ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава вторая. Артист

Семен Злотников, он же Артист, сидел за туалетным столиком в гримерной и подсчитывал будущие барыши. Если Пастух говорит о таких деньгах, значит, появилось дело. Однако надеяться на легкий заработок наивно — спокойных дел для их «команды» никогда не было и не будет. Но пока что задание плевое и вполне можно совместить с репетициями в «Человеке». «Абсолютно секретно» — это он мигом, одна нога здесь, другая — тоже здесь. Что там Сергей говорил насчет наружки?

* * *

По редакционному коридору, опираясь на палку со стертым набалдашником, шел сутулый пожилой человек бомжеватого вида: водолазка с вытянутым воротом, стоптанные ботинки, дешевые брюки с пузырями на коленях. На носу у человека были старомодные очки. Левая дужка очков отсутствовала, и очки держались на толстой бельевой резинке, зацепленной за ухо.

Одна из дверей отворилась, и из нее выскочила девица с сумкой на плече. Она побежала к выходу, одновременно разговаривая по сотовому телефону:

— Все-все, я сейчас убегаю, а в шесть тридцать в Домжуре.

— Девушка, где триста двадцатая комната, не подскажете? — спросил посетитель хриплым, прокуренным голосом.

— Там! — Девушка смерила его взглядом с ног до головы, неопределенно махнула рукой и убежала.

Мужчина постучал в дверь с номером «320» и, подождав немного, зашел. Комната была большая. В ней стояло с десяток столов с компьютерами. Какие-то пустовали, за другими сидели люди — в основном молодые парни и девушки. Кто-то разговаривал по телефону, кто-то набирал тексты, кто-то читал газету.

— Здравствуйте, — громко сказал посетитель, но внимания на него никто не обратил.

Тогда он подошел к столу, за которым ярко-рыжая девушка подводила помадой губы.

— Извините, где я могу найти Кирилла Светлова?

— Светлова? — Девушка наморщила лоб. — Нет у нас таких. А вы по какому вопросу?

— По государственному, — загадочно произнес мужчина.

— Мальчики-девочки, никто Светлова не знает? — громко спросила девушка.

Все только пожали плечами в ответ.

— Может, это какой-нибудь внештатник? — задумчиво произнесла девушка. — Вы у зама спросите, вторая дверь направо. Ее Ларисой Степановной зовут.

Мужчина поблагодарил девушку и заковылял из комнаты.

* * *

Заместитель главного редактора Лариса Степановна тоже долго не могла вспомнить журналиста с такой фамилией и даже начала ожесточенно листать какие-то редакционные списки, потом вдруг ударила ладонью по столешнице и произнесла с чувством:

— Склероз! Это же один из псевдонимов Светки Корниенко!

— Значит, это девушка? — искренне удивился мужчина.

— Это журналист, — многозначительно произнесла Лариса Степановна. — Комната триста восемнадцать.

В триста восемнадцатой мужчине сообщили, что Светлана Корниенко только что убежала. Посетитель озадаченно крякнул, почесал лоб и отправился восвояси.

* * *

Было шесть двадцать восемь. Артист в том же костюме бомжа, в котором он заходил в редакцию, теперь крутился около Дома журналиста и уже минут пятнадцать делал вид, что рассматривает компакт-диски на лотках, изучает алколиновые батарейки, а на самом деле внимательнейшим образом оценивал обстановку. Торговцы-лоточники косились на плохо одетого мужчину, но помалкивали.

Наконец появилась та самая девица, которую он видел днем. Все та же сумка на плече, в руке сотовый телефон. Походка вечно спешащего человека. Она шла со стороны метро. Ага, а вот то, о чем предупреждал его Пастушок: около тротуара пристроились «Жигули» шестой модели. В машине было двое. Лиц он различить на мог, но, судя по всему, молодые. Артист надсадно кашлянул и спросил у продавца «компашек»:

— Сколько база данных федерального розыска стоит?

— Стольник, — безразлично ответил продавец. Разве такой потрепанный урод что-нибудь купит?

Но Артист достал из кармана купюру и протянул продавцу.

* * *

Светлана Корниенко спустилась в подвал и зашла в кафе. Она взяла чашечку кофе, села за столик. Почему этот бомжеватого вида мужик на нее пялится? Где-то она его видела. Неприятный тип.

Артист изучал обстановку. Судя по всему, внутри здания за девушкой не следили. Ну что ж, это радует. Он поднялся со своего места, опираясь на палку, подошел к столику.

— Вы Светлана Корниенко? — уточнил он.

— Светлана, — недобро взглянула на него девушка.

— А я Семен, — представился Артист.

— Пожалуйста, не надо ко мне приставать! — громко сказала журналистка.

— А я и не пристаю. — Артист сел за ее столик, повесил палку на спинку стула. — Я должен задать вам один вопрос. Кто дал вам материал в двадцать третий номер?

— А, вспомнила! — воскликнула Светлана. — Вы у меня в редакции триста двадцатую комнату спрашивали.

— Спрашивал, — кивнул Артист.

— Ну так вот, ни на какие ваши дурацкие вопросы я отвечать не буду! И пожалуйста, покиньте мой столик!

— Интересно, что вы такое написали в своем двадцать третьем номере, что за вами установлено наружное наблюдение? — спросил Артист.

— Какое еще наблюдение? — Журналистка принялась оглядываться по сторонам.

— Не надо так резко, — попросил Артист. — На улице в «шестерке» сидят двое. Вы их, конечно, могли не заметить.

— Что за бред, какие двое? Вы сумасшедший!

В это мгновение к столику подошел парень двадцати с небольшим лет. Он чмокнул Светлану в щеку, недобро покосился на Артиста:

— Здравствуй. Есть будешь?

Светлана отрицательно покачала головой и кивнула на Артиста:

— Представляешь, привязался ко мне в редакции и никак не отвянет!

Какая несправедливость, черт возьми! Не привязывался он к ней в редакции. Он просто номер комнаты спросил.

— Шел бы ты отсюда, — довольно грубо попросил Артиста парень.

Злотников вообще не любил, когда с ним разговаривали в таком тоне. Однако он сдержался.

— Светлана, ответьте на мой вопрос, и я сразу же уйду, — пообещал он.

— Наверное, придется вызвать охрану, — вздохнула Светлана.

— Ты не понял, что ли? — Парень был настроен агрессивно.

— Мне это надо знать! Это жизненно важно! В целях вашей же безопасности.

— Бывают же такие приставучие люди! — сказала Светлана обреченно. — Теперь я понимаю звезд, которых то и дело донимают маньяки. Надо сделать материал о маньяках. Первый персонаж для статьи уже есть.

Артист понял, что разговора при молодом человеке не выйдет, взял палку и поднялся.

— Очень жаль, — сказал он на прощание.

В коридоре парень его нагнал. Прижал локтем к стене, прошипел зло:

— Мужик, чего тебе надо, а?

— Молодой человек, во-первых, я инвалид, во-вторых, как минимум вдвое вас старше. Поэтому… — Артист, не договорив, сделал едва заметное движение, и парень, хватая ртом воздух, осел на пол. Взгляд у него был изумленный. Ну кто мог ожидать такого от инвалида? — Все учить вас надо, молодых!

Артист неторопливо удалился, опираясь на палку.

* * *

Он неторопливо прогуливался по бульвару и про себя ругал Светлану Корниенко. Встречаются же такие вредные особы! Хочешь как лучше, а получается… И всего-то один вопрос! Теперь торчи тут на улице, вдыхай выхлопные газы! Когда они еще соизволят выйти из Домжура…

Но вот наконец Светлана с парнем вышли из ворот, направились вверх по Никитскому. Немного погодя тронулась и «шестерка».

Артист, опираясь на палку, неторопливо пошел по бульвару.

* * *

В метро Артист внимательно оглядывал пассажиров, но никакой слежки за молодыми людьми не заметил, из чего сделал вывод, что соглядатаи, скорее всего, прекрасно знают маршрут движения своих подопечных.

Светлана с парнем вышли из метро на станции «Красные Ворота». Обнявшись, пошли по Садовому.

Артист поискал глазами «шестерку» со знакомыми номерами. Но «шестерки» нигде не было видно. Это несколько его озадачило.

4
{"b":"27424","o":1}