ЛитМир - Электронная Библиотека

— Именно так. Тем более что Горобец не Бог, а всего лишь подполковник. В случае провала он останется в стороне, а шкуру «чехи» снимут с нас.

— Это мы еще посмотрим, кто с кого снимет, — многообещающе произнес Боцман.

— Ладно, хватит базара! Перед началом работы с нашим клиентом мы должны провести подготовительный этап. Я наведу справки о Деятельности Итоева — за какие такие грехи его могли грохнуть. Боцман с Мухой займутся прощупыванием охраны. Артист обеспечивает безопасность своей журналистки.

— Какая же она моя? У нее жених есть. Кирилл, — усмехнулся Артист.

— Раз ты ей жизнь спас, она уже твоя, — возразил ему Боцман.

— Не отвлекаемся, мужики! А то сейчас мои девчонки из бани вернутся, и — весь разговор! Итак, есть все основания предполагать, что Итоев, Корниенко и наш будущий клиент, за жизнь которого так опасается ФСБ, — это люди, повязанные одной статьей в «Абсолютно секретно». Надо выяснить, чей тут интерес и…

— И на нас начнут охотиться точно так же, как на Корниенко, — заключил Артист. — Думаю, ты, командир, палку перегибаешь. Зачем нам лезть на рожон? Нам сказано клиента охранять. Вот мы и будем. А чужие чеченские дела — от них такой геморрой!

— Это мой геморрой, не твой. За операцию я отвечаю. На данном этапе твое дело — Светлана Корниенко.

В сумерках раздался звонкий смех дочери. Настена с Ольгой возвращались из бани.

— С легким паром!

— Спасибо! — Ольга завела дочь в дом, окинула взглядом стол. — А что же вы так плохо едите? У меня еще горячее есть, пироги сладкие.

— Да мы и так стараемся. Очень вкусно! У нас Димон за четверых ест. — Артист озорно подмигнул Боцману. — Видите, с его краю стол совсем пустой.

Боцман густо покраснел и погрозил Артисту кулаком. На его краю действительно стояли только пустые миски и тарелки.

— Ох, шутник! — вздохнула Ольга. — Когда уже наконец женишься, остепенишься?

— Моих невест еще в капусте ищут, — рассмеялся Артист. — Пускай за меня другие отдуваются.

— Ничего, и на его шею хомут найдется, — усмехнулся Мухин.

— Хорошо, что приехали. Командировок у вас теперь нету, видитесь редко, так хоть за одним столом посидите…

Я переглянулся с парнями и невольно улыбнулся. Знала бы она…

На пороге дома появилась Настена с завязанным на голове полотенцем.

— Мам, а можно я тоже с папиными друзьями на веранде посижу? — попросила она.

— После бани? Простыть хочешь? Немедленно марш в постель! — прикрикнула на дочь Ольга.

Настена обидчиво поджала губы и скрылась в доме.

— Ну ладно, посидел бы ребенок за столом, — заступился я за дочь.

— Угу, а мне потом у ее постели сидеть, таблетками пичкать! — покачала головой Ольга. — Ты бы ей лучше сказку на ночь почитал.

И то верно. Любит Настена, когда я ей сказки читаю. Говорит, как будто добрый волк читает. Это она про голос мой. Хриплый, громкий, низкий. Я его, такой, в спецназе приобрел…

Генуя, 13 июня, 12.30

Следователь прокуратуры Адриано ди Бернарди собирался пойти пообедать в ближайший ресторанчик, когда в его кабинете раздался телефонный звонок.

— Слушаю!

— Синьор Бернарди, дорожная полиция. Имя Лучано Ризотти вам ни о чем не говорит?

— Да, это мой свидетель. А в чем дело?

— Дело в том, что он мертв. Мы нашли в его кармане пропуск, выписанный вами, и решили позвонить.

— Мертв? — Следователь нахмурился. — Дорожная авария?

— Если бы, синьор! Похоже, его застрелили. Конечно, он все себе переломал, падая в машине с лестницы, но…

— Черт возьми! Где он?

— На набережной, рядом с лестницей. Мы уже вызвали криминальную полицию.

— Еду! — Следователь надел пиджак, схватил со стола кожаную папку с бумагами и торопливо вышел из кабинета.

* * *

Место аварии было оцеплено полицией. Тело Ризотти уже извлекли из искореженной машины, и теперь оно лежало в специальном фургоне. Над телом склонился пожилой мужчина — судмедэксперт, руки в тонких резиновых перчатках. Следователь предъявил полицейским свое удостоверение и, пройдя за оцепление, сразу запрыгнул в фургон.

— Вы уже можете назвать причину смерти? — поинтересовался он у судмедэксперта.

— Десяток травм, каждая из которых могла быть смертельной, — задумчиво произнес судмедэксперт. — Но первопричина всему, я думаю, вот это — он повернул голову мертвеца, и Адриано увидел во лбу синьора Ризотти небольшую дырочку с темной запекшейся кровью — входное отверстие от пули.

От увиденного следователю стало нехорошо, и он торопливо выбрался из фургона на свежий воздух. Немного придя в себя, снова обратился к судмедэксперту:

— Какой калибр?

— Для этого нужно извлечь пулю. Впрочем, я думаю, хорошая снайперская винтовка. Всего один выстрел — и наповал!

Следователь извлек из своей папки полиэтиленовый пакетик с пулей и протянул его судмедэксперту:

— Похоже на эту?

— По калибру похожа, — кивнул тот, внимательно рассмотрев пулю. — Но окончательные результаты будут только завтра.

— «Всего один выстрел — и наповал!» — задумчиво повторил Адриано ди Бернарди, пряча пакетик с пулей в карман пиджака. Он смотрел на роскошные яхты, покачивающиеся на волнах ослепительно сияющего залива.

* * *

Самолет авиакомпании Люфтганза совершил посадку в аэропорту Шереметьево-2. Из салона бизнес-класса в сопровождении двух дюжих охранников вышел статный чеченец в папахе. У трапа его встретил толстый суетливый человечек в дорогом костюме. Он чем-то походил на гоголевского чиновника: то ли подобострастием во взгляде, то ли гладкой своей толщиной. Человечек занимал довольно значительный пост в Комитете по делам национальностей. Он дежурно обнялся с чеченцем и затараторил:

— Как хорошо, что вы прилетели, Иса Мирзоевич! Честно вам скажу, после смерти Итоева мы пребывали в некоторой растерянности. Но теперь, когда вы согласились возглавить делегацию на переговорах, мы спокойны. У нас огромное количество дел. Вы должны ознакомиться со всеми документами, завтра нас ждет президент… — Человечек повел Ису Хусаинова к VIP-залу. Охранники шли сзади. — Для вас приготовлена служебная дача в Архангельском. Там вам будет удобно.

Процедура прохождения таможни была чисто формальной и заняла не более тридцати секунд.

На стоянке около черной «Волги» их ждали Боцман и Муха. На обоих были строгие костюмы, в которых ребята явно чувствовали себя неловко. Боцман то и дело одергивал пиджак.

— Добрый день, — поздоровались они.

Чеченец посмотрел на них исподлобья, кивнул.

— Наверху решили, что лучше, если в ваших заграничных поездках вас будут сопровождать спецназовцы.

— Бывшие спецназовцы, — уточнил Мухин. — Нам поручили вас охранять.

— В общем, ребята проверенные и надежные. Не раз выполняли задания ФСБ. Познакомьтесь, пожалуйста: Дмитрий Хохлов, Олег Мухин.

— Из наших будет еще двое — для усиления, — добавил Боцман.

Чеченец отрицательно помотал головой:

— Не надо!

— То есть — как не надо? — изумился чиновник. — У меня приказ.

— Так не надо. Мои джигиты лучше всех ваших спецназовцев, вместе взятых! Люди, проверенные в боях. Если возникнет опасность для моей жизни, я могу за час целую армию собрать.

Боцман с Мухой переглянулись.

— Иса Мирзоевич, дело тут не в национальности охранников и не в их количестве…

— Не надо! — повторил чеченец. Сопровождающий распахнул перед ним дверцу машины. Хусаинов опустился на заднее сиденье.

— Ребята, возникло недоразумение. — Человечек развел руками. — Но, думаю, мы все уладим. Садитесь в машину сопровождения.

Боцман с Мухой послушно сели в другую «Волгу». Машины вырулили со стоянки и понеслись в сторону Москвы.

Водитель «Волги» бросил взгляд на Муху и Боцмана в зеркало заднего вида.

— Ну что, мужики, не хочет вас чечен в свою охрану? — спросил он насмешливо.

— А пошел бы он! — многообещающе произнес Хохлов. — Армию он соберет! Если возникнет реальная угроза, никакая армия ему не поможет. Звони Пастухову!

10
{"b":"27424","o":1}