ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из дерьма, — поправил Муха.

— Вот черт, — усмехнулся Артист, — а ведь в этом даже состава преступления нет. Хоть обделайся, а ни физического, ни юридического пострадавшего лица не найдешь. Тем более если мы особенно не наследим… — В конце концов, — глубокомысленно произнес Боцман, — когда еще доведется поиграть в ограбление века? А я всегда мечтал… Неожиданно стало совершенно ясно, что все согласны. Согласны несмотря на то, что предложение было исключительно рискованным, совсем не однозначным и абсолютно не продуманным. Пастух выпил свои пятьдесят граммов коньяка, которые до сих пор стояли на журнальном столике, и навсегда оставил сомнения, мучившие его самого.

— Значит, так, — сказал он. — У нас очень мало времени. Завтра вечером деньги будут в банке, в сейфе Гритько. Он нас об этом вчера любезно предупредил.

И к этому моменту мы должны быть полностью готовы. На размышления и подготовку у нас чуть больше суток.

— Фантастика! — то ли восхитился, то ли съязвил Боцман. — Такого даже в кино не бывает.

— Поздно, — не очень весело сказал Док. — Теперь будет. Я так думаю, что никому из нас не улыбается завалиться и провести ближайшие десять лет на нарах… — Некогда разговаривать, — прервал их Пастух. — Значит, так. Муха, Артист, вы на Новый Арбат в гости к Крымову. Излазайте там все, запомните каждую замочную скважину. Док, на тебе наше отступление. Прикинь, куда и из какого аэропорта лучше сваливать, закажи билеты на послезавтра… Когда Крымов собирался прийти к Гритько за деньгами?

— В восемь утра, — напомнил Артист.

— Отлично. Вот и ориентируйся, Док, на какое время лучше заказывать.

Боцман, ты со мной. Нам придется к вечеру успеть найти и приобрести все, что может понадобиться. Встречаемся здесь же… Все! Подняли задницы и понеслись… «Подняла задницы» команда быстро и четко. И дело было не в том, что они давно уже привыкли действовать быстро и четко. Просто все, что было раньше, называлось сбором информации и тянулось, как резина, медленно и с трудом. Они не знали, как подступиться к этой информации, они мучительно хотели действовать, но понимали, что еще рано. А теперь пришло время действовать. Они приняли решение.

Все вместе. И с этого мгновения уже не важно было, насколько трудным или сомнительным оказалось решение. Все сомнения и споры закончились, как только решение было принято. Теперь только действовать. Это их стихия. Они умеют действовать. С азартом и импровизациями, но исключительно четко.

К девяти вечера вся команда, кроме Артиста, который поехал в клуб за Александрой, снова собралась в гостиной. Пора было подытожить, что им удалось, и окончательно обсудить план «ограбления века». Теперь в их руках оказалось действительно все, что только можно было собрать за такое короткое время. Все, начиная с подробных показаний финдиректора Интрансбанка Гритько и заканчивая двумя огромными коробками из-под компьютеров «Санрайз», в которых Пастух и Боцман притащили необходимое снаряжение, вооружение и оснащение. Кстати говоря, они принципиально отказались от огнестрельного оружия, если не считать «берет-ту», добытую Мухой в Ивангороде, и ограничились только газовыми гранатами. Пастух настоял на этом. Он был убежден, что огнестрельное оружие в таком деле вообще бессмысленно, потому что перестрелка — это уже признак неудачи. В случае же удачи огнестрельное оружие не должно понадобиться, потому что все произойдет тихо и элегантно. Что же касается снаряжения и оснащения, то в этом деле не обошлось без помощи все того же Губермана. Теперь они были просто завалены радиоаппаратурой на любой случай.

Кроме того, у них теперь в некотором роде даже не было пути назад — Док благополучно взял для них авиабилеты в Турцию. Он логично вычислил, что это самый удобный маршрут, потому что и визы не нужны, и Средиземное море под рукой, в котором как раз и плавает где-то научно-исследовательское судно «Марианна», которое им нужно… Вечерний сбор мгновенно перерос в спор. Спор был долгим и жарким. У всех оказалась в наличии масса идей и соображений, словно ограбление банка было именно тем занятием, которого они так долго ждали. В результате, когда были разложены все имеющиеся у них факты и отброшены все явно неосуществимые предложения, начал складываться более-менее четкий план.

Итак, всю сумму должны были привезти из хранилища Интрансбанка в офис на Новом Арбате под усиленной охраной милиции в инкассаторском броневике вечером двадцать первого июля. Поскольку офис располагался на семнадцатом этаже высотного здания, то деньги должны были поднять туда, естественно, на лифте. Там уже сам Гритько собственноручно должен был, как всегда, запереть всю сумму в специальный сейф и оставить до утра под усиленной охраной службы безопасности банка. В девять часов утра в офис к Гритько должен был прийти Крымов со своими людьми, принять деньги и произвести обратную операцию — спустить их на лифте вниз, погрузить в инкассаторский броневик и под усиленной охраной милиции отправить в другой банк. Так, по словам Гритько, было всегда. Если же в этот раз Крымов решит прихватить деньги с собой, то такой поворот событий едва ли что-то изменит в технике процесса. Крымов может запросто оплатить перевозку денег в инкассаторской машине, например, до аэропорта или вообще обратно в хранилище Интрансбанка, только зачислить их уже на другой счет, специально подготовленный для переброски в Голландию. Официально деньгами манипулирует Интрансбанк, так что сам Крымов даже не просвечивается. Одним словом, утром деньги тоже будут под усиленной охраной.

Грабители-дебютанты сразу поняли, что единственное слабое место в этой схеме, а стало быть, единственная возможность экспроприировать деньги без шума, без жертв и вообще безболезненно, — это лифт. В течение короткого вертикального пути внутри здания полмиллиона долларов остаются под охраной всего двух-трех человек, которые молча стоят на одном месте без всяких бронированных стен и автоматчиков. Тем более утром, после ночи, когда можно будет спокойно подготовиться. Работа, конечно, ювелирная. Но другого варианта все равно не было.

Когда до квартиры Марата добрались Артист и Александра, вполне благополучно исчезнувшие из клуба, команда уже целый час спорила о главном вопросе — как вместе с деньгами выбраться из здания без задержек, осложнений и тем более потерь. Задача казалась совершенно нереальной. Пока. Впрочем, это неудивительно.

Задача была с самого начала самой сложной и самой важной. Как напоминают друг другу дети, когда лезут в щель какого-нибудь забора; «Голова пролезет — все пролезет», так и здесь: сможем уйти — сможем все остальное. А потому все спорили просто до хрипоты. На появление Артиста и Александры отвлеклись вполуха. Артист сразу включился в обсуждение, а Сашку упросили замастырить что-нибудь перекусить. Девушка ушла на кухню, произвела ревизию холодильника и состряпала целую гору сандвичей и горячих бутербродов. Вскипятив чай, она взгромоздила все это на хлипкий столик с колесиками и привезла в гостиную.

— Что бы мы без тебя делали! — сказал Боцман. И вся команда голодных грабителей набросилась на импровизированный ужин. За окном вечерело, набежали тучи, обещая в ближайшие дни непогоду, похолодало, но на это никто не обращал никакого внимания.

— Кстати, — вдруг сообразил Артист, — а мы без Сашки завтра не обойдемся.

Нам деловая привлекательная дама позарез будет нужна. А то проблемы начнутся с самого начала, уже когда мы припремся ко входу с этими коробками.

— Там на входе охрана? — спросила Александра.

— Конечно.

— Ну, это не сложно. Надо просто позвонить им, назвать какую-нибудь реальную фирму и предупредить, что к ним будут люди с коробками. Вносить — это не выносить. Никто придираться не будет.

— Мне кажется, — сказал Муха, — что ее вполне можно зачислять в команду.

— Отвлекаемся, — напомнил Док.

— Что значит отвлекаемся? — не согласился Муха. — Я же говорю, что мы с Артистом присмотрели там чудесный конференц-зал. Выходы на крышу оттуда есть. Я предлагаю этот вариант.

52
{"b":"27428","o":1}