ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как тебе это нравится? — поинтересовался Мамаев у Тюрина.

— Продолжай, Петрович. Продолжай. Я молчу.

— Проверь у него документы.

— Нет у меня документов! — тоненьким голос закричал гость. — Нет у меня никаких документов! Я знал, куда шел! Если вы узнаете мой адрес, пошлете бандитов и они выкрадут мой архив! Я это предусмотрел, я все предусмотрел! Нет у меня документов!

— Есть у него документы, — бросил Мамаев. — Такой тип без паспорта в булочную не выйдет. Спрятал в подштанники. Обыщи.

— Не имеете права! — завизжал Иванов. — Я буду жаловаться!

— Кому? — поинтересовался Мамаев. — Все воры, все куплено, везде мафия. Кому ты будешь жаловаться, сморчок поганый? Выкладывай паспорт!

— Не нужно, Петрович. Ни к чему нам его паспорт, — брезгливо поморщился Тюрин и открыл дверь в коридор. — Пошел вон. К офису близко не подходи. Увижу — морду набью. Как мы, юристы, говорим: нанесу легкие телесные повреждения.

— Господа, господа! — растерянно забормотал Иванов. — Господин Тюрин! Господин Мамаев!

— Вон! — гаркнул Тюрин.

— Ну, хорошо, хорошо. Не миллион. Пятьсот тысяч. Господин Мамаев, неужели ваша жизнь не стоит пятисот тысяч? Ваше спокойствие? Ваша уверенность в завтрашнем дне? Я отдам вам бумаги всего за пятьсот тысяч!

— Жопу вытри своими бумагами! — посоветовал Тюрин. — Убирайся!

— Ладно, сто. Сто тысяч. Только сто тысяч! А вы себе еще наворуете!

— Я не могу! — сказал Тюрин и зашелся от хохота.

— Чего тут смешного? — хмуро поинтересовался Мамаев.

— Извини. Нервы. Это у меня от нервов. Сейчас, погоди, выпью минералочки. Все. Молчу.

— Так вы согласны, господин Мамаев? — робко спросил Иванов. — Всего сто тысяч.

Мамаев немного подумал и предложил:

— Десять тысяч.

— Согласен, — поспешно кивнул посетитель.

— Рублей.

— Господин Мамаев!

— Нет?

— Мне даже на зубы не хватит!

— Вызови охрану, Тюрин. Пусть его выкинут.

— Согласен! Господин Мамаев, я согласен!

— Езжай за бумагами. Привезешь документы, получишь бабки.

— Еду, уже еду. Вы не могли бы дать мне машину? Или немного денег на такси? Тогда обернусь быстрей.

— Я сам с ним съезжу, — решил Тюрин. — Давай-ка на выход, коллега. Как мы, юристы, говорим: с вещами.

На пороге Мамаев придержал Тюрина. Дождавшись, когда гость выйдет, приказал:

— Если бумаги стоящие, дашь ему две штуки баксов. Чтобы не возникал.

— Одной за глаза хватит.

— Две, — повторил Мамаев. — Ничего, я себе еще наворую.

IV

Бумаги оказались стоящими. Протокол заседания трибунала и приговор полностью занимали школьную тетрадь в клеточку. Листы слежались, текст чуть выцвел, края пожелтели. Не было никаких сомнений, что записи сделаны почти двадцать лет назад.

* * *

Заседание трибунала состоялось 16 декабря 1984 года в Кандагаре.

* * *

— Проблема снята, — с облегчением заключил Мамаев. — Россия — правопреемница СССР. Смертный приговор остается в силе. Всех наград он лишен. Значит, никаких прав на амнистию не имел.

Тюрин его оптимизма не разделял.

— Пока не получим подлинное дело, проблема не снята.

— Получим. А пока хватит и этого. Чтобы объявить его в розыск, хватит.

— Не хватит, Петрович. К кому ты с этим пойдешь?

— Я знаю к кому.

— И что он тебе скажет? "Дай основания. Дай настоящие документы, тогда объявлю хоть план «Перехват». Вот что он тебе скажет. А если не найдется архивное дело? С него же погоны снимут!

— Как оно может не найтись? — возмутился Мамаев. — Смертный приговор! Такие дела хранят вечно!

* * *

Но Тюрин оказался прав. Милицейский генерал, который многим был обязан Мамаеву, кряхтел, мялся, бил себя в грудь, клялся в дружбе, но объявить Калмыкова в розыск наотрез отказался.

— Дай приговор трибунала, настоящий, — почти буквально повторил он слова Тюрина. — Будет бумага — всех на уши поставлю. Без нее — не могу.

Мамаев приказал Тюрину взять самых толковых сотрудников и заняться архивами Военной коллегии:

— Все дела в сторону. Все! Носом рой, но без документов не приходи!

— Найдем, Петрович, — заверил Тюрин. — Если есть, найдем.

«Если есть». Оговорка не понравилась Мамаеву. Но он понимал, что и здесь Тюрин может оказаться прав. Спору нет, такие дела должны храниться вечно. Но «должен» еще с советских времен понималось как «хотелось бы». «Продавец должен быть вежливым с покупателем». «Экономика должна быть экономной». «Хотелось бы, чтобы продавец был вежливым с покупателем». «Хотелось бы, чтобы экономика была экономной».

Черт его знает, что с этими архивами могло произойти за полтора десятка лет!

Мамаев принимал посетителей, разбирался с делами, а из головы не выходило: а вдруг архивы пропали? Когда угодно могли пропасть. И в самом Афгане. И в суматохе вывода наших войск. Да и потом — в пору нескончаемых постсоветских пертурбаций.

Вернувшись домой, он сел было к телевизору, но понял, что не в состоянии смотреть на мельтешню политиков на экране. А когда появился президент Путин, раздраженно выключил телевизор и ушел в кабинет. Доставая из бара бутылку «Хеннесси», подумал, что не стоило бы пить, пока дело не разъяснится. Но все же выпил, не почувствовав ни вкуса, ни крепости коньяка. Налил еще. Походил по кабинету и, решившись, набрал номер мобильного телефона Пастухова. Звонить очень не хотелось, но этот звонок был нужен. Не тот случай, чтобы пренебрегать даже малой возможностью прояснить ситуацию.

— Слушаю, — раздался в трубке почему-то невнятный голос Пастухова.

— Добрый вечер, Сергей Сергеевич. Это Мамаев.

— Минутку, господин Мамаев, сейчас дожую. Трубка звякнула о что-то металлическое или стеклянное. Стал слышен гул разговоров, смех, их заглушила музыка.

— Извините, — вновь возник голос Пастухова. — Слушаю вас.

— Вы не могли бы сделать музыку потише? — вежливо попросил Мамаев.

— Нет. Это джаз Гараняна. Я у китайского летчика Джао Да. Это такой...

— Ресторан! — раздраженно перебил Мамаев. — Знаю, что ресторан! Что вы там, черт возьми, делаете?!

— Не понимаю вашего тона, — удивился Пастухов. — Но если это вас так интересует... Я ужинаю здесь с очень милой дамой. С Галиной Ивановной Сомовой, бывшей женой Калмыкова. Едим каких-то червячков. Название непонятное, вид подозрительный, но вкус замечательный. Сейчас я выйду в холл. Ну вот, здесь тихо. Чем вызван ваш звонок?

38
{"b":"27422","o":1}