ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Искусственный интеллект на службе бизнеса
Костяной дракон
С неба упали три яблока
Видок. Чужая месть
Поп на мерсе. Забавные и поучительные истории священника-реаниматолога
Моя история. Большое спасибо, мистер Кибблвайт
Из чего сделана Луна?
Снегурочка носит мини
Мельничная дорога
A
A

— Действующий агент Крымова.

— Точно. И, заметь, Пастухов для поддержания этой версии идеально подходит.

Нифонтов откинулся в кресле, несколько секунд пристально смотрел на полковника.

— На совещании у президента, — произнес он, — от меня потребовали, чтобы наши внутренние проблемы были разрешены в течение двух суток.

— Значит, на нашем совещании, — подхватил Голубков, — Мокин будет требовать свободы действий для себя, — Именно так… Кстати, нам пора. Минут через пятнадцать все соберутся. Давай решать, Константин Дмитриевич, что нам делать.

— А что делать? Надо срочно искать дополнительную информацию на Крымова. Я займусь этим. Засажу наших аналитиков, выйду на контрразведку и на СВР, посмотрим, что сможем достать… — Согласен.

— Нам необходимо узнать, что за игру начал Мокин и не ошиблись ли мы с нашими версиями. А что касается Пастухова… — А что касается Пастухова, — вдруг перебил и.о. начальника Управления, — это твоя епархия. Я рассказал тебе все, что знал. Думай.

На этом их разговор закончился, и Голубков вернулся к себе, а через пятнадцать минут они снова встретились, только уже на совещании. И в ближайшие же два часа на этом самом совещании подтвердилось очень многое из того, что Нифонтов с Голубковым предположили. Подполковнику Мокину действительно были предоставлены дополнительные полномочия и свобода действий для скорейшего завершения внутреннего расследования обстоятельств утечки информации и гибели заместителя оперативного отдела. В связи с этим работа самого отдела ограничивалась наружным наблюдением за Крымовым и передавалась под контроль внутренней службы безопасности и лично Мокина до выяснения всех обстоятельств.

Арестовать Крымова и полностью выключить Голубкова из темы было совершенно невозможно, поскольку это лишало Мокина выхода на секретную операцию в Амстердаме. Но все же ход он сделал сильный.

Весь вечер этого дня Константин Дмитриевич Голубков анализировал ситуацию и искал выход. Он думал о том, что произошло за последнюю неделю и особенно за последние три дня с того момента, как 15 июля Пастух во Флоренции стал свидетелем их провала и чуть не нарвался на пулю снайпера. Да, именно так и надо было это квалифицировать — стал свидетелем их провала. Голубков вспоминал все и анализировал, пока завершал дела у себя в кабинете, потом продолжил по дороге домой; и даже ночью, когда жена уже спала, он все еще прикидывал вероятность удачи того или иного решения проблемы, глядя в проем неплотно зашторенного окна.

И все больше склонялся к одному из найденных решений.

Ночная телефонная дуэль с Пастухом, разговор с Нифонтовым и схватка с Мокиным на совещании — все это дополняло и подхлестывало размышления полковника Голубкова, и теперь он был уже совершенно уверен в своей версии. А выстраивалось у полковника вот что:

В свое время именно Управление выдвинуло идею подписания договора о военном сотрудничестве с Китаем. Поскольку уже давно предполагалось восстанавливать отношения между Пекином и Москвой, то было бы логичным ускорить этот процесс, дополнить его неофициальной частью, касающейся военного сотрудничества, и организовать встречу на высшем уровне для подписания такого договора сразу после отказа Брюсселя приостановить расширение НАТО на Восток. По мнению многих аналитиков, военная коалиция России с Китаем несравнима по своим масштабам с Варшавским Договором. Это будет мощный ход российской дипломатии. Идея была утверждена и около полугода назад принята к разработке. Управлению была поручена в том числе и информационная безопасность подготовки договора. Очень быстро по каналам СВР и самого Управления была выявлена утечка информации в Брюссель и примерно в то же время ориентировка на некоего бизнесмена Крымова, имевшего контакты с офицерами Объединенного военного командования НАТО. Немедленно все это свели в одно дело. Так появилась «китайская тема», и таким образом они занялись Андреем Сергеевичем Крымовым, бывшим офицером Первого Главного Управления КГБ Страны Советов и нынешним бизнесменом.

Достаточно быстро удалось установить, что в Брюсселе разработана операция по переброске на Тайвань крупной партии российских ракет средней дальности нового поколения. Тайвань, конечно, это самая большая головная боль Китая, с этим не поспоришь. Пекин до сих пор никак не может проглотить этот кусок окончательно. И тут не то что ракет — пороха из русской гильзы достаточно, чтобы не состоялся никакой договор между Москвой и Пекином. Но каким образом, кто в Брюсселе собрался перебросить на Тайвань российские ракеты (причем нового поколения), пусть даже и при содействии американцев? Да еще по каналам, якобы существующим больше пятнадцати лет, в течение которых Россия якобы продавала Тайваню военные технологии?! Все это, с точки зрения Голубкова, очень смахивало на бред, потому что даже дезинформации такой не бывает!

Но вскоре все прояснилось. Речь шла не об «операции по переброске», а о грандиозной провокации. Задумано все предельно просто. В каком-нибудь европейском порту арестовывается Интерполом сухогруз, на борту которого обнаруживаются даже не сами ракеты, а какие-нибудь незначительные, но весьма убедительные комплектующие к ним или что-нибудь в этом роде. Одновременно арестовывается сотрудник российских спецслужб, якобы осуществлявший контроль за транспортировкой груза, который очень быстро «колется» и рассказывает о поставке на Тайвань российских ракет средней дальности, причем по каналам, которые использовались в подобных целях больше пятнадцати лет. Информация об этом как бы невзначай попадает к китайским властям, а чуть погодя начинает развиваться крупный скандал в прессе. Здесь самое главное — найти очень убедительную фигуру на роль сотрудника российских спецслужб, и тогда такая провокация способна отодвинуть подписание договора о военном сотрудничестве с Китаем очень надолго.

И такого человека удалось найти. Видимо, не без помощи американцев. Таким человеком оказался Крымов. Как они его заполучили? Чья тут игра — Крымова или натовских стратегов? Вопросов оставалось много, но не оставалось времени.

Действовать надо было быстро.

Оперативный отдел Управления разработал план на опережение. Были найдены и задействованы каналы, по которым удалось записать переговоры Крымова с майором разведки Объединенного командования НАТО Джозефом Глоттером, которые однозначно доказывали предстоящую провокацию. Надо было доставить все это в Москву, должным образом задокументировать, запротоколировать и с этими фактами на руках начинать официальный разговор со штаб-квартирой НАТО. Голубков решил привлечь Пастуха к операции, поскольку появились подозрения, что началась утечка информации уже непосредственно из Управления, а значит, надо было поторопиться и перестраховаться в выборе курьера. Но увы, торопливость не помогла.

Здесь заканчивается более-менее очевидная внешняя политика и начинается туманная внутренняя. Именно с этого момента начинается версия Голубкова, которая окончательно сформировалась у него этим днем и сейчас, ночью.

В Управлении, как теперь ясно, был личный осведомитель Крымова. Он постоянно держал его в курсе дел по китайской теме. И этим двойным агентом оказался Владимир Крупица. Не по своей воле, разумеется, просто Крымов, когда ему понадобилась информация из Управления, очень быстро нашел подход к бывшему чекисту Крупице. Видимо, раньше дорожки их где-то пересекались. Впрочем, это уже не важно. Важно, что Крупицу опередить не успели, и операция сорвалась. Таким образом, Крымов своевременно получил информацию о том, что он на крючке, и передал эту информацию в Брюссель. И Пастуха, и агента — дипломата Баданова, и все записи попытались уничтожить прямо во Флоренции. Но Константин Дмитриевич не зря перестраховался с курьером — Сергею удалось уйти. И тогда в дело вступил Крымов. Ему пришлось исправлять ситуацию импровизационно, прямо в Москве, и справился он с этим великолепно.

Голубкову не совсем понятно было, кто именно сообразил подсунуть Пастуху бомбу: то ли Крупица запсиховал, то ли Крымов надоумил. Да это и не важно. Дело было сделано наверняка — либо накрывают Голубкова вместе с пленкой, либо подставляют Пастуха, причем от пленки избавляются в любом случае. Выгорел второй вариант. Ну а дальше дело техники. Убрать Крупицу, оружие подсунуть Сергею, засветить его по ходу дела телефонным разговором и встречей, которую обязательно отснимут, а чтобы Пастух наверняка вышел на контакт — взять его семью в заложники (заодно можно и в дальнейшем ставить условия, если его не добьет Мокин или он сам не спятит от перенапряжения и попытается действовать. Тройная защита!). Вот что происходило на самом деле. А насчет машины Мокин совершенно прав — там были люди именно Крымова. Так сказать, последний штрих: позволить забрать у Сергея компромат («смит-вессон»), а потом помочь ему сбежать, чтобы навлечь еще больше подозрений.

22
{"b":"27428","o":1}