ЛитМир - Электронная Библиотека

В лучах восходящего солнца, скрючившись на неудобном суку, Муха накладывал себе жгут и делал примитивную перевязку. Футболка оказалась плохим перевязочным материалом — вся она пропиталась потом, местами стала темной от пыли. А раны были глубокие, открытые и сильно кровоточили, несмотря на жгут. Их надо было промыть, футболку выстирать, тогда и перевязывать. Но неясным оставалось, долго ли зверь будет караулить Муху под деревом.

Кабан проторчал битый час, вырыл здоровенную яму, но потом все же повел свое семейство на утренний водопой. Теперь можно было спускаться. Легче всего было привязать к ветке автоматный ремень и спуститься по нему. Но, оставшись на дереве, ремень служил бы хорошим указателем для врага. Муха не сомневался, что преследователи продолжают поиски. Оставалось только прыгать. Муха сбросил вниз все оружие, а сам съехался на землю по стволу, здорово при этом ободравшись. И все равно не удержался на здоровой ноге, ступил на больную. Боль пробрала до печенок, но Муха перетерпел, умел он терпеть и худшую боль. Используя автомат вместо костыля, он дохромал до каменной осыпи, ведущей вниз, туда, где шумела вода. Пятнадцать метров спуска заняли у него полчаса, но зато он не получил дополнительных травм.

Ледяная вода обожгла раны, но принесла и облегчение. Муха туго перебинтовал ногу и осторожно снял жгут. Сильного кровотечения не последовало. Теперь, если ногу не тревожить и если в раны не попала инфекция, глядишь, через недельку можно будет и ходить. Правда, недельки у него в запасе не было. Уже сегодня продолжится поиск, и, скорее всего, этот ручей обязательно окажется в числе обследуемых объектов. Муха попробовал взобраться по осыпи на более пологий склон, но нога начала кровоточить, и он остановился, не поднявшись и на пять метров. Осмотрелся. Рядом с ним из камней выбивались мощные заросли папоротника. Других укрытий в пределах досягаемости не наблюдалось.

Здесь, в папоротниках, Муха перележал до вечера. За это время поисковики прошли мимо него дважды — вверх по ручью, а потом спустились вниз. Но Муха лежал как труп, а подняться наверх, чтобы обнаружить следы его борьбы с диким вепрем, преследователи не удосужились.

В сумерках Муха вырезал себе из какой-то ветки костылик и отправился вверх по течению. Там, где поток был еще слабым, ущелье должно было оказаться не столь глубоким. К ночи он выбился из сил, но добрался до нормального склона. Обнаружив группу елей и нарубив лапника, сделал себе постель и забылся тяжелым, нехорошим сном.

К утру у него начались кошмары. Мухе виделось, что его пытают, а потом приводят в чувство водой. Мало-помалу в пытку превратилась сама эта вода. Муха не мог больше выносить холода и влаги, он пытался вытереться, но воду лили снова и снова, пока его не начал колотить озноб. Он проснулся и понял, что уже рассвело, что идет дождь, что у него жар.

Теперь надо было возвращаться к людям. В противном случае его неизбежно ждет гангрена. Муха попробовал сориентироваться по солнцу, но у него это не вышло. Небо заволокли тучи, голова отказывалась соображать. Муха подумал, что если пробраться по горам вдоль долины реки Опор, на которой стояли и Гребенив, и Сколе, можно будет выйти к Верхнему Синевидному, найти Зоряну и отлежаться у нее. А заодно и переслать полученную с боем информацию Пастуху.

Весь день он шел, опираясь на костыль, время от времени впадая в полузабытье. Автомат скоро стал слишком тяжелым для него, и его пришлось бросить. К вечеру Муха выполз на обширный альпийский луг, который, удивительное дело, не был выкошен. Тучи рассеялись, проглянуло заходящее солнце, и Муха понял, напрягая сознание, что шел не к людям, а от людей, в горы. Он хотел устроить себе хоть подобие ночлега, но на это у него уже не хватило сил. Он рухнул прямо в густую траву. Сознание провалилось в царство бреда. Муха хотел забыться, но забываться было нельзя — к нему бежали волки. Муха помнил, что в нагане есть еще четыре патрона, и решил отстреливаться. Он стал искать наган, но не нашел, вместо нагана нашарил нож. Нож — тоже оружие, им можно попробовать отбиться. Но оказалось, что и ножа нет в руке, пуста рука. Волки окружили Муху и залаяли. «Чертовы псы», — подумал Муха, и тут появился черт. Он был черен лицом и морщинист, курил трубку с длинным чубуком, на голове у него были коротенькие рожки, совсем не такие, как рисуют в книжках, что было особенно мерзко. Муха решил швырнуть в черта костылем, но вовремя сообразил, что это бесполезно. Черт слегка расплывался в воздухе и был полупрозрачен. Костыль пролетел бы сквозь него, не причинив ни малейшего беспокойства. От черта, как известно, спасает крест, но Муха креста не носил и, значит, был беззащитен. Черт прикрикнул на собак, смешался с ними и повалился в ад, увлекая за собой весь луг вместе с Мухой.

Когда Муху отпустили из ада, рядом с ним был старый знакомый черт. Он ничуть не изменился, так же курил длинную трубку, но уже не казался таким мерзким. Заметив Мухино возвращение в этот мир, он поднес к его губам чашку с каким-то пойлом. Муха не стал упираться, выпил, потому что понял: это не черт, а человек. Его шапка странного покроя, с поднятыми, словно рога, углами, висела на гвозде. Гвоздь этот торчал в закопченной стене, а стены образовывали избу, пропахшую дымом, сыром и кожами.

Весь день и всю следующую ночь и изба, и хозяин все же выглядели сомнительно: что-то проскальзывало в них нереальное, даже фантастическое. Муха сильно подозревал их связь с нечистой силой. Но к утру он полностью избавился от бреда и понял, что старик — это не черт, а чабан, что огонь в очаге горит не адский, а обыкновенный и что не плач грешников слышится из-за стены, а блеянье овец. Завязался даже диалог со стариком, но вялый — Муха был слаб, старик немногословен, языка друг друга они не понимали. Старик молча сделал ему перевязку, и Муха изумился, увидев, что раны его прекрасно сшиты жилами животных и даже оставлен дренаж в виде соломины, из которой сочился экссудат.

Теперь надо было как-то связаться со своими. Лучше всего, конечно, добраться до Пастуха самому. Он проанализировал ситуацию и теперь знал, что никаких баз УНСО в Карпатах нет. Все или почти все воины расквартированы по селам. Муха подивился столь мудрому решению: и объекты строить не нужно, и условия близки к реальным, тем, что существуют в Чечне. При этом система оповещения и организация поставлены на высокий уровень. Муху моментально вычислили и так же моментально собрали большие силы для его поимки. Все это конечно же было необходимо срочно сообщить Пастуху.

29
{"b":"27426","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессистемная отладка. Адаптация
Ты уволена! Целую, босс
Город драконов
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Вынос мозга
Крещение огнем
Ермак. Начало
Хранитель пчел из Алеппо
Доктор Х и его дети