ЛитМир - Электронная Библиотека

Отъезд в Москву, таким образом, откладывался, а мои задачи выходили далеко за рамки встречи и обеспечения безопасности где-то пропадавших людей из моей группы и львовского «подполья».

* * *

Нет, в этом городе решительно все было схвачено! Увидев на моем лице некоторую задумчивость, сообразительный Гриша робко вставил:

— Я, знаете ли, тут уже выяснил, на каком поезде они поедут...

Мы все трое только вытаращились на него.

— Я это... У меня сеструха в кассах вокзальных работает. А билеты продаются по паспортам. Я как приехал, сразу к ней. Она в компьютер на работе у себя залезла и сразу мне сказала.

— Когда?

— Завтра. Утренним. Семьдесят четвертым. В восемь пятьдесят. Вагон семь. Плацкартный. Места с первого по семнадцатое.

— А что раньше молчал?

— Я боялся, что что-то не так сделал...

— Все так сделал, — одобрил я и обратился к Мухе: — Поедешь ты. У тебя опыт общения с сезонными рабочими. Потрешься неподалеку от них, проконтролируешь обстановку, а в Москве тебя Голубков встретит.

— Без проблем, командир.

— Гриша, еще билет твоя сестра сможет сделать?

— Она уже придержала два билета в соседнем вагоне...

— Хватит и одного. Тебе, Григорий, от имени партии, правительства и от себя лично выражаю искреннюю благодарность. Шучу. Спасибо, Гриша, молодец! Теперь отправляйся домой и сиди тихо. Тебе никто ничего не сделает, против тебя никаких данных нет. В случае чего сможешь объяснить, зачем в Москву катался?

— Смогу. Я там гитару недорогую от хорошего мастера купил. Там это дешевле. Я давно такую хотел. Если что, скажу, что для того и ездил.

— Да ты, Гриша, перспективный агент! Сам на связь не выходи, если понадобишься, мы на тебя выйдем.

Но Гриша до конца операции нам не понадобился. Больше мы так и не увидели Гришу — надежного человека. Да, умел Борода подбирать людей в свой подпольный обком!

* * *

Леопольд Аронович Розенблат взял со стола пачку банкнот, подошел к Артисту вплотную, оттянул лацкан Артистовой куртки, точным движением положил деньги ему во внутренний карман и строго посмотрел Семену в глаза.

— Надо еще что-то объяснить? — сказал он.

— Я все понял, — отвечал Артист.

Розенблат запер кабинет изнутри на ключ, извлек из шкафчика колбу с остро пахнущей ароматной жидкостью, две мензурки и поставил на стол. Выпивка не входила в планы Артиста, он, собственно, зашел проведать Свету, сказать пару слов Бороде и, конечно, решить вопрос с гонораром доктору. Но не родился еще на свете человек, который сумел бы возразить доктору Розенблату.

Собственного рецепта водка из чистейшего медицинского спирта была мягка и вкусна, закуски доктор не признавал, и беседа скоро стала приятной и непринужденной. Доктор сразу же отверг обращение по имени-отчеству и приказал называть его «дядя Лео», потому что его давно так никто не называл.

— Женишься на ней? — спрашивал дядя Лео.

— Женюсь! — решительно отвечал Сеня.

— Правильно! Женись! Девушка — золото! Ей общий наркоз было нельзя, а местный в костную ткань не проникает. Что она пережила у меня на столе, это только Богу одному известно. И молчала всю операцию и лежала смирно. Я кого только не резал, и баб, и мужиков. Но таких пациентов у меня на столе еще не было.

Артист молчал и только зубы стискивал.

— Ходить она будет. Это я тебе обещаю. Но гнуться нога не сможет.

— Может, ее в Москву? — робко спросил Артист.

— Сеня! — Снова мягкий голос дяди Лео превратился в гремучий бас практикующего хирурга. — Ты можешь повезти ее хоть в Нью-Йорк! Но и там нет человека, который отменил бы диагноз доктора Розенблата! Там немного лучше с аппаратурой, но вот с этим там не лучше. — И доктор выставил Артисту напоказ сильную и ловкую руку хирурга. — Но ты наплюй на это, Сеня. Женись!

— Я наплевал на это, дядя Лео. Я женюсь на ней. В кабинет постучали.

— Какого еще надо! — ответил непрошеному посетителю громовой бас.

— Леопольд Аронович, я только хотел спросить... — послышался перепуганный голос Бороды.

Бороду впустили. Первым делом доктор задрал на нем больничную рубашку, оттянул край повязки, повернул раненого к свету и, удовлетворенно кивнув, приказал ему достать из шкафа третью мензурку. Борода поспешил выполнить приказание.

Борода сориентировался почти молниеносно, понял, что все сказанное в такой компании ни под каким видом не просочится наружу. Поэтому, выпив первую, Борода решительно спросил:

— Леопольд Аронович, когда к вам поступил Тарас Зайшлый?

Доктор, глядя на Бороду, спросил у Артиста:

— Вам действительно нужно это знать? Артист утвердительно покивал головой.

— Позавчера. Днем. Два пулевых ранения в две ягодицы. Я никогда не расспрашиваю пациентов, где они получили травму, но он рассказал.

Артист спокойно ждал продолжения рассказа, а Борода сдал, занервничал. Доктор насмешливо посмотрел на напрягшегося Андрея и продолжал:

— Он рассказал, что около недели назад он, вместо того чтобы поехать с работы домой, отправился к приятелю. Вместе они выпили порядочно и покатили к приятелевым деревенским родственникам. Там они ночь напролет занимались пьянством и развратом, а под утро, в результате случайного срабатывания двуствольного охотничьего ружья, пан Зайшлый и получил ранение. Неделю он провел в деревне, отходя от кутежа и лечась как попало, а вот теперь обратился ко мне. Из его жопы я извлек две пистолетные пули, но просил говорить всем, что он по пьяни сел на вилы.

Борода потихоньку отходил, а доктор и Артист теперь вдвоем смотрели на него со снисходительной улыбкой.

— И еще он просил вообще никому не сообщать, где он находится. А когда его выкатили во двор на прогулку, чтоб воздухом подышал и он увидел дворника, то с ним случился нервный припадок. Попросил выделить ему охраняемую палату и не пускать в нее дворников, стариков, шпионов и инопланетян. Раны у него хорошие, атонические, без нагноения. Завтра я его выписываю. Но не домой. Больному Зайшлому рекомендовано наблюдение психиатра в стационаре. И дядя Лео, черкнув несколько рецептов, выписал Бороду под ответственность Артиста. Борода выкурил не меньше трех сигарет в больничном дворе, пока Артист сидел в палате у Светы, держал ее руку в своей и просто смотрел ей в глаза. Света тоже молчала и улыбалась.

76
{"b":"27426","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасать жизни – моя профессия
Живи легко!
Прекрасная помощница для чудовища
Искажающие реальность. Книга 5
Истории из лёгкой и мгновенной жизни
Компромисс
«Рим». Мир сериала
Fahrenheit 451 / 451 градус по Фаренгейту
Сбежавшая игрушка