ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, — устало произнесла она. — Скажите… Джозеф?

— Да.

— Скажите, Джозеф, нас долго здесь продержат?

— Не представляю, — с тяжелым вздохом пожал плечами майор, — но, если хотите, я попробую договориться, чтобы девочку отпустили… — Нет, не надо. Я боюсь за нее. Пусть она всегда будет рядом со мной.

— Как скажете. Если вам что-нибудь потребуется, не стесняйтесь. Здесь все к вашим услугам. Если захотите поговорить со мной, мне сразу дадут знать. А сейчас, мадам Пастухова, вам лучше отдохнуть… — Можете обращаться ко мне по имени.

— Хорошо. Вот вам, Ольга, ключ от каюты. Можете запереться изнутри.

— Спасибо.

— Отдыхайте.

Глоттер вышел, подождал, пока пленники запрутся, а потом вполголоса отдал распоряжение охраннику:

— У нее есть ключ, но вы будете закрывать каюту на внешний замок. И никуда не выпускать без моего разрешения, ясно?

— Да, сэр.

Майор ушел… Ольга Пастухова сидела у окна каюты и смотрела на море. Только что Настя заснула, усталая, убаюканная мягким шепотом матери и согретая мохнатым пледом.

Ольга и сама чувствовала чудовищную усталость от пережитого страха и напряжения, но спать она не могла. Она смотрела на море. Смотрела и думала, что ей делать. И чем больше думала, тем сильнее ее охватывало отчаяние.

Ольге был приятен этот офицер. И хотя она еще не совсем была уверена, что ему можно доверять, отчаяние подсказывало ей, что другого выхода нет.

Она не понимала, что происходит вокруг.

Она не знала, что с Сергеем.

Она не была уверена, что кто-нибудь сможет помочь ей.

Она не была уверена, что ее вообще смогут разыскать здесь, на корабле посреди моря, и очень боялась за дочь, не решаясь даже спать.

Отчаяние душило ее, и, конечно же, она даже не подозревала, что Олежка Мухин, Муха все время был рядом, что он выследил трейлер, в котором их увезли, и отстал только в самый последний момент, что сейчас он совсем недалеко — в Ивангороде и пытается связаться с ребятами. Ольга не знала этого, поэтому отчаяние душило ее и сил бороться с ним у нее уже не хватало.

2

Муха повесил трубку и устало уткнулся лбом в корпус здоровенного телефона-автомата центрального переговорного пункта Ивангорода. Обстановка здесь не располагала к обстоятельной и продолжительной беседе, поэтому разговор у него был коротким, но, чтобы дозвониться хоть кому-нибудь в Москве, пришлось потратить кучу денег и времени. Что там происходит? Почему никого нет? Он обязательно должен был найти кого-то из ребят! И на пятый раз Мухе повезло. Он дозвонился своим и рассказал-таки обо всем, что произошло. Он надеялся, что это поможет Оле, но большего он сделать не мог. Пора было забежать на минуту в гостиницу и возвращаться домой. Все тело ныло от усталости, перед глазами все плыло, страшно хотелось спать. Сказывались вторые сутки напряженной погони в полной неизвестности… Когда Муха, еще ничего не подозревая, погнал на только что купленной им «ямахе» в сторону Сереги Пастухова, в Затопино, настроение у него было просто на удивление радостным. Они давно не виделись, а лучшего дня для встречи нельзя было придумать. Прекрасная погода, новый мотоцикл.

Но как уже понятно, радовался жизни Муха недолго. У поворота на Затопино он неожиданно увидел джип с московскими номерами, вывернувший с грунтовой дороги на шоссе и резво газанувший прочь в другую от Москвы сторону. К кому в глухой деревне Затопино могли приезжать на «крутом» джипе с московскими номерами? Муха точно знал, что, кроме Пастуха, там нет таких людей. Беззаботность его разом исчезла, он поднажал и к дому Сергея подъехал, уже не замечая ни хорошей погоды, ни преимуществ своего транспортного средства. Муха слез с мотоцикла, зашел в дом, который оказался открытым, и обнаружил, что там пусто. Не было никого. Не было Пастуха, не было Ольги, не было Настены. Муха понял: произошло что-то очень неприятное, и тут же получил исчерпывающее подтверждение этому. Иван Макарыч, сосед Пастуха, рассказал, как полчаса назад жену и дочку Сереги увезли в большой иностранной черной машине. Самого Пастуха он не видел уже несколько дней.

Муха понял, что это был тот самый джип, который он видел у поворота.

— Спасибо, дед. Серега появится, скажи ему, что Муха у него был.

Олег бегом доскакал до мотоцикла и рванул на шоссе. Полчаса — небольшой срок. Еще есть шанс догнать похитителей. Слава Богу, движок «ямахи» позволял запросто поспорить на дороге с любым «БМВ» или «мерсом», а тем более с тяжелым джипом. Оказавшись на шоссе, Муха врубил на полную и понесся, рискуя свернуть себе шею на родных российских ухабинах. Но он просто не думал об этом, как и о том, что случилось. Он просто хотел догнать. Догнать как можно быстрее, а там уж и подумать можно будет.

Через час впереди показался тот самый джип. Муха сбросил скорость и постарался удерживать безопасное расстояние. Его не должны были заметить. Но природе не прикажешь — что бы ты ни делал, а вечером солнце обязательно садится.

Темнеть начало, еще когда Муха был в Затопино, а теперь темнота сгустилась окончательно. Пришлось ехать на свой страх и риск с выключенной фарой. Около полуночи джип притормозил, и в салоне зажгли свет. Муха съехал на обочину, бросил мотоцикл и подобрался поближе. Он разглядел Ольгу с дочкой, трех головорезов с раскрытой картой и прикинул было уже, как ему действовать, но буквально через пару минут свет погас и джип тронулся дальше. Видимо, похитители изменили задачу. Муха запрыгнул на мотоцикл и опять помчался за ними. Очень скоро джип сменил направление, и еще несколько часов Олег мотался вместе с ним по проселкам, пока наконец джип не перебрался на какое-то новое шоссе.

На рассвете джип снова остановился. Но на этот раз не просто так: похитителей здесь ждали — на обочине стоял, порыкивая двигателем, огромный трейлер, загруженный огромным морским контейнером. Головорезы из джипа вывели Ольгу и Настю, но и теперь Муха не успел вмешаться. Они почти бегом пересадили пленных в контейнер трейлера, двери контейнера заперли, вернулись в свой джип, после чего обе машины отправились дальше вместе. Мухе оставалось только продолжать погоню, моля Бога, чтобы его не заметили — светало очень быстро, и теперь тьма ночи его уже не прикрывала.

Похитители передвигались не особенно быстро, но упорно и безостановочно.

Олег чуть было не потерял их, когда его «ямахе» потребовалась бензиновая подзарядка. Но Бог миловал его и от этого, и от того, чтобы быть замеченным.

Видимо, Он не совсем забыл грешного раба своего Олега Мухина, мыкающегося на хлипком, пусть и резвом мотоцикле неизвестно за кем. А может быть, помогли свечи, поставленные Пастухом во флорентийском соборе… Так или иначе, но ко второй половине дня похитители и их преследователь добрались до Ивангорода на эстонской границе. Здесь машины разделились. Джип свернул в сторону и тут же исчез из поля зрения, а трейлер шпарил дальше по шоссе. Муха понял, что заложниц собираются переправить через границу. Его охватила бессильная ярость: через эстонский таможенный пост ему явно не просочиться, а если попытаться проскочить в каком-нибудь глухом месте — потеряешь столько времени, что уже невозможно будет потом найти этот самый контейнер. Его или сгрузят с трейлера на каком-нибудь хуторе, или перевезут дальше в Швецию, Финляндию… Муха ничего не мог больше сделать. Ничего! Он остановил мотоцикл, слез и в бессильной ярости смотрел, как трейлер без задержек проходит таможенный контроль.

Проводив взглядом ускользнувший в Эстонию трейлер, Олег медленно покатил на переговорный пункт, чтобы связаться с Москвой. Надо зарядить ребятам всю информацию. Вместе они что-нибудь придумают. В конце концов, пора выяснить, что тут происходит, ведь он, Муха, до сих пор ни хрена не понимает… Но сделать это оказалось не так-то просто. После часа безрезультатных усилий дозвониться хоть до кого-нибудь он швырнул трубку таксофона на рычаг и вышел на улицу. Мало того, что он не понимал происходящего, так теперь ему приходилось еще и гадать, отчего это ни Артист, ни Боцман не отвечают! И делать черт знает сколько новых попыток дозвониться. Ожидание и неизвестность — самые отвратительные ощущения.

28
{"b":"27428","o":1}