ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замок дракона, или Суженый мой, ряженый
Дочь любимой женщины (сборник)
Инквизитор
Чуров и Чурбанов
Тайные виды на гору Фудзи
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Тобол. Мало избранных
Как в 47 выглядеть на 30. Невероятная история женщины без возраста
Имя розы
A
A

Жизнь складывалась удачно. Надо отдать должное молодому Крымову: юношеский задор и тяга к приключениям безболезненно сочетались у него с изрядным прилежанием.

Раз поставив себе цель достичь в жизни всего, чтобы заполучить свое право на выбор, он прекрасно понимал, что для этого придется постараться. Очень постараться. И Крымов старался. Он всегда делал больше, чем требовалось по программе, потому что с самого начала не сомневался, что лишних знаний в его жизни не будет. В конце концов это приучило его никогда не ограничиваться одной точкой зрения, одним решением в любом вопросе и научило видеть любую ситуацию «в объеме», со всех сторон. Даже китайский язык дался ему намного легче, чем однокурсникам, ибо как никакой другой требовал аккуратности и терпения. Причем китайский язык он одолел сразу после английского и непосредственно перед французским.

Время шло. Семестр летел за семестром, и, чем ближе был момент выпуска, тем острее перед Андреем Крымовым вставал вопрос дальнейшей карьеры. Его сокурсники попали в институт тоже не с улицы, если не считать традиционного и очень небольшого процента «пролетариев» и «нацкадров», поэтому борьба за теплые места принимала все более открытый характер. Каждый будущий дипломник пускал в ход все имеющиеся в его семье связи. В курилках то и дело произносились, как бы невзначай, имена высокопоставленных пап, дядь и просто друзей семьи. От знаменитых, а зачастую и просто легендарных имен могла закружиться голова.

Андрей Крымов не участвовал в этом хоре. Строгому Крымову-старшему не составило бы, конечно, труда найти место сыну, но только в Казахстане. Так что воспользоваться его благосклонной помощью будущий разведчик не мог. А точнее, не хотел. Сама мысль вернуться назад, на целину, вызывала у Андрея стойкое отвращение. Нет! Он готовил себя для другой жизни.

Его юность пришлась на короткий период «оттепели», когда мощный идеологический прессинг немного ослаб. Вместе с модным рок-н-роллом и стильной одеждой, вместе с книгами запрещенных и оттого еще более привлекательных писателей, он избавился от прививки коллективного сознания, которое, как известно, выше собственнических интересов. Излечился и усвоил раз и навсегда, что самая величайшая ценность на этом свете — личность человека. А личность всегда в одиночестве и в меньшинстве, и рассчитывать личность может только на собственные силы, и больше ни на кого. Все остальное — только средства для достижения цели.

Поскольку цель у Крымова была уже давно, оставалось найти средства, причем опираясь на свои собственные силы.

Это была первая стратегическая операция Андрея Крымова. Называлась операция «брак по расчету». Идея, конечно, была до неприличия банальной и простой. Но осуществил он ее безукоризненно, не ошибившись ни в тактике, ни в выборе «объекта». Дальнейшая жизнь подтверждала это много раз… Среди шумных компаний, где он частенько проводил свое свободное время, было немало симпатичных и обеспеченных полезными родителями девушек, а уж выбирать большого труда не составляло. Красивый и модный парень, Андрей запросто производил на девушек впечатление. Мог при случае блеснуть стиляжным жаргоном, непринужденно бросив какую-нибудь фразу, вроде: «Ну что, мать, похиляли на Брод?», или Цитатой из Рождественского с Вознесенским, мог задушевно спеть что-нибудь из Галича или часами рассказывать о Китае, причем всегда именно то, что больше всего интересовало собеседника.

Но с девушками Андрей Крымов, будущий ас сложных многоходовых операций, не спешил. Он уже сейчас прекрасно понимал то, чем будет потом всегда руководствоваться: результат приносит плоды только в том случае, если не имеет побочных осложнений и если случайные вмешательства сведены к минимуму. В данной ситуации это означало, что он не собирался ради подходящего тестя воевать всю жизнь с нелюбимой женой или разводиться с ней через полгода. Надо было найти такую девушку, с которой у них возникла бы взаимная и обязательно искренняя привязанность, без излишней страсти, но исключающая интриги и измены. В общем, и рыбку съесть и личную жизнь обеспечить. Задача практически неосуществимая. Кто пробовал — знает. Поэтому Андрей Крымов и не спешил. Тем более что с каждым годом эта задача становилась все важнее. Обеспечить свое будущее надо было самому, потому что другой поддержки у него не было, а с его специализацией официальное будущее высвечивалось не самым радужным. С начала шестидесятых советская китаистика переживала свои худшие времена — уже перестали звучать песни о нерушимом советско-китайском братстве навек и это самое братство уже сменилось холодным миром, начинающим переходить в открытую неприязнь. Андрея совсем не прельщала «карьера» фронтового переводчика. Тем более что Америка — главный враг Советской страны — была далеко (да и можно ли всерьез не любить родину рок-н-ролла?), а миллиардный Китай находился под боком и добрых чувств не вызывал. Так что предстоящий выпуск не особенно вдохновлял Андрея Крымова. Но жизнь неожиданно сама открыла перед ним его дальнейший путь. Помог случай.

Началось все с глупой выходки развеселившихся студентов. Как-то, отмечая свой день рождения в ресторане «Пекин» (а где же еще!) с небольшой компанией друзей и выпив несколько больше, чем следовало, он потащил всех гулять по Москве. Когда компания оказалась на Софийской набережной, около Британского посольства, неожиданно возникла идея проверить бдительность милиционера в алюминиевой будке. Андрей и один его приятель из театрального института нацепили темные очки, подняли воротники своих пальто и несколько раз обменялись портфелями у ограды посольства, воровато озираясь по сторонам. Вся остальная компания помирала со смеху в ближайшем подъезде.

Неизвестно, насколько бдительным оказался милиционер и было ли у него чувство юмора, а вот сотрудники организации, что находится на Лубянской площади, оперативность проявили. Спустя полчаса оба шутника сидели в ближайшем отделении милиции в разных кабинетах и беседовали с вежливыми, но настойчивыми товарищами в одинаковых серых костюмах.

Андрей Крымов впервые в жизни не на шутку испугался. Когда он сидел на привинченном к полу табурете в ярком свете настольной лампы, направленном так, чтобы нельзя было разглядеть лицо оперативника, служба в Казахстане казалась ему манной небесной, мечтой, которая, кажется, уже не сбудется. Но спокойный чекист даже не собирался давить на ошалевшего парня да выяснять, на какую разведку тот работает. Нет, для начала он полчаса молча "курил, повергая Андрея этим молчанием в настоящий ужас, потом минут десять листал какую-то папку, которую ему неожиданно принес испуганный милиционер. Тоже молча. И только после этого нарушил свое убийственное молчание неожиданным вопросом:

— Ну что, Андрей Сергеевич, в шпионов поиграть захотелось? — Причем в вопросе не слышалось ни укора, ни угрозы.

Молодой Крымов удрученно кивнул.

— Такой уважаемый отец, готовит сыну место в республике, ждет, надеется… Что, в Казахстан ехать не хочется?

Андрей вздрогнул. Он еще ни с кем не делился своими мыслями и даже не собирался.

— Ладно, ладно, — успокоил его чекист, — я ж понимаю… В общем, учитывая любовь к шпионским играм, отличную учебу и уважаемых родителей, не желаешь ли ты, Андрей Сергеевич, продолжить работу в рядах передового отряда партии?..

Ну мог ли Андрей Крымов в сложившихся обстоятельствах отказаться? Конечно не мог, да и не хотел. Именно так, с глупой шутки, и началась настоящая карьера полковника Крымова.

А спустя полтора месяца удачно завершился и поиск невесты. Все вышло именно так, как Андрей хотел, его и самого это даже немного удивило. Он остановил свой выбор на тихой серьезной девушке по имени Вера. Не обладавшая яркой внешностью или темпераментом, она во время вечеринок в основном сидела в уголке, перебирая пластинки или листая иллюстрированные иностранные журналы, как будто веселящихся рядом ей было вполне достаточно, чтобы и самой чувствовать от вечеринки удовольствие. К Вере давно привыкли, и разбитные кавалеры не обращали на девушку особого внимания. И зря. Застенчивость и тихий нрав скрывали живой ум и мешали разглядеть ее очарование. При этом папа Веры занимал довольно интересную должность в финансовом отделе ЦК КПСС. Андрей понял, что не ошибся, и не без удовольствия и вдохновения завел с ней роман. Все чаще они тихо, по-английски, исчезали вдвоем с шумных вечеринок.

35
{"b":"27428","o":1}