ЛитМир - Электронная Библиотека

Телефон на журнальном столике взорвался частыми звонками.

— Слушаю! — сказал я и с радостью узнал жизнерадостный голос Артиста.

— Командир, тебя так здорово слышно, будто ты в соседней комнате!

— Как твое здоровье? Поправляешься?

— Да где там! Разве с нашими коновалами поправишься? Лечили плохо, рана снова открылась.

Я усмехнулся про себя. Уж кто-кто, а я легко мог представить себе обстоятельства, при которых у Артиста могла снова открыться рана на плече.

— Давай к делу!

— Заказчика на Корниенко я нашел.

— «Чех»?

— Ишь ты, догадливый какой! Не «чех», но этот ублюдок, который в нее стрелял, он в Чечне служил, заказчику патроны продавал. Понял, нет?

Я понял. Если солдат во время войны продает патроны, значит, он преступник, которого в старые добрые времена расстреляли бы прямо перед строем… Допустим, за время службы он так ни разу и не попался. Уволился, вернулся домой, начал вести спокойную, размеренную жизнь. И вдруг объявляется тот, кому он в Чечне патроны продавал, и говорит, что у него дело есть: надо один щекотливый вопрос решить — человечка на тот свет за хорошие деньги отправить. Этот отморозок, конечно, раздумывать не будет, сразу согласится, а если не согласится сразу — согласится потом, когда его документальными доказательствами сотрудничества с боевиками припугнут — фотографиями, видеозаписями, показаниями свидетелей, расписками… Дело ясное: как говорится, коготок увяз — всей птичке пропасть.

— А заказчик где, Семен?

— В том-то и дело, что в Москве его нет. Сунулся я его было через МВД в Москве искать, а он, оказывается, в Швейцарию визу получил.

— Куда? — У меня перехватило дыхание.

— Я все выяснил. Туристическая поездка от «Дионы-тур» «Вся Швейцария». Стоимостью тысяча двести долларов.

— Локарно в поездку входит?

— Входит. Сегодня он уже там, у вас. Рашид Бектемиров.

— Хорошо подгадал, сукин сын! Семен, немедленно выясни, в каком отеле в Локарно они должны остановиться.

— Не дергайся, уже выяснил. Отель «Веселый пилигрим», три звезды.

— Ты гений розыска.

— И не только розыска. — Артист рассмеялся. — Жаль, что меня с вами нету. Ну ни пуха ни пера вам в вашем Локарно.

— К черту! Лечись давай как следует.

Я повесил трубку и задумался. Интересно, зачем заказчику понадобилось ехать в Швейцарию? Страховать киллера? Да ну, ерунда. Обычно заказчик во время совершения преступления старается быть как можно дальше — срочно уезжает на курорт или в командировку, чтобы потом, в случае если им заинтересуется следствие, сделать удивленное лицо: «Ребята, я сам только что услышал о несчастье. Убитый был моим лучшим другом. К сожалению, ничем не могу вам помочь». Нет-нет, здесь другая игра. И кажется, я догадался, какая именно…

Я еще раз просмотрел фотографии, которые предоставили нам швейцарцы. Ага, вот он, отель «Веселый пилигрим». Тоже на пути следования кортежа. Для стрельбы позиция невыгодная, потому что из-за крыш не видно здания, в котором будет проходить саммит. Зато прекрасно видно верхние этажи дома, с которых можно стрелять в клиента. Вот он для чего приехал-то: киллер убирает Хусаинова, а заказчик спокойно убирает из окна своего номера киллера. И никаких свидетелей. Классическая схема — принцип «домино». Теперь я был уверен, что о предстоящем покушении знали двое: заказчик и исполнитель. Мы, конечно, не в счет.

Я посмотрел на часы и направился в номер Хусаинова. Нужно было обсудить план предстоящей операции. Без помощи местной полиции нам, пожалуй, в этом деле не обойтись, хотя, к сожалению, я и не могу ей доверять. Да, как не хватает нам сейчас Дока и Артиста!

Локарно, 9.45

Полина поблагодарила хозяйку за вкусный завтрак и сказала, что перед отъездом хочет подышать свежим воздухом, потому что у нее слегка побаливает голова. Хозяйка попросила ее не опаздывать, потому что в одиннадцать пятнадцать будет машина. Шофер никогда не опаздывает и ворчит, когда это делают другие. Полина пообещала хозяйке, что будет вовремя.

В Швейцарии все почему-то принимали ее за шведку. То ли из-за роста сто семьдесят семь сантиметров, то ли из-за светлых волос и серых глаз. Ну что же, так даже лучше. Волосы можно перекрасить, цвет радужки изменить.

Полина была родом из Томска. Сейчас, правда, вряд ли кто-нибудь из земляков узнал бы в ней ту прежнюю Полечку, какой она была три года назад. Где ее длинные волосы до талии, где очаровательная улыбка, которой она сводила парней с ума? Где искрящиеся весельем глаза? Не надо ей всего этого!

Все веселье кончилось три года назад. Характер у нее жесткий, мужской, отцовский. И профессию она себе выбрала соответствующую. Чем плоха профессия, интересно знать? Уж все лучше, чем с мужиками за деньги спать!

Полина надела кроссовки, накинула на плечи рюкзак. Глянула на себя в зеркало. Типичная туристка, путешествующая в поисках швейцарских достопримечательностей. Таких, как она, много в городе. Никто на нее внимания не обратит.

Полина не торопясь прошлась по улицам, заглянула в несколько сувенирных лавок. Купила какие-то безделушки. Убивала время. Это потом ей нужно будет торопиться, а сейчас спешить некуда. До назначенного времени оставалось еще сорок минут.

Локарно, 9.57

Как я и ожидал, найти общий язык со швейцарскими коллегами оказалось довольно трудно. Разговаривал я с ними через переводчика, но и так было ясно, что они категорически против досмотра номера Бектемирова. Мол, поскольку никаких прямых улик против чеченца нет, а только догадки, прокурор санкции на обыск ни под каким соусом не даст.

— Вы хотите, чтобы прямыми уликами явились два трупа? — Я злился еще и оттого, что переводчик медленно переводит. Очень флегматичный парень попался,

— Они говорят, что преступление будет предотвращено, но законным способом, — перевел он мне.

— Да пока вы возитесь, будет поздно! Киллер ждать не станет. Застрелит нашего клиента около входа, и все! Секундное дело!

Полицейские принялись совещаться между собой. Их бы в боевые условия, козлов! Законники хреновы! Я уже приказал изменить маршрут следования кортежа, уже велел водителю подруливать как можно ближе к крыльцу здания, где будет проходить саммит. Но только какой во всем этом смысл, если мы не знаем, откуда будет стрелять киллер! Бектемиров — он знает, но швейцарские коллеги, как говорится, рогом уперлись! Правильно, не им потом за случившееся отвечать, а нам.

Я потребовал, чтобы меня соединили с городским прокурором. Через переводчика по телефону снова начал объяснять ситуацию: я, мол, начальник охраны чеченской делегации, получил из Москвы подтверждение того, что на Хусаинова может быть совершено покушение…

Когда прокурор начал говорить, что предлагает выставить в гостинице «Веселый пилигрим» полицейский кордон, я махнул рукой и велел переводчику повесить трубку.

Отозвал в сторону Боцмана:

— Вот что, Митя, с этими законниками мы каши не сварим: мои слова для них не аргумент. Поэтому отправляйся-ка ты в «Пилигрим» и займись Бектемировым. Если что — вали все на меня. Скажешь, что выполнял приказ и так далее. Сам знаешь.

— Знаю, — кивнул Боцман. — Только мне в швейцарской тюрьме сидеть неохота.

— Да ты что! Знаешь, как тут хорошо! Отдельная комната с телевизором, фруктами кормят, по телефону родственникам звонить дают.

— Не знаю и знать не хочу, — покачал головой Боцман.

— Вот поэтому и постарайся действовать аккуратно. И все время держи меня в курсе происходящего. А мы с Мухой будем клиента своими хлипкими телами прикрывать.

Боцман улыбнулся, кивнул и ушел, а я принялся инструктировать хусаиновских джигитов.

Так всегда бывает: почти наверняка знаешь о предстоящих неприятностях и делаешь все, чтобы их предотвратить, а окружающие всеми силами пытаются тебе помешать!

31
{"b":"27424","o":1}