ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Брать машину на заводе-изготовителе — почти вдвое, если не более того, дешевле, чем у московских дилеров. И можно самому выбрать комплектацию. Без кондишен и квадрозвуков. Это тоже снижает цену.

— Учту. Когда заработаю хотя бы на вшивенькую «хонду». Не подскажешь, как это сделать?

— Вы всегда плаваете кругами? Почему бы вам прямо не спросить, откуда у меня трудовые сбережения.

— Вот именно. Откуда? — спросил Егоров.

— Я выполнил пару конфиденциальных поручений. Мне за них заплатили.

— Это уже лучше. Каких поручений? Чьих?

— Вы не расслышали? Я сказал. Конфиденциальных.

— Иными словами, вы не хотите сообщить нам об этом, — вмешался Профессор. — Не будем настаивать. Тем более что наши вопросы преследовали другую цель: выяснить, нужны ли вам деньги.

— А они кому-нибудь не нужны? — удивился Пастухов.

— Кто-нибудь нас не интересует. Нас интересуете вы.

— Нужны, конечно. Весь вопрос, какие это деньги. И за что.

— Вот мы и подошли к сути, — констатировал Профессор. — Объясните, подполковник, нашему гостю, в чем будет заключаться его работа. \ — Но после этого ты уже не сможешь дать задний ход, — предупредил Егоров. — Согласен?

— Нет. Я не играю втемную.

— Но бабки-то тебе нужны? Сам сказал.

— У меня есть работа. И она мне нравится. Через неделю запущу столярку. На жизнь заработаю.

— Не пудри нам мозги. И себе тоже. Работа у него есть! — пренебрежительно повторил Егоров. — И она ему нравится! Только не пытайся нас убедить, что тебе не хочется заняться серьезным делом. Себя убеждай. Если сможешь. Не сможешь, рейнджер. Мы уже отравлены этим до печенок. Почище любого алкаша или наркомана.

И ты сам это прекрасно знаешь. Я же видел, как ты брал в руки «беретту»!

— Возможно, — кивнул Пастухов. — Но втемную на серьезные дела подписываются только придурки. Вы сами бы подписались?

— Если бы доверял заказчику.

— А я могу вам доверять?

Егоров вопросительно взглянул на Профессора. Тот кивнул:

— Без конкретики. В самых общих чертах.

— Дело не слишком сложное, но требует определенных навыков, которыми ты обладаешь, — начал Егоров. — В некоей области в ноябре будут проходить выборы губернатора. Область не входила в так называемый «красный пояс», но сейчас ситуация может измениться. Причины стандартные: спад производства, задержка зарплаты и пенсий. И так далее. Было зарегистрировано пять кандидатов. Но реальные шансы только у двух. Один — нынешний губернатор, его поддерживает «Наш дом — Россия». Другой — кандидат от КПРФ. Дальше разная мелочь. Надеюсь, ты уже понял, что мы заинтересованы в победе демократического кандидата, то есть прежнего губернатора?

— Тем самым вы хотите сказать, что представляете какую-то правительственную структуру? — уточнил Пастухов.

— Ты правильно понял, — подтвердил Егоров. — Наша задача — обеспечить все условия для свободного волеизъявления. Полный и абсолютный порядок на выборах.

— Это задача милиции и прокуратуры, — напомнил Пастухов.

— Правильно. Но есть нюансы. Мы получили информацию, что будет предпринята попытка сорвать второй тур выборов, если окажется, что шансы демократического кандидата предпочтительнее. Ты имеешь представление, как это можно сделать?

— Нет. В этих делах я разбираюсь не больше, чем любой телезритель.

— Объясняю. Если перед вторым туром один из кандидатов снимет свою кандидатуру, что будет?

— Победит оставшийся кандидат, — предположил Пастухов.

— Нет, выборы будут отменены. Так как станут безальтернативными. И будут назначены новые выборы. Все с нуля. Это понятно?

— Да. Непонятно другое. С какой стати кандидату отказываться от борьбы накануне решающего тура?

— Разные могут быть причины. Может заболеть. Может попасть в автомобильную аварию. Или даже в самолетную катастрофу. В жизни все бывает.

— И могут убить? — предположил Пастухов.

— Могут и убить, — согласился Егоров.

— Убьют демократа, если его шансы окажутся лучше?

— Наоборот, — поправил Егоров. — Убьют коммуниста. И выборы будут сорваны. И не просто сорваны. Не понимаешь?

— Нет.

— Какой партии на новых выборах прибавит популярности убийство демократического кандидата?

— Демократической?

— Верно. НДР и всем, кто с ними блокируется. А убийство коммуниста?

— КПРФ?

— Вот ты и сам все понял.

— Я слышал, что политика — грязное дело, — заметил Пастухов. — Вы лишь подтверждаете, что это и впрямь так.

— Вы не правы, — возразил Профессор. — Любое дело может быть грязным. Политика — не исключение. Важней другое. Политика — это дело огромное. И чрезвычайно сложное, с множеством подводных течений. То, что вы видите на экранах телевизоров, — итог противоборства глубинных сил. В политике есть только один критерий. Результат. Какими средствами он достигается — вопрос второй. Политика — не рыцарский турнир. А наши противники — не рыцари с открытым забралом и цветами прекрасной дамы на плюмажах. Нет, не рыцари. Это заставляет нас действовать адекватно. Такова реальность. И мы вынуждены с ней считаться. Прошу извинить за эту небольшую лекцию, но я был принужден ее прочитать. Продолжайте, подполковник.

— Отсюда вытекает и твое задание. У губернатора есть охрана. Так что с ним все в порядке. Главная наша задача — обеспечить надежную охрану кандидата от КПРФ. Как это ни странно.

— Ничего странного, — снова вмешался Профессор. — Наша задача — защита конституционных прав и жизни всех граждан. Каких бы убеждений они ни придерживались. Я хотел бы, Сергей Сергеевич, чтобы на этот счет у вас не было никаких сомнений.

— На этот счет у меня нет сомнений.

— Мы сформировали для красного кандидата, как его там называют, неплохую команду, — продолжал Егоров. — Все профессионалы. Он не знает, что это наши люди. Они оформлены сотрудниками одного из московских охранных агентств, а оплата проведена через коммерческий банк, который якобы сочувствует коммунистам.

— Стоит сказать, что возглавляет эту команду лично подполковник Егоров, — добавил Профессор. — Но формально начальником охраны будете считаться вы.

— Тогда я не понимаю, что мне там делать, — сказал Пастухов.

— Сейчас поймешь, — пообещал Егоров. — Я и мои ребята в городе уже засветились.

И чем дальше, тем будем засвечиваться все больше. Город небольшой, через неделю-другую нас будет знать каждая бабка. Нужен человек никому не известный, человек, который контролировал бы ситуацию со стороны. Ты и будешь этим человеком. Твоя задача — вычислить киллера и обезвредить его.

— Как?

— Абсолютно надежно. Для этого есть только один способ. И ты его знаешь.

— В момент покушения?

— До.

— Вот как?

— Сам факт покушения или попытки покушения — уже реклама.

— Значит, не будет никакого следствия, никакого суда?

— Вот именно, — подтвердил Егоров.

— Это убийство.

— Если называть вещи своими именами — да. Пастухов встал.

— Спасибо за внимание, господа. Вы ошиблись. Эта работа не для меня. Для убийства вам следует нанять убийцу.

— Сядьте, Сергей Сергеевич, — кивнул Профессор. — Это был всего-навсего тест. Мы хотели проверить ваши психоморальные установки. Меня устроили результаты проверки. Нам не нужен убийца. И убийство не нужно. Ваша задача заканчивается раньше. И формулируется проще: вычислить киллера и предотвратить покушение.

Лучше — на стадии подготовки. И лишь в крайнем случае — в момент покушения.

Согласитесь, что ваши действия в этой ситуации, какими бы они ни были, никто не сможет квалифицировать как убийство. Даже вы сами наедине со своей совестью. Вы согласны со мной?

— Допустим, — подумав, сказал Пастухов. — Вам остается назвать город.

— Иначе наш разговор закончится? — уточнил Профессор.

— Да.

— Он закончился. Извините, что побеспокоили вас. Без доверия невозможно сотрудничество. Мы не говорим вам многого в ваших же интересах. Лишняя информация обяжет вас к согласию. А насильственное согласие нам не нужно.

11
{"b":"27425","o":1}