ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава пятая. Журналистка

Когда рано утром Пастухов с Боцманом и Артистом укатили на стрелку с чеченцами, Муха еще спал. Проснулся он оттого, что кто-то тряс его за плечо.

Это был оператор с поста видеонаблюдения.

— Что такое?

— Тебя из «большого дома» к телефону. — «Большим домом» у них справедливо называлась дача, где обитали Хусаинов и его джигиты.

— Сейчас. — Олег, не торопясь одеваться, подошел к телефону.

— Иса Мирзоевич к одиннадцати должен быть в Думе, — услышал он голос секретаря Хусаинова.

— Понял, выхожу. — Олег вздохнул. А он-то думал, что сегодня удастся как следует выспаться.

Он напялил брюки, бронежилет и рубаху, нацепил кобуру, надел галстук и пиджак и оценивающе оглядел себя в зеркале. Вполне приличный вид — хоть сейчас в филармонию. Взял со стола рацию и вышел из дома охраны, на ходу поднеся к губам рацию, бросил коротко в микрофон:

— Машину!

— Есть! — раздался в ответ голос водителя.

Когда Муха подошел к «большому дому», бронированный «мерседес», специально выделенный Хусаинову из президентского гаража, уже стоял у крыльца. Обходя его, как предписано инструкцией, Олег внимательно оглядел кроны деревьев, росших за забором. Вроде ничего подозрительного. Он открыл обе дверцы машины: заднюю и переднюю — автомобиль был подогнан к крыльцу с таким расчетом, чтобы Хусаинов был бы сразу прикрыт броней автомобильных дверей.

Муха поднес рацию у губам:

— Пошли!

Дверь открылась, и в проеме показался охранник-чеченец. Сразу следом за ним шел Хусаинов. Папахи у него на голове не было — он нес ее в руках. За спиной Исы Мирзоевича шел еще один охранник. Таким образом, слева он был прикрыт машиной, сзади и спереди своими людьми. А с правого бока — три метра от крыльца до машины — его страховал Мухин. Правда, при этом голова Хусаинова все-таки оставалась незащищенной, потому что Олег роста был небольшого — и фамилия у него была соответственная, и прозвище немного обидное. Впрочем, он привык.

Привычка смотреть по сторонам, а не перед собой, выработалась у Мухи еще на войне. Во время спецопераций в горах или в «зеленке» опасность подстерегает тебя со всех сторон на каждом шагу. Ежесекундное изучение, «сканирование» местности становится там почти безусловным рефлексом, инстинктом. Пастухов некогда учил их, что у спецназовца глаза должны быть на спине. Инстинкт этот на всю оставшуюся жизнь, и не зря. Олег краем глаза заметил, как качнулась вдали ветка. И тут же шестым чувством, интуитивно понял — это не птица! Не раздумывая ни секунды, он толкнул Хусаинова вперед, на асфальт, и в это мгновение над их головами едва слышно прошелестела пуля.

— Прикройте хозяина! В машину его! — заорал Мухин, выхватывая пистолет. Не целясь, он разрядил всю обойму в ту сторону, откуда прилетела эта шелестящая смерть.

Тем временем охранники-чеченцы, упрятавшие Хусаинова в «мерседес», захлопнув дверцы, тоже открыли стрельбу.

— Уезжайте! — прикрикнул на них Олег. Он поднес рацию к губам: — Стреляли в хозяина. Сто пятьдесят метров. Лесной массив на северо-северо-восток! Охране немедленно прочесать местность!

«Мерседес» тут же сорвался с места и скрылся за деревьями. И едва это произошло, Олег сунул пистолет в кобуру и побежал к забору. Он знал, что сейчас нельзя терять ни секунды. Он и так опаздывает: пока он будет бежать к воротам, огибать забор, пока охрана соберется выйти на прочесывание, преступник спокойно уйдет. Так бывает почти всегда.

Олег подпрыгнул и уцепился за кромку забора. Подтянулся, закинул ногу и через мгновение уже бежал напролом через кустарник к тому самому дереву, на котором минуту назад качнулась ветка. На ходу он загнал в пистолет новую обойму. Ему казалось, что бежит он медленно — мешал бронежилет. В свое время он быстрее всех бегал трехкилометровый кросс по горам.

* * *

Олег замер за мощным березовым стволом с пистолетом на изготовку. Кажется, вот оно, это дерево. Не заметив ничего подозрительного, он вышел из укрытия. Помедлив секунду, бросился вперед.

Трава была примята. Олег обнаружил на ней капли крови, а чуть дальше — довольно четкие следы широких автомобильных шин. «Похоже на джип», — подумал Мухин.

Здесь до шоссе было никак не меньше километра, но машине придется огибать овраг и кустарник, через которые не проехать. А он может бежать напрямик. Олег сорвал с шеи галстук и повесил на сук. Метка, чтоб не затоптали здесь все следы!

— Снайпер ранен. Уходит на машине в сторону шоссе. Веду преследование! — крикнул он в рацию и побежал. На ходу он стянул с себя пиджак, рванул рубаху, да так, что пуговицы разлетелись в разные стороны. Чтобы снять бронежилет, пришлось на мгновение остановиться, теряя драгоценное время. Зато бежать он теперь мог в полную силу.

Где-то вдали наконец раздался вой сирен. «Зашевелились! — подумал Олег. — Долго же вы собираетесь, ребята!»

Наконец он выскочил на дорогу, и вовремя — метрах в семидесяти от него выворачивал на шоссе мощный джип «ниссан». Олег прицелился, попытался успокоить дыхание, но пистолет нервно прыгал в руках. Он произвел четыре выстрела, и все мимо — джип вырулил на шоссе и скрылся за поворотом. Да, пистолет — это вам не снайперская винтовка и даже не винчестер, толку от него — в такой ситуации никого!

Олег с досады плюнул и чуть не швырнул оружие на асфальт. Устало опустился на обочину, отер пот со лба. Автоматически глянул на часы. Со времени выстрела снайпера прошло две с половиной минуты. Он сделал все что мог. Больше от него уже ничего не зависело.

* * *

Светлана Корниенко в редакции «Абсолютно секретно» не появлялась уже несколько дней. Впрочем, теперь ей и не надо было ходить на работу. Она договорилась с главным, что все материалы в газету будет пересылать по электронной почте, — таким же образом получать редакционные задания. Сделано это было по совету Артиста в целях обеспечения ее собственной безопасности.

Вообще-то Корниенко на редкость честно выполняла все его инструкции… кроме одной. Она постоянно звонила Кириллу, а сегодня они даже тайно встретились у него дома — родители жениха на три месяца умотали на дачу, которая находилась в Тверской губернии. И когда Злотников, уходя утром из дома по своим делам, сказал Светлане, что будет не раньше восьми, она решила воспользоваться ситуацией.

Светлана понимала, что рискует, поэтому сделала все возможное, чтобы ее нельзя было узнать: перекрасила волосы, надела темные очки и босоножки на платформе, меняющие ее рост.

Запасные ключи от квартиры она нашла еще три дня назад в ящике кухонного стола.

* * *

— Светка! — Кирилл прижал ее к себе, принялся покрывать лицо поцелуями, шепча: — Как я соскучился, ты даже не представляешь! Как я соскучился! Пойдем, пойдем!

Он подхватил ее на руки, понес в комнату и, уложив на кровать, принялся лихорадочно стягивать с нее одежду.

— Погоди, погоди… ну Кирилл же! Я сама!

— Все сама, сама! Господи, как же я по тебе соскучился!

— Я тоже.

* * *

…Через полчаса она лежала, положив голову ему на грудь, накручивая его волосы на пальцы.

— Какой ты у меня замечательный, — шептала Светлана. — Любимый, дорогой, единственный!

— Ты у меня тоже, — сказал Кирилл, вздохнув. — Ну теперь-то ты можешь мне объяснить, что случилось? Почему ты с квартиры съехала, живешь неизвестно где, на работу не ходишь?

— Так надо, — произнесла Светлана таинственно.

— Нет, я серьезно!

— На Фурманном дорого жить, да и вообще, — сказала Светлана уклончиво. — Нужно иногда менять обстановку.

— Ты что, не хочешь сказать мне правду?

— Ну я ведь уже говорила, что нахожусь под защитой спецслужб. Приходится, увы, жить на конспиративной квартире, прятаться от наемных убийц.

— Ты издеваешься надо мной, что ли? Светлана присела в кровати:

21
{"b":"27424","o":1}