ЛитМир - Электронная Библиотека

— Располагайтесь, угощайтесь, Николай Викентьевич сейчас подойдет, — сказала секретарша и, еще раз улыбнувшись на прощание, удалилась.

— Вот, нам такую же надо, — сказал Боцман, глядя ей вслед.

— Такая знаешь сколько стоит? — возразил Муха. Он потянулся к бутылке коньяку. — Ну что, попробуем, пока хозяина нету?

Боцман пожал плечами, и Муха, восприняв это как знак одобрения, разлил коньяк по рюмкам.

— Ну что, за успех нашего безнадежного предприятия?

Коньяк оказался хорошим, и поскольку хозяина все не было, собрались повторить — на этот раз за детективный бизнес, процветание которого зависело, по словам Мухи, от «внешних факторов», но тут за их спинами раздался приятный мужской голос:

— Здравствуйте, здравствуйте. Именно такими я вас себе и представлял. Вы — Дмитрий, вы — Олег. А я — Николай Викентьевич. — Невысокий мужчина лет сорока пяти, не подав руки, сел в свободное кресло. На нем был добротный костюм, который, впрочем, сидел мешком, ботинки — в пыли, волосы с проседью торчали в разные стороны. В общем, во всем его облике чувствовалась какая-то неряшливость.

«Без стиля мужик, — подумал Муха. — И видок у него... печальный, будто лимону съел».

Николай Викентьевич явно был чем-то расстроен.

— Вы пейте, пейте, не стесняйтесь, — разрешил он и, вздохнув, достал из кармана сигареты. — Я намеренно не стал сообщать охраннику, зачем вы мне понадобились. Это личное дело, и я не хотел бы, чтобы о нем судачили мои сотрудники, — Николай Викентьевич сделал паузу, прикуривая сигарету. — У меня пропала дочь.

— Где? — поинтересовался Муха.

— Побережье Краснодарского края.

— Когда?

— Два дня назад.

— Два дня — это не срок. Может, влюбилась, забыла все на свете.

— Нет-нет, здесь другие обстоятельства. Когда она не прилетела в Москву, я стал ее искать, выяснилось, что в семь пятьдесят она вылетела на вертолете в Адлер. В сорока километрах от аэропорта вертолет был сбит.

Муха невольно присвистнул:

— Что, вот так запросто в Краснодарском крае сбивают вертолеты?

— Не знаю, запросто или нет, но люди говорят, что вертолет развалился на куски после попадания в него кумулятивной гранаты, выпущенной из РПГ. Среди обломков был найден обгоревший труп вертолетчика и кое-что из вещей моей... дочери, но самой Ирины не обнаружили...

— То есть вертолетчик сгорел, а вещи нет? — уточнил Боцман.

— Да, кое-что осталось. — Николай Викентьевич кивнул на бутылку коньяку. — Да вы не стесняйтесь, пейте.

— Если я вас правильно понимаю, вы не верите, что она погибла, и хотите, чтобы мы попытались ее найти, — сказал Боцман.

— Правильно понимаете. Только не попытались бы, а нашли.

— М-да, задачка, — покачал головой Муха. — И сколько же мы получим в случае удачного исхода дела?

— Двести тысяч.

Муха с Боцманом переглянулись.

— Вы имеете в виду купюры с портретами американских президентов? — уточнил Муха.

— Именно. С физиономией Франклина. Без налогов, без отчислений в пенсионный фонд. Налом.

— Скорей всего, мы будем работать впятером.

— Уже торгуетесь? Хорошо, двести пятьдесят. Аванс пятьдесят тысяч сразу плюс бесплатный перелет до Адлера. Но у меня одно условие: с вами пойдут мои люди.

— Как контроль? — спросил Боцман.

— Как страховка. Мои люди достаточно хорошо подготовлены.

— Это, конечно, лишнее, но, как говорится, хозяин — барин. Ну а что в случае неудачи? — спросил Боцман.

— В случае неудачи, то есть если вы Ирину не находите, я плачу вам сто тысяч. Но все же я надеюсь на удачный исход дела. Естественно, прежде чем послать за вами, я навел кое-какие справки. Вы, пожалуй, единственное агентство, имеющее большой опыт работы в горах... Найдите мне ее, ребята...

— Не знаю даже, что и сказать. — Муха пожал плечами. — Пока слишком все туманно, неопределенно. Вы представляете, сколько квадратных километров мы должны прочесать?

— Представляю, — кивнул Николай Викентьевич. — У вас будет вертолет, необходимые технические средства, люди. Хоть сто человек. Все, что вы захотите.

— Вертолет, это чтоб и нас сбили? — усмехнулся Муха.

— Много народу — тоже плохо, — заметил Боцман. — Если мы возьмемся — нам прежде всего нужна карта, чтобы представить район поиска, фотографии вашей дочери и подробнейший рассказ о ней.

— Да-да, конечно. — И Николай Викентьевич, как фокусник, извлек из внутреннего кармана своего мешковатого пиджака сложенную вчетверо карту и фотографии девушки.

— Симпатичная, — сказал Боцман, разглядывая фотографии. — У вас она одна?

— Еще двое сыновей, — вздохнул Николай Викентьевич.

— Ну что ж, давайте посмотрим театр военных действий, — сказал Муха, разворачивая карту. Карта была подробнейшая, сделанная со спутника, были даже видны отдельно стоящие деревья.

— Вот здесь, — ткнул пальцем в небольшое озеро Николай Викентьевич, — здесь лежали обломки вертолета.

— Много обломков? — уточнил Боцман.

— Точно не знаю. Люди, которые проводили экспертизу, уточнят.

— Значит, нам надо с ними обязательно встретиться.

— Ради бога. Что вам рассказать про дочь?.. — Николай Викентьевич вздохнул, собираясь с мыслями. — Ей сейчас двадцать два, в университет поступила в неполные шестнадцать, в прошлом году закончила. Последние два года работала у меня. Неплохой математик.

— А вы, простите, чем занимаетесь, если не секрет? — поинтересовался Муха.

— Какой же это секрет? — пожал плечами Николай Викентьевич. — Высокие технологии. Чипы, сложная электроника.

— Ракетная?

— Да нет, что вы — бытовая. Умные машины, которые нам помогают в повседневной жизни. Ничего особенного.

— То есть вы не связываете исчезновение дочери с вашей профессиональной деятельностью? — спросил Боцман.

— Честно сказать, не знаю.

— Давай версии после, — сказал Боцману Муха и снова обратился к Николаю Викентьевичу: — Нам хотелось бы услышать от вас предысторию.

— Предысторию чего?

— Ваших отношений. Какая она, я имею в виду не внешне, а...

— Она?.. — Николай Викентьевич почесал переносицу желтым от табака пальцем. — Она моя внебрачная дочь. Двадцать три года назад мне часто приходилось ездить в командировки на Урал. Есть в Свердловской области городишко — Первоуральск, там хромпиковый завод. Наш НИИ часто посылал туда специалистов. Во время одной из поездок я познакомился с замечательной женщиной. Ну и... Когда Ирина родилась, стал помогать. Часто ездил туда. В Первоуральске был мой второй дом. НИИ развалился, мы с друзьями занялись бизнесом, который быстро пошел в гору... Шесть лет назад она приехала поступать в университет, я ей помог. Снял квартиру, теперь вот... — голос Николая Викентьевича предательски дрогнул, и он замолчал.

9
{"b":"27421","o":1}