ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вы этим опытом обладаете? — уточнил я.

— Да, — подтвердил Столяров. — Да вы и сами это уже поняли. Зачем вы внедрили своих людей в охрану губернатора?

Я помедлил с ответом. Зачем? Я и сам не знал. Просто мне понравился губернатор, а его охламоны могли бы защитить его разве что от какого-нибудь пьяного забулдыги. Подумав, так я и ответил Столярову.

Он недоверчиво на меня посмотрел:

— И только?

— Ну, и немного заработать ребятам не помешает.

— И все? — повторил он с тем же недоверием.

— Да, все, — подтвердил я.

— Плохо дело. Это означает, что вы знаете гораздо меньше того, что должны знать.

Опасная ситуация. Очень опасная.

— А вы знаете то, чего я не знаю? — спросил я.

— Возможно. Я предлагаю вам тот же метод, который вы вчера вечером предложили Кэпу. Сначала я отвечаю на все ваши вопросы с предельной откровенностью. Потом на мои вопросы отвечаете вы.

— С такой же откровенностью?

— Хотелось бы на это рассчитывать.

— Давайте попробуем, — согласился я. — Кто вы такой и почему активно вмешиваетесь в дела, которые смотрителя маяка не могут касаться ни с какой стороны?

— На первую часть вопроса я вам не отвечу, — подумав, сказал Столяров. — А на вторую попробую. Не прямо, но достаточно ясно. Вы были заинтересованы, чтобы Кэп отправился в мир иной?

— Да.

— Я тоже. Хоть и несколько по иной причине. Вас беспокоила безопасность вашего подопечного Антонюка, а для меня Антонюк — просто мелкая пешка, не стоящая внимания. Но важно другое. На этом этапе наши цели совпали. И я сделал то, чего не могли сделать вы.

— Это могли сделать люди Егорова. Он специально полетел в Москву, чтобы получить разрешение на проведение этой акции.

— Он его не получил. Ему было приказано отпустить Кэпа и его людей. Его команда выполнила приказ. Поэтому мне пришлось взрывать машину практически в центре города, подвергая риску жизни посторонних людей. Это была неприятная перспектива, но выбора у меня не оставалось. К счастью, все обошлось. Запрет на акцию по ликвидации Кэпа дал Профессор. Хотя приказ передал по телефону сам Егоров. У меня есть записи его переговоров.

— Не держите меня за дурака, — попросил я. — Эти линии защищены, вы не могли их прослушивать.

— Да? Тогда я задам вам другой вопрос. Откуда вы узнали, кто такой Профессор?

Даже если вы связаны с какой-то спецслужбой, чего я не исключаю, вы не могли получить там информацию о Профессоре. Даже крохи. Я скажу, что вам помогло.

Новейшая техника. Не буду даже говорить какая, хотя догадываюсь. Почему же вы думаете, что у меня техника хуже? Показать запись? — предложил он.

— Не нужно, — отказался я.

— Значит, в этом мы сошлись. Наши цели совпадали. Думаю, что они и дальше будут совпадать. Проблема только в том, что вы не знаете своей цели. И я ее не знаю.

Зато я знаю свою. Задавайте вопросы.

— Чем вам помешал Кэп? Антонюк для вас пешка. Губернатор, как я понял, тоже не очень вас интересует. Что вас интересует?

— Вы мыслите только в плоскости выборов. Будущий губернатор, кто бы им ни стал, фигура, конечно, весьма значительная, член Совета Федерации и все такое. Но в данной ситуации это не имеет ни малейшего значения. Имеет значение только одно: кому достанется порт. А еще конкретнее — контрольный пакет акций, который пока находится у государства, но который обязательно будет выставлен на торги. Если губернатором станет Антонюк, он сумеет передать большую часть пакета своему банку «Народный кредит» на весьма льготных условиях. Здесь множество лазеек, и все их Антонюк знает. Если губернатором останется Хомутов, контрольный пакет окажется у Кэпа, который связан с несколькими крупными германскими фирмами. Это обеспечит приток иностранных инвестиций, в которых так заинтересован город да и вся Россия.

— Кэп — бандит. И Профессор знает это не хуже нас, — заметил я.

— Согласен, — кивнул Столяров. — У меня тоже вызвали сомнения слова Егорова о том, что Кэп давно уже легализовал свой бизнес и может рассматриваться как равноправный партнер. Для немцев он, возможно, и равноправный партнер, но мы-то знаем, кто он такой. Поэтому я его и убрал.

— Значит, у немцев больше нет в городе партнера и альянс рассыпается? — предположил я.

— Вот именно, — подтвердил Столяров. — В городе больше нет человека, который мог бы аккумулировать такие средства. А за наследство Кэпа сейчас начнется такая борьба, что мало кто останется после нее в живых.

— Значит, и в случае победы нынешнего губернатора, и в случае его поражения город все равно не сможет рассчитывать на иностранные инвестиции?

— В случае победы Антонюка — нет. Ни один разумный человек на Западе не даст сегодня даже пфеннига коммунистам. Нынешние демократы тоже не вызывают особого восторга, но под них деньги дадут.

— Кто?

— Я.

— Вы? И сколько же вы сможете вложить в дело?

— Сейчас у меня около шестнадцати процентов акций порта. У меня есть потенциальные партнеры, которые смогут вложить в реконструкцию порта до полумиллиарда долларов. В сумме это будет больше контрольного пакета.

— Вам нужен именно контрольный пакет и ничуть не меньше?

— Совершенно верно. Он позволит отдать дело в руки иностранных менеджеров, которые умеют работать, а не воровать.

— Знает ли об этом варианте Профессор?

— Полагаю, что да. Мы дали импульс. Некая фирма «Фрахт интернейшнл» подала заявку на покупку тридцати шести процентов акций за двести сорок миллионов долларов. Между нами, это моя фирма.

Все это, конечно, выглядело абсолютной фантастикой. На каменной скамье у самой кромки мола сидит плюгавый человек в задрипанном плаще и приплюснутой кепке и спокойно, как о погоде, рассуждает о сотнях миллионов долларов. Но я почему-то ему верил. Была в нем какая-то внутренняя убедительность. А может, дело было в том, что он не пытался меня убеждать, а просто раскрывал передо мной то, что оставалось за кулисами внешних событий, в вареве которых я крутился. Ну, и то, что он обладал совершенно уникальной информацией, тоже чего-то стоило. Кто же он? Это был единственный вопрос, который у меня оставался, но я понимал, что не получу на него ответа.

— У вас есть еще вопросы? — спросил Столяров.

— Нет, — сказал я. — Ваша очередь спрашивать.

— Спасибо. Я начну с мелочей. Впрочем, сейчас трудно сказать, что мелочь, а что не мелочь. Но все-таки. Вы знакомы с командой подполковника Егорова?

— Да.

— Что вы о них думаете? Я слышал, что вы о них сказали Егорову после захвата Кэпа. Это был комплимент?

— Нет.

— У меня такое же мнение. Я присмотрелся к тому, как они ведут себя на митингах Антонюка. Райнеры. Чистильщики чрезвычайно высокой квалификации. Вы правы: в прошлом, возможно, боевые пловцы. Вы задали Егорову вопрос, оговорившись, что он, возможно, глупый: зачем ему такая команда. Не думаю, что этот вопрос глупый.

Вы нашли на него ответ? ^ — Нет. А вы?

— Тоже. Надеюсь — пока. Вторая частность. Некоторое время ваш человек, Злотников, следил за Салаховым. Потом вы сами обходили дома на Строительных улицах. Что вы хотели узнать?

— Кто убил Комарова.

— Узнали?

— Да. В милиции и прокуратуре уверены, что работал приезжий киллер, чужак. Нет, работал свой. Его все видели, но никто не обратил внимания. Именно потому, что он свой. Его даже допрашивали в милиции как свидетеля, и он тоже подтвердил, что никаких чужаков в этот вечер не видел.

— Кто же он? — спросил Столяров. — Салахов?

— Да.

— Откуда у него такая квалификация?

— В Афгане он был снайпером. Потом был ранен, лечился в госпитале под Москвой.

Думаю, что там на него и обратили внимание люди из ФСБ. Он выполнял их спецзадания. Они не исключают, что параллельно он работал и на криминальные структуры. На этом, видимо, его и прижал подполковник Егоров. Егорову срочно нужен был исполнитель. Вряд ли Салахов по собственной воле или даже за большие деньги согласился бы работать не просто в родном городе, где его все знают, а по соседству с собственным домом. Слишком большой риск. Его заставили.

64
{"b":"27425","o":1}