ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кончат его, — сказал Пастух.

— Будем доставать майора?

— Не только, — ответил Пастухов, приняв решение. — Они с захваченным российским офицером, на котором непременно окажутся следы пыток, сейчас в наших руках.

Будем брать с поличным. — Он отдал приказание по связи. — Муха, веди всех к дому. Приготовьтесь к штурму.

* * *

Возех, оставшись в комнате на время допроса, первым делом расспросил Довлата о словах, переданных ему Пастухом. Худайбердыев снова старательно повторил слово в слово утреннее сообщение.

— Откуда ты знаешь этих людей, Довлат? — удивился Возех.

— Я их не знаю вовсе. Днем мне передал эти слова Дудчик.

Первым порывом Возеха было подняться и сообщить Гузару об еще одном вопросе, на который майор должен ответить. Это движение не осталось незамеченным, и, чтобы сохранить лицо перед Худайбердыевым, Возех вышел через главную дверь и отдал команду охране усилить наблюдение.

Врываться к Гузару и Али Амиру во время допроса со своим сообщением — значило рисковать случайно услышать последний в своей жизни секрет. Не стоит спешить — ведь не станет же Али Амир сразу после допроса убивать русского офицера.

Дознание по важному вопросу требует повторения и сверки показаний, — в тренировочном лагере Али Амир сам учил его этим азам военного искусства.

Али Амир вошел стремительным шагом, он был возбужден и активен: Дудчик заговорил нескоро, однако, как только удалось сломить его физическую возможность терпеть боль, дело пошло быстрее. Допрос занял фактически десять минут: источник, должность брата, адрес, состав семьи, лица, осведомленные о существовании дискеты и вообще сведений, материалы, поступившие Нейлу Янгу, ответ Лондона.

Дальше быстрая контрольная проверка, и наконец Алексея оставили в покое, вызвав человека для охраны.

Хозяин дома Гузар за это время приготовился к долгому разговору, где он, конечно, уступит право на обладание этими сведениями, потому что это слишком крупный кусок, которым неминуемо подавишься, пытаясь проглотить. Но зато можно немало выторговать, например вертолет или два, за помощь в этом деле.

Полмиллиона долларов, и не меньше!

Пока он вызывал женщину и приказывал принести чай, Али Амир успел достать трубку сотового телефона и набрать длиннейший номер. Сигнал, как это любят показывать в телевизионных заставках, ударился о тарелку спутника, висящего над Памиром, отразился от него, попал в тарелку антенны другого космического корабля, под которым плескался Персидский залив, и срикошетил к Земле.

После второго звонка раздался бодрый голос, принадлежащий пожилому человеку:

— Слушаю.

— Да продлит Аллах ваши годы, — с почтением сказал надлежащую формулу Али Амир, и Гузар понял, что ему ответил непосредственно Бен Ладен.

— А, это ты, Дуфар.

— У меня срочные новости. Простите, что беспокою вас среди ночи.

— Надеюсь, это хорошие новости, иначе ты рискуешь вызвать мой гнев.

— Я нахожусь в Душанбе, чтобы обеспечить провоз нашего груза.

— Хорошо. Передай мои приветствия Азиму Гузару.

— Он рядом со мной, и я с удовольствием передаю ему ваши слова.

Гузар поклонился, понимая, что от него уже почти ничего не зависит в этой ситуации.

— В чем проблемы? Нужны деньги?

— Ради этого я не нарушил бы ваш сон.

— Я молился, Дуфар.

— Прошу прощения. Я только что допросил офицера Российской армии. У его брата находятся сведения стратегического значения.

— Кто его брат?

— Главный штаб ракетных войск.

— Это действительно важные сведения?

— Я видел список. Очень важные.

— Купи их или возьми даром. Теперь это твоя главная задача.

— Он предлагал их англичанам, те пока тянут резину, проверяют, осторожничают.

— Тогда поторопись ты. — Бен Ладен всегда отличался стремительностью в решениях и того же требовал от своих людей.

— Я вылетаю в Москву, как только произведу здесь чистку.

— Какая помощь тебе требуется?

— Люди.

— Сейчас подумаю. Налмаз и Коршун должны быть в Ташкенте.

— Они не подойдут. Надо действовать в Москве, а они даже не знают русского языка.

— Что предлагаешь?

— Тут находится Возех, вы его помните по тренировочному лагерю, он проходил подготовку.

Пауза.

— Он ведь работает на Гузара?

— Да, господин.

— Это разумно. Дай ему трубку, и я поговорю с ним от себя.

Али Амир сдержанно улыбнулся и протянул сотовый телефон невозмутимо сидевшему воину:

— Господин Бен Ладен хочет говорить с вами, Возех.

Воин, час которого неожиданно пробил, вскочил с места и говорил с Бен Ладеном стоя:

— Да продлит Аллах вашу жизнь на долгие годы, Усама-шах!

— Возех, мальчик мой, как твой последний караван? Можешь не отвечать: раз ты жив, значит, груз доставлен на место.

— Вы правы, господин.

— Ты хочешь помочь нам в важном деле?

— Приказывайте, Усама-шах.

— Ты должен отправиться с Али Амиром — так его сейчас называют? — в Москву и сделать все, что он скажет. Я заплачу тебе сто тысяч и заберу к себе, если оставаться в твоей стране будет опасно. Поэтому можешь действовать смело.

— Я сделаю все, что потребуется, — заверил его Возех, благословляя свою звезду.

— Дело важное, удачи тебе, сынок.

Гузар внутренне признал поражение. Вот так делаются дела. На твоих глазах у тебя перекупают твою опору, и твой гость становится хозяином в твоем доме. Али Амир может теперь приказать устранить тебя, потому что ты слишком много знаешь, и твой же воин не моргнув глазом свернет тебе голову.

Али Амир приступил к делу.

— Возех, — окликнул он своего воина.

— Слушаю, господин, — с готовностью отозвался тот новому хозяину.

— Пусть твои люди первым делом съездят и закопают куда-нибудь поглубже этого офицера — Дудчика.

— Живым?

— Зачем? Он должен быть мертвым, чтобы никому ничего не мог рассказать, а мы должны быть в этом уверены. Пусть думают, что он исчез, загулял. Это даст несколько лишних дней.

— Я схожу и застрелю его своей рукой, — предложил Возех.

— Ты не доверяешь своим людям? Если ты скажешь убить его, разве они не выполнят в точности твой приказ? Тогда с ними нельзя работать, и именно их надо застрелить собственной рукой.

42
{"b":"27423","o":1}