ЛитМир - Электронная Библиотека

Азиат отправился вниз по тропинке, Амир скрылся в доме. Я полагаю, охранника послали за Дудчиком.

Опять Голубков:

— Обнаружены еще двое посторонних наблюдателей. Парень с девушкой. Он фотографирует ее исключительно на фоне дома «Поляроидом» с длиннофокусным объективом и тут же рассматривает фотографии. Ухожу с места наблюдения, встречаюсь с Боцманом у машины.

Теперь желательно было дождаться темноты...

* * *

Отслеживать чужого наблюдателя на пересеченной местности — дело многотрудное.

Однако группе повезло: они выявили наблюдателей сразу, задолго до наступления темноты. Эти трое не могли быть никем, кроме представителей конкурирующей разведки. Самым худшим был вариант, что это национальная чешская спецслужба, в этом случае при малейшем силовом соприкосновении границы будут закрыты для них наглухо. Приказ на этот случай гласил: при неблагоприятном развитии ситуации полковник Голубков должен доставить Дудчика и дискету в здание посольства, группа же Пастухова уходит самостоятельно. Был предусмотрен еще вариант "б": для ребят — то же самое, Дудчика и дискету — уничтожить.

После долгого молчания подал голос Док:

— Обнаружил координатора противника: находится на юго-западном склоне холма. С ним четыре штурмовика в камуфляже, вооружены двумя крупнокалиберными снайперскими винтовками «Хеклер и Кох» PSG-1, у остальных безгильзовые штурмовые винтовки G-11. Переговариваются на английском языке.

— Продолжай наблюдать за ними, только с такого удаления, чтобы не слышать их голоса живьем, — приказал Пастухов.

— Есть.

Работали тремя парами: Голубков — Боцман, Док — Артист и Пастух — Муха. Новость Дока могла в любой момент потребовать передислокации сил.

Пастухов следил за действиями двоих противников, наблюдая за ними в бинокль. Они делали то же самое, только разглядывали в цейсовскую оптику дом, где сейчас находился Дудчик со своими конвоирами. Конечно, с такого удаления Пастухову было плохо видно, что происходит в доме.

— Никогда не работал с G-11, — сказал Муха.

— С ней мало кто и на Западе работал. Их сделали с тысячу штук, а потом что-то заглохло. Видать, пожалели денег на перевооружение НАТО.

Муха возился с доставшимся ему пистолетом, приводя его в порядок, пока на это было время. Закончил чистку и сборку, предложил Пастуху:

— Дай-ка почищу твой «Скорпион», а то все вон в заводской смазке...

Пастух отдал свой короткий автомат.

— Не пристреляны как надо, жаль, — говорил Муха. — А похоже, наш друг Заславский оружием приторговывает. Привез, как из магазина, и все производства «Чешска Зброевка».

— "Зброевка" хорошие машины делает, надежные, — похвалил Пастух.

— Я знаю. Я сегодня безгильзовую себе добуду, если получится. Никогда не выпускал две тысячи патронов в минуту. Это ж небось человека прошивает — как швейной машинкой.

Подал голос Голубков:

— Англичане наверняка будут штурмовать. Надо отследить снайперов, иначе они нас из дома как орехи перещелкают. Пастух, пошли Муху к Доку, я Боцмана тоже отправляю. Боцман и Док, ваша задача — следовать за ними плотно, по пятам, а как только они свое дело сделают — нейтрализовать.

— Понятно.

— Док, управляй перемещением ребят до места встречи. Сам продолжаешь следить за координатором. Это, наверное, командир группы. Он должен выдвинуться вместе с остальными бойцами к дому.

— Понял.

Для наблюдателя с высоты птичьего полета открывалась картина двойного окружения.

Английская группа, которая никак не могла дождаться прибытия Нейла Янга, стягивалась к дому. Группа Пастухова пыталась охватить ее вторым, внешним кольцом.

Конечно, о существовании этой двойной цепи знала покалишь группа ПастуховаГолубкова. Стороннему же наблюдателю показалось бы, что происходит некое роение, подобное сложному движению мотыльков вокруг лампы. Однако преимущество группы Пастухова в том и состояло: если они и были мотыльками, то мотыльками, невидимыми противнику. Тем не менее англичане имели преимущество и в численности, и в снаряжении.

— Основная группа двинулась, — сообщил Док.

— Разделились?

— Так точно, снайперы пошли вверх по склону. Командир и еще двое — к дому.

Видимо, решили штурмовать самостоятельно, без Янга.

— Пастух, ты видишь дом?

— Свет горит на обоих этажах. Фигуры плохо различимы.

— Боцман и Муха, вы ведете снайперов.

Сначала один, потом другой подтвердили это чуть ли не шепотом: оба следовали слишком близко к своим подопечным, чтобы не потерять их из виду в ночном лесу.

Снайперы будут контролировать обстановку с расстояния, так что их нельзя было упускать ни в коем случае.

— Наблюдатели снялись, — оповестил Пастухов.

— Мой тоже, — сообщил Артист.

— Подтягиваемся за ними к дому. Соблюдайте удаление. Могут появиться те, которых мы не заметили.

— Это вряд ли, — пробормотал Артист.

Через двадцать пять минут сложная шахматная партия была разыграна: фигуры, которые еще не производили размена и не били друг друга, выстроились на своих позициях. Всю картинку в целом видел только Голубков.

Английская группа захвата из трех человек выдвинулась непосредственно к ограде дома. Двое страхующих отрезали спуск по склону по широким секторам.

Командир английской группы отдал приказ своим снайперам...

* * *

...Али Амир находился в комнате Дудчика, ведя с ним очередной разговор, когда в соседней комнате послышался глухой шлепок и звук падения тела. В открытую настежь дверь Дудчик увидел простреленную голову свалившегося на пол Ахмада.

Штурмовая группа англичан бросилась вперед, преодолев невысокую деревянную ограду.

— Началось, — четко произнес Голубков кодовое слово. Это была команда — действовать.

По этой команде Актер из-за дерева прыгнул на спину одного из двух страхующих и вонзил ему в горло нож.

Англичане находились примерно на половине пути к дому, когда за их спинами раздался двойной взрыв. Это Али Амир, услышав характерный «чмокающий» звук пули, ударившей в живое человеческое тело, и увидев рухнувшего Ахмада, выхватил из бокового кармана небольшую коробочку. Сняв крышку, он повернул рычажок, и тут же во дворе, по углам дома, взорвались две гранаты с дымовым зарядом. Взрывы согнали с гнезда аистов, которые, натыкаясь на деревья, заметались в ночном небе, наполненном тяжелыми едкими клубами.

91
{"b":"27423","o":1}