумя пальцами Щуплый ударил солдата в глаза, а его соплеменник, вывернув автомат в сторону, ударил солдата в область сердца. Солдат обмяк, как кукла, и осел.

Теперь оставался третий, который был возле раненого. Раненый ждал, он должен быть уверен, что с остальными покончено.

А оставшийся возле него солдат стал проявлять беспокойство. Как-то слишком уж быстро пропали его сослуживцы.

Он позвал их, они не откликнулись. Он встал в полный рост, снова включил рацию.

А раненый все ждал чего-то.

И тогда Щуплый понял, что сейчас все сорвется.

Штык-нож, вынутый у убитого, он метнул в горло радиста.

И попал. Тот только успел поднести руки к торчащей рукоятке и свалился.

Теперь у них было три автомата, три штык-ножа, семь гранат и рация. Этого явно было недостаточно. Ведь им предстояло еще пройти по чужой земле много километров. Им предстояло пробиваться через стан врагов.

62
{"b":"27420","o":1}