ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Смертельно уставший Глоттер отхлебнул ледяной «колы», уже опротивевшей ему за эти дни. Он не позволял себе расслабиться ни на секунду. Здесь, во Флоренции, был его единственный шанс перехватить кассету. С предстоящей операцией он связывал громадные планы, справедливо считая ее успешное завершение поворотным пунктом в своей карьере. Такие операции служили трамплином наверх, и Джозеф не собирался упускать эту возможность.

— …Внимание Первому! На стоянке появился черный «пежо». За рулем профессор Вандерленд, один из участников симпозиума.

— Есть ! — Глоттер в возбуждении хлопнул ладонью по столику, за которым сидел. — Внимание всем! Ковбоя выводим из игры. Незачем с ним потом возиться и портить отношения с русскими. Засветите слежку. Как профессионал, он должен отвалить. Профессора будем брать позже, без свидетелей… Открытое окно «пежо» послужило сигналом, и Пастух собрался было двинуться к автомобилю, как вдруг два туриста демонстративно направили на него свои фотоаппараты, третий достал радиостанцию и принялся что-то говорить, так же поглядывая в его сторону. И тут как пелена спала с глаз Пастуха. Мирная картинка туристического города преобразилась. Расслабленные до этого парни вдруг деловито поднялись с асфальта, и Сергей натренированным взглядом увидел какую-то скрытую слаженность в их движениях. Он вдруг ясно понял, что уже влип в очень неприятную историю, причем вне зависимости от того, поговорит он с этим человеком в машине или просто бросится наутек.

Внезапно Сергей почувствовал себя веселее. Противник обозначился, хотя и было не ясно, кто он. Если разведка, то чья — американцы, израильтяне, китайцы?

Если мафия, то какая — «коза ностра», «каморра», «солнцевские»?

Но так или иначе, Пастух вдруг почувствовал прилив сил, азарт, как перед боем. Некоторые достигали этого состояния, принимая наркотики или алкоголь.

Сергей, видно, был прирожденным бойцом и в допинге не нуждался. Внешне оставаясь все тем же расслабленным туристом, внутренне он был готов к любой неожиданности.

Голубков предупредил его, что любые неожиданности означают провал. Может, в профессиональном шпионаже оно и так. Но, по его, Пастуха, разумению, с появлением противника сражение только начиналось. Он еще поглядит, кто провалится.

Нельзя сказать, что Сергей принял четко обдуманное решение. Оказавшись в незнакомой ситуации шпионской игры и не зная многих ее правил, он просто доверился своему почти что звериному чутью. А чутье это подсказало, что действовать надо как можно быстрее. Сплюнув себе под ноги, Пастух решительно направился к «пежо».

Эти его действия вызвали скрытый переполох среди людей Глоттера.

— Сэр, он идет к профессору, — как-то растерянно сообщил по рации один из джентльменов. Только что получив приказ не трогать Ковбоя, он просто не знал, что делать.

— Как идет? — Похоже, майор тоже не ожидал такого поворота событий. Любой нормальный разведчик, увидев слежку, моментально постарался бы отвалить в сторону. — Вы засветились?

— Да, сэр. Разве что не представились. Этот тип либо слепой, либо дурак… Тем временем Пастух оказался около машины и нагнулся к окну.

— Сорок шесть два нуля.

— Добрый день, — заметно нервничая, ответил профессор. — Тридцать пять девяносто шесть.

— Давайте закончим с этими дурацкими шпионскими ритуалами, — буркнул в ответ Пастух. — К делу. Что вы должны мне передать?

— Вот пленка. — Профессор протянул обыкновенную кассету и нервно огляделся.

— Это передадите только тому, кто вас прислал. Только ему лично… — Я все понял, — перебил его Пастух. — У нас мало времени. Кто-то из нас двоих засветился. Здесь вокруг слежка. Постарайтесь уйти. Удачи… Профессор, побледнев, застыл за рулем автомобиля. На его лице моментально отобразилась вся гамма ужаса и растерянности. Пастух не стал дожидаться, пока до него дойдет смысл сказанного, и двинулся прочь.

— Первый, он взял кассету и двигается вдоль набережной.

Глоттер в трейлере на мгновение задумался. Теперь Ковбой у него в кармане.

Он отдал приказ:

— Африканец работает по плану «бета». Остальные берут Ковбоя… — Майор любил решительные действия.

Прямо перед Пастухом возник давешний джентльмен с фотоаппаратом на шее.

Сергей окончательно почувствовал себя в своей тарелке. Время паролей и переглядываний прошло. Значит, джентльмену в челюсть! Нечего ему здесь делать.

Под кулаком хрустнула скула, и с каким-то обиженным мычанием американец отлетел, словно был картонным. Вот так-то, господа шпионы, делается по-нашему! Не раздумывая, Сергей бросился к мотороллерам и оказался на месте в два прыжка. Он заметил, как неторопливые джентльмены тут же бросились ему наперерез, но решил, что стрелять в толпе они не будут. Подскочив к ближайшей двухколесной машине, Пастух рывком смахнул с нее изумленного владельца, собиравшегося было аккуратно отъехать. Извини, браток, спешу! Двигатель пронзительно взвыл, обдав выхлопными газами первого из запыхавшихся преследователей, и мотороллер рванул на максимальной скорости по набережной. Навстречу движению.

Противник явно не ожидал такой прыти от объекта внимания и по крайней мере в темпе, как говорят шахматисты, уже проигрывал. Набирая скорость среди толпы туристов и стараясь никого не задавить, Пастух бросил взгляд в зеркало заднего обзора и увидел, как на дорогу из какого-то переулка вырулил «мерседес» и устремился за ним… Ну, это вы зря! Кто же здесь на машинах катается!.. Сбросив скорость, Пастух свернул на боковую улочку и промчался несколько кварталов.

Ширина проезжей части здесь не превышала ширины коридора в коммунальной квартире, и джентльменам ничего не светило, даже если они поставят свой «мере» на два колеса.

Пастух тормознул и оглянулся. Убедившись, что ему удалось на некоторое время оторваться от погони, он слез с мотороллера, аккуратно поставил его в ряд нескольких десятков собратьев и смешался с толпой туристов. Жаль было расставаться с этим резвым аппаратом (надо бы в деревню такой купить!), но за угон можно было запросто нарваться на полицию.

Стремительно покинувший поле боя Пастух не видел происходившего на набережной буквально спустя несколько секунд. Профессор оказался действительно непрофессионалом, известие о провале повергло его в шок, отчего он промедлил с отъездом. Сергей еще только вскакивал на мотороллер, как к «пежо» уже подскочил здоровенный сенегалец с какими-то разноцветными тряпками в руках.

— Синьор не желает купить сувенир? Выгодная сделка… — произнес негр на плохом английском.

Профессор тупо посмотрел на предлагаемые тряпки. Последним, что он увидел в своей жизни, был черный ствол пистолета с глушителем. Хлопок — и неудачливый курьер русской разведки отправился вслед за направившим его советником по культуре… Почти час Сергей бродил по улочкам Флоренции, заглядывая в витрины многочисленных лавочек и магазинчиков. Бродил, проверял, все ли спокойно, и напряженно соображал. Осложнений быть не должно! Любое осложнение — это провал!

Стало быть, уже провалились. Интересно, а знал ли Голубков, что осложнения непременно будут? Ладно, об этом потом, во всяком случае инструкции он на этот счет дал исчерпывающие: любым способом вернуться. Хорошенькое дело — где Москва или хотя бы какой-нибудь Брест, а где Италия! Между ними несколько границ… На витрине одного из магазинов, где была выставлена радиотехника. Пастух неожиданно увидел свое лицо на экране телевизора. Фотография в программе новостей демонстрировалась свежая, сделанная уже здесь, во Флоренции, — значит, парень с «кодаком», который схлопотал по роже, зря времени не терял. Точно!

Пастух вспомнил, что заметил его еще у собора. Эх, кабы знать, сразу бы направление к патологоанатому выписал!

Вслед за лицом мелькнули кадры с «пежо» на стоянке, потом труп профессора в реанимационном автомобиле и снова фото Пастуха. Диктор лопотал по-итальянски, но ошибиться было невозможно, и Сергей понял, что дела его плохи: на него повесили убийство. Значит, теперь объявят в розыск, перекроют дороги, и в аэропорт просто так уже не припрешься. В отель тоже возвращаться нельзя — жди джентльменов в засаде. Приходилось срочно принимать какое-то решение и как можно быстрее убираться из этого города. План выстроился в голове за несколько минут, и с этого момента Пастух перестал бесцельно бродить по городу. Теперь он действовал четко и быстро: купил все необходимое, начиная с фонаря и заканчивая простыми, без диоптрий, очками, сменил одежду, чтобы быть окончательно не похожим на свою фотографию, показанную по телевизору. После чего на городском автобусе добрался до окраины города и исчез из Флоренции.

6
{"b":"27428","o":1}